Прямой эфир

Выкл.
Вкл.
00:00
00:00
Гости эфира Армия Авто Про деньги Общество Культура История

"Когда не хватает джаза" Музыкальные

Новости программы

Суббота, 15 марта

Саксофон, контрабас и тромбон

В первой части программы Алексея Колосова"Когда не хватает джаза" прозвучит альбом "Song book. Volume II" классика джазового саксофона 20 века Бенни Картера (Benny Carter), записанный с известными вокалистами, в частности Джо Уильямсом (Joe Williams) и Кенни Рэнкином (Kenny Rankin). Далее - рассказ о творчестве выдающегося американского контрабасиста Чарли Хейдена (Charley Haden). В завершение передачи слушатели познакомятся с альбомом "Creole Love call", записанным звездами современного джаза - шведским тромбонистом Нилсом Ландгреном (Nils Landgren) и американским клавишником Джо Сэмплом (Joe Sample).

Суббота, 22 февраля

В джазе только знаменитости

В программе Алексея Колосова "Когда не хватает джаза" представлены альбомы знаменитых музыкантов, расширяющих наше представление о джазе и современной музыке вообще: басиста Стэнли Кларка (Stanley Clarke), скрипача Жана-Люка Понти (Jean-Luc Ponty), гитариста Ли Ритенаура (Lee Ritenour).

Суббота, 15 февраля

Братья в джазе

В программе Алексея Колосова "Когда не хватает джаза" будет представлен самый популярный семейный музыкальный коллектив в истории джаза. Автор расскажет о самых знаменитых братьях-джазменах: барабанщике-новаторе Элвине Джонсе (Elvin Jones), трубаче, аранжировщике и композиторе Тэде Джонсе (Thad Jones) и пианисте Хэнке Джонсе (Hank Jones). 

Суббота, 08 февраля

Классика джазового искусства

В этом выпуске программы Алексея Колосова прозвучит музыка, давно уже ставшая классикой джазового искусства. Прежде всего, мы вспомним дуэтный альбом  звезд американского джаза 50-х годов - бенд-лидера и вокалиста Вуди Германа (Woody Herman) и пианиста Эрролла Гарнера (Erroll Garner). Далее - жизнь и творчество прославленного тенор-саксофониста Декстера Гордона (Dexter Gordon). Европейский джаз будет представлен совместным альбомом  наиболее авторитетных французских мастеров композитора и пианиста Клода Боллинга (Claude Bolling) и скрипача Стефана Граппелли (Stephane Grappelli).

Суббота, 01 февраля

Труба, вокал и латино-джаз

Настоящим открытием для многих слушателей программы Алексея Колосова "Когда не хватает джаза" станет знакомство с творчеством известного итальянского трубача Паоло Фрезу (Paolo Fresu). Далее в программе – одна из самых ярких и эклектичных певиц второй половины XX века Нина Симон (Nina Simone). В заключение слушателям предстоит путешествие по островам Карибского моря и Латинской Америке с помощью группы "Caribbean Jazz Project".

Суббота, 18 января

Летящая музыка Анатолия Герасимова

Программу "Когда не хватает джаза" ведёт Алексей Колосов.

Весной 2013 года в возрасте 67 лет из жизни ушёл один из самых ярких представителей российской джазовой сцены – саксофонист, флейтист, композитор, один из немногих музыкантов, кого я всегда считал чрезвычайно креативной личностью в нашем российском джазе, Анатолий Герасимов.

Сегодня мы будем вспоминать этого замечательного мастера с моим гостем – известным джазовым критиком, обозревателем подразделения "Радио России", которое называется "Радио Культура", Дмитрием Уховым.

Что такое для тебя Толя Герасимов? Чем он в твоём понимании выделяется на фоне других своих товарищей по российскому джазовому цеху?

Дм. Ухов: У меня два ответа на этот вопрос. Первый. Анатолий Герасимов был моим личным другом с 1968 года, когда организовывалось городское музыкальное общество. Оно организовывалось только для того, чтобы нам иметь джаз-клуб, как тогда называли "джазовое кафе". В 1968 году его открыли, и вот там стал регулярно появляться Анатолий Герасимов.

До этого я знал его только как аранжировщика и участника оркестра Олега Лундстрема, и один раз я ездил в Тулу и слушал репетицию оркестра Анатолия Кролла, где Толя играл и писал аранжировки. И когда наш кафе-клуб под названием "Печора", поскольку так называлось это место на тогдашнем Калининском проспекте, теперь Новом Арбате, открылся и примерно уже год существовал достаточно безболезненно, одним из его резидентов, как бы сейчас сказали, был Анатолий Герасимов.

Могу рассказать очень много историй об этом. Ну, например, такая. Поскольку в какой-то американской газете было, что, вот, русские допустили джаз, а это время было временем "Союза" – "Аполлона", то есть, временем потепления отношений, лето 1969 года, всё время ходили в наше джазовое кафе "Печора" какие-то американские туристические группы. И один раз, смотрю, идёт целая группа молодых американских девушек, и все они держат сувенирные флейты.

Это к чему?

Дм. Ухов: Они поднимаются по лестнице, а из кафе выходит Анатолий Герасимов. Он жестом просит флейту у одной из девушек, берёт и начинает на ней играть. Причём играет совершенно профессионально какое-то соло, не блюзовое, скорее, русское народное. С моей точки зрения, эти инструменты – вообще дрова, которые не предназначались для того, чтобы на них играть. Сам можешь себе представить, какой может быть балалайка из сувенирного отдела большого отеля. Ну, а Анатолий Герасимов прекрасно сыграл и на такой сувенирной флейте. Правда, потом сказал, что она пересохла и было трудно.

Да, он блестяще играл на всех, я бы сказал, дополнительных духовых инструментах, потому что основными его инструментами, конечно, были саксофоны.

Сейчас, наконец, начнём слушать музыку Анатолия Герасимова, его игру и вспомним его альбом под названием "Yes", который вышел в 1997 году в Москве. Здесь Анатолий играет со своим московским квартетом, который у него появился в середине 90-х годов. Сам А. Герасимов – на саксофонах и флейте, Евгений Ревнюк – на бас-гитаре, Юрий Погиба – на фортепиано и клавишных инструментах и Дмитрий Севастьянов – на барабанах.

1. Звучит композиция Анатолия Герасимова под названием "Aurora (to Anna X)" ("Аврора") из альбома 1997 года "Yes".

Как известно, Анатолий Герасимов стал одним из первых джазовых российских эмигрантов, карьера которого на родине джаза, в США, сложилась весьма успешно. Но этому предшествовала очень интересная предыстория. Ведь, как я понимаю, он принял всё-таки окончательное решение перебраться в Штаты после того, как здесь, в Москве, познакомился с музыкантами оркестра Дюка Эллингтона ("Duke" Ellington) в 1971 году. Расскажи, пожалуйста, как это было.

Дм. Ухов: Концерты оркестра Дюка Эллингтона прошли тогда по всему Советскому Союзу. Причём в Москве планировались только два или три концерта в Театре эстрады. Но уже по ходу дела Госконцерт понял, что на Дюке Эллингтоне можно заработать. И в рабочие дни (в среду и четверг) устроили во Дворце спорта два дневных концерта в 12 часов дня. Можешь себе представить, в рабочий день, в 12 часов дня, во Дворце спорта?

Просто неслыханно.

Дм. Ухов: В результате все, кто не попал в Театр эстрады, попали на эти два концерта во Дворце спорта. Естественно, все мы тянулись к оркестру Дюка Эллингтона. Было одно официальное мероприятие в Доме дружбе, сейчас это самое начало Нового Арбата, справа. И там особой дружбы не получилось.

Надо сказать, что Толя был из музыкальной семьи. Его старший брат – барабанщик, а сестра Людмила Герасимова была довольно известная музыкальная журналистка.

А сам он учился по классу кларнета. И потом ведь саксофон он освоил самостоятельно?

Дм. Ухов: Абсолютно самостоятельно. Из училища он ушёл, не стал продолжать обучение. Сразу стал писать аранжировки.

Я хотел, чтобы ты продолжил этот удивительно интересный рассказ о том, как Толя Герасимов общался с музыкантами оркестра Дюка Эллингтона, после того, как мы послушаем ещё одну композицию Анатолия из его альбома "Yes". Дело в том, что он играл в самых разных стилях, и на сей раз это будет композиция в стиле реггей. Автор очень любил эту пьесу, он записывал её на разных своих альбомах. Называется она "Не в огне гореть". Здесь к его квартету ещё присоединяются два приглашённых музыканта – гитарист Валерий Белинов и перкуссионист Юрий Генбачёв.

2. Звучит композиция Анатолия Герасимова под названием "To Burn But Not On Fire" ("Не в огне гореть") из альбома 1997 года "Yes".

Итак, как происходило общение нашего главного сегодняшнего героя Анатолия с музыкантами оркестра Дюка Эллингтона в 1971 году в Москве?

Дм. Ухов: Надо сказать, что общение практически никак не происходило. Людмила Герасимова успела передать оркестру Дюка Эллингтона несколько аранжировок, несколько партитур Анатолия. Были какие-то ещё закулисные, в буквальном смысле слова, встречи, где они там обменивались какой-то информацией. По-моему, единственным, с кем нашёл общий язык Анатолий Герасимов, был его коллега Пол Гонзалвес (Paul Gonsalves), человек очень своеобразного характера, страдающий очень известной джазовой болезнью (он был любитель выпить, по-русски говоря). И, по-моему, он трезвым никогда не ходил, и один раз даже мне показалось, что Анатолий слегка как бы встал на защиту Пола Гонзалвеса от Дюка Эллингтона, который готов был уже тому высказать всё, что о нём думает. Так происходило общение.

Дело в том, что Дюка Эллингтона возили отдельно на легковом автомобиле. По-моему, это была "Чайка" или "Волга", уже не помню, а оркестр перемещался на автобусе. Оркестр и его руководитель всё время были разъединены в дороге и встречались уже только в концертном зале или во Дворце спорта. Поэтому особого общения так и не получалось. Но зато было ясно, а мы стояли и видели, как выходили из автобуса музыканты оркестра Д. Эллингтона, что все они приветствуют Анатолия Герасимова. Им уже было известно, что он что-то умеет.

Это уже говорило о многом, коль скоро судьбы оркестра Дюка Эллингтона и Анатолия Герасимова пересеклись. Как пишут во всех автобиографических статьях, посвящённых А. Герасимову, музыканты этого оркестра после того, как он перебрался в Штаты, помогали ему найти работу, найти себе применение. Давай сейчас послушаем этот великий оркестр и вспомним знаменитую "Новоорлеанскую сюиту" Дюка Эллингтона, альбом, записанный в 1970 году, и послушаем одну из частей этой сюиты, которая называется "Second Line" ("Вторая линия").

3. В исполнении американского джазового оркестра Дюка Эллингтона звучит часть "Новоорлеанской сюиты" под названием "Second Line" из альбома 1970 года "New Orleans Suite".

Кстати, что такое ''second line'' в связи с жизнью в Новом Орлеане? Ведь это одна из особенностей именно новоорлеанской жизни, не так ли?

Дм. Ухов: Совершенно верно. Причём сейчас это сохраняется в Новом Орлеане, скорее, для туристов, чем существует в жизни. Но, тем не менее, традиция живёт. Я, правда, должен ещё сказать, что здесь на кларнете играл Расселл Прокоп (Russell Procope), Бути Вуд (Booty Wood) и Джулиан Пристер (Julian Priester) вели такой диалог на тромбонах. Это важно, потому что это те же музыканты, которые были в Москве.

"Second line" ("вторая линия") – это те, кто идут за оркестром, рядом с оркестром. Скажем, великий Луи Армстронг (Louis Armstrong) носил футляр от инструмента другого великого трубача Джо Кинга Оливера (Joe "King" Oliver). И Луи Армстронг считался "второй линией".

Есть знаменитый новоорлеанский обряд, который идёт из Африки. Это афроамериканский обряд. Когда по дороге на кладбище играют траурную музыку, а по дороге с кладбища – более-менее весёлую. Так вот, "вторая линия" – это те, кому не терпится начать танцевать. Они уже по дороге на кладбище начинают всячески подпевать, двигаться, но сдерживают себя и т.д. Как правило, в первых рядах этой "второй линии" идут музыканты, которые не попали в основной оркестр.

А сейчас мы будем слушать композицию в исполнении оркестра Тэда Джонса и Мела Льюиса (The Thad Jones/Mel Lewis Jazz Orchestra). Что говорить, это один из самых замечательных американских биг-бендов 70-х годов. И с судьбой этих музыкантов также пересеклась судьба Анатолия Герасимова в 70-е годы. Прежде всего, их контакты начались с приезда этого бенда в Москву на гастроли.

Дм. Ухов: Да, это был 1972 год, лето. Вот тут как раз нам удалось устроить общение по полной программе. Мы сняли кафе "Времена года" в Парке культуры имени Горького, и днём перед концертом музыканты и сами мы показывали, на что способны, и музицировали все вместе.

Должен сказать, что оркестр Тэда Джонса и Мела Льюиса – это так называемый "понедельничный оркестр" ("monday orchestra").

Это требует расшифровки.

Дм. Ухов: Дело в том, что во всех ресторанах всего мира понедельник – выходной день. Значит, у музыкантов тоже выходной день. Так вот, все, кто отдыхает в этот день, приходят в какой-то клуб и там занимаются тем, чем хотят, а именно: джазом. Потом оркестр даже был переименован, когда Тэд Джонс уехал в Скандинавию руководить джаз-оркестром Датского радио, по названию этого самого клуба – The Vanguard Jazz Orchestra. Это знаменитый клуб Village Vanguard. Там часто устраивались… The Vanguard Jazz Orchestra не только показывал, что умеет, репетировал и т.д. И вот там Анатолий Герасимов себя проявил в полной мере. Его оркестровки игрались. И я должен сказать, что ведь вышла даже пластинка оркестра Дюка Эллингтона с аранжировками и соло Анатолия Герасимова. Как-то об этом забывают.

Да, забывают. А на самом деле это ведь огромное достижение, если иметь в виду, что речь идёт о российском музыканте.

Дм. Ухов: Это первый российский и, наверное, советский музыкант, который вошёл в историю джаза таким образом. Он записался с Дюком Эллингтоном. К сожалению, Дюк Эллингтон умер до выхода диска, и формально считается, что это диск, как сейчас есть оркестр имени Олега Лундстрема, так он не оркестра Дюка Эллингтона, а оркестра имени Дюка Эллингтона (The Duke Ellington Orchestra) под управлением Пола Мерсера Эллингтона (Paul Mercer Ellington). Называется этот альбом "Continuum", и, кстати говоря, он гораздо лучше, чем о нём могут подумать те, кто считает, что в конце жизни Дюк Эллингтон уже не способен был держать оркестр в руках.

Надеюсь, что когда-нибудь мы послушаем этот альбом в программе "Когда не хватает джаза", а сейчас всё-таки послушаем композицию в исполнении оркестра Тэда Джонса и Мела Льюиса. Это альбом 1974 года под названием "Potpourri". Прозвучит пьеса Тэда Джонса "All My Yesterdays" ("Все мои вчерашние дни").

4. В исполнении американского джазового оркестра Тэда Джонса и Мела Льюиса звучит пьеса "All My Yesterdays" (Thad Jones) из альбома 1974 года "Potpourri".

Хотелось более подробно остановиться на зарубежном периоде жизни Анатолия Герасимова, потому что он оказался очень насыщенным, интересным. Достаточно сказать, что Анатолий выступал с такими выдающимися джазменами, как трубач Чет Бейкер (Chet Baker), бас-гитарист Жако Пасториус (Jaco Pastorius), гитарист Джон Скофилд (John Scofield) и т.д. Затем он перебрался, уже в 1983 году, в Париж. Там он играл этноджаз и фри джаз, но уже с другими партнёрами.

Дм. Ухов: Да, как раз с выдающимся трубачом и вокалистом Четом Бейкером Анатолий Герасимов больше встречался уже в Париже. Он лет восемь там прожил. Действительно, Анатолий встречался с большим количеством музыкантов того, что сейчас называют "мировой музыкой" (world music). Именно поэтому второй, а для многих первый его альбом, тот, с которого мы начали, "Yes", выдержан в стиле экзотической латиноамериканской и афроамериканской музыки. И я думаю, что, как ни странно, парижане, которые приходили в клубы, где играл Анатолий Герасимов, воспринимали его как часть этой афроамериканской культуры. Вот что самое забавное!

И ещё один момент. В Париже Анатолий Герасимов очень тесно сошёлся с той русской диаспорой, которая не порывала связей со своей исторической родиной. Важно подчеркнуть, что среди этой русской диаспоры был замечательный бард Алексей Хвостенко, автор слов песни "Над небом голубым есть город золотой", которые почему-то приписываются одному из её исполнителей Борису Гребенщикову. И через А. Хвостенко, вот как его звали, Анатолий вошёл, уже приехав сюда, в Россию, в круги этой самой нашей рок-музыки. Ведь очень много альбомов он записал в качестве сессионного музыканта, в том числе и с А. Хвостенко, и с группой "АукцЫон". Например, "Жилец вершин", который стал одним из самых хитовых альбомов группы "АукцЫон" и А. Хвостенко. У него много записей с разными рэперами и прочими.

Надо сказать, что А. Герасимов очень чётко чувствовал разницу между тем, что такое джаз и что такое вся остальная работа. Но он был очень гибким музыкантом, был замечательным партнёром и поэтому так прекрасно умел находить общий язык с представителями самых разных музыкальных жанров.

Сейчас я хочу вспомнить работу, которая в моём понимании стоит особняком. Это его дуэтный альбом "Two Days" с пианистом Антоном Букановым, где эти два музыканта играют, в сущности, спонтанные импровизации, но, на мой взгляд, очень выразительные. И музыка эта отличается настоящей глубиной и самобытностью.

5. Звучит пьеса "После всего, но перед тем, что есть сейчас" из дуэтного альбома саксофониста Алексея Герасимова (флейта) и пианиста Антона Буканова 2007 года "Two Days".

В финале программы я хотел, чтобы мы вспомнили альбом, где Анатолий Герасимов играет с очень интересной новосибирской группой, которая называлась "Сибирский джаз-проект" ("Siberian Jazz Project"). Лидером её был басист Пётр Ржаницын, увы, уже ушедший из жизни. Диск этот назывался "Far Away". Он вышел в 1997 году. В сущности, это был первый альбом, который Анатолий Герасимов записал, вернувшись в Россию после своего более чем 20-летнего пребывания на Западе.

Композиция, которую мы сейчас будем слушать, написана самим Анатолием Герасимовым, и называется она "Для Джона Леннона" ("For John Lennon"). Думаю, что это неслучайно. Это лишний раз подчеркивает широту его профессионального диапазона, широту его интересов. И я ещё раз хочу подчеркнуть, что это, на мой взгляд, личность, обладавшая очень большим созидательным потенциалом и раскрывавшаяся очень интересно в самых разных музыкальных жанрах и в самых разных джазовых стилях. Это качество, которым, увы, обладают очень немногие музыканты на российской джазовой сцене. Именно вот такая гибкость, изобретательность и широта профессиональных интересов.

Хочу назвать имена музыкантов ансамбля "Сибирский джаз-проект", с которыми здесь на флейте играет Анатолий Герасимов. Итак, басист Пётр Ржаницын, пианист и клавишник Денис Никитин, трубач Андрей Лобанов, барабанщик Владимир Кирпичёв.

6. В исполнении российского саксофониста и флейтиста Анатолия Герасимова и ансамбля басиста Петра Ржаницына "Сибирский джаз-проект" звучит композиция "Для Джона Леннона" из альбома 1997 года "Far Away".

Сегодня мы вспоминали российского замечательного музыканта и удивительно доброжелательного, совершенно лишённого зависти человека Анатолия Герасимова, который ушёл из жизни весной 2013 года, с моим гостем, известным джазовым критиком Дмитрием Уховым.

Дм. Ухов: Я был очень рад принять участие в передаче не только о музыканте, но и о человеке, которого лично знал и ценил.

Я тоже был очень хорошо знаком с Анатолием Герасимовым и очень высоко ценил его не только как музыканта, но и как человека. Нам очень будет его не хватать.

Суббота, 11 января

Гиганты джаза: штрихи к портретам

Первая часть программы Алексея Колосова "Когда не хватает джаза" посвящена творчеству американского тенор-саксофониста Скотта Хэмилтона (Scott Hamilton), ставшего мировой звездой в конце 70-х годов прошлого века, далее – штрихи к портрету выдающегося пианиста Арта Тэйтума (Art Tatum), затем прозвучит фрагмент знаменитого японского концерта певицы Сары Воан (Sarah Vaughan). Наконец, будут освещены особенности творчества и начало карьеры одного из гигантов джаза – саксофониста Джерри Маллигана (Gerry Mulligan).

Суббота, 04 января

Джаз: голос и клавиши

В первой части программы А. Колосова "Когда не хватает джаза" будет освещён начальный этап карьеры легендарной певицы Эллы Фитцжеральд (Ella Fitzgerald), далее – страницы творчества выдающегося пианиста-неоромантика Кита Джаррета (Keith Jarrett).

Суббота, 28 декабря

Лучшее из джазового мейнстрима

В программе А. Колосова "Когда не хватает джаза"  будет представлен джазовый мейнстрим в лучших своих проявлениях: вибрафонист Лайонел Хэмптон (Lionel Hampton), гитарист Джо Пасс (Joe Pass), тромбонист Эл Грей ( Al Grey).

Суббота, 14 декабря

Джаз в разном своём обличье

В программе Алексея Колосова "Когда не хватает джаза" свой взгляд на мейнстрим с примесью латино предложит слушателям знаменитая американская группа "L.A.4". Традиционный джаз будет представлен такими мастерами, как тромбонист Джек Тигарден (Jack Teagarden) и трубач Бобби Хаккетт (Bobby Hackett). Наконец, нас ждёт современный авторский джаз, такой же самобытный, как и всё, что делает пианист и композитор Маккой Тайнер (McCoy Tyner).

Показать еще