8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Школа Авто Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Готовим вкусно! Это интересно

«Персона грата»

Эпизод

05 июля 2007

"Персона грата": Валерий Абрамкин

"Не жди меня, мама, хорошего сына, твой сын не такой, как был вчера". Эта песня из тюремной лирики вызывает, как правило, снисходительную усмешку. То ли потому, что большинство ее слышало в замечательной комедии, то ли потому, что всей серьезности проблемы мы просто не понимаем. А ведь песня очень правдивая. Человек, попавший за решетку, действительно становится другим и вернуться к нормальной жизни зачастую не может. О том, как помочь вчерашним арестантам, Виталий Ушканов беседует с директором Центра содействия реформе уголовного правосудия Валерием Абрамкиным.

– В российских учреждениях уголовно-исполнительной системы на начало года содержалось 870 тысяч человек. Чего государство лишает этих людей, кроме свободы?

Абрамкин: Свобода – самое главное в жизни. Самого главного и лишают. Заключение – это как жизнь отрезать, особенно для молодого человека. И не только потому, что потом он не устроится нигде. Исследования показывают, что примерно через 3 года пребывания за решеткой взрослый мужчина уже не боится тюрьмы, он боится воли. У подростков и женщин критический срок в два раза меньше – год-полтора. Потом начинаются необратимые психические изменения: в тюрьму не страшно возвращаться.

– Министр внутренних дел Рашид Нургалиев признал, что работу после освобождения находят только 1 из 5 заключенных. Это соответствует вашим данным?

Абрамкин: В разных регионах ситуация разная. Нельзя сказать, что нашедших работу так мало.

– Кто должен помогать людям, вышедшим на свободу, адаптироваться к жизни?

Абрамкин: Во всех странах этим занимаются специальные службы. У нас такой службы нет, и помогает комиссия по делам несовершеннолетних.

– Как в России организовать систему, которая помогала бы реабилитироваться бывшим заключенным?

Абрамкин: Прежде всего не надо столько людей сажать. Каждый четвертый взрослый мужчина в России – бывший арестант. Он не кормилец, его надо кормить… Какой рынок мы можем построить с такими казарменными мужиками?

– Таков уклон нашего правосудия?

Абрамкин: Наше правосудие осталось советским карательным правосудием. Сохранились принципы избыточности, неразборчивости репрессий и сверхжестокости. Количество заключенных растет, сроки наказания назначают запредельные. Какой есть потолок, такой срок и назначают.

– Но сколько бы людей ни сидело, все равно они будут выходить на свободу и должны будут адаптироваться к жизни. Как организовать этот процесс?

Абрамкин: Мы 6 лет работаем по программе непрерывного социально-правового сопровождения несовершеннолетних правонарушителей. Это самая бедствующая группа. Им труднее всего устроиться на работу. Программа идет под эгидой президентского совета по правам человека. В некоторых регионах есть практические результаты. Чтобы помочь заключенному, его надо сопровождать непрерывно – с того момента, как он попал за решетку. И сопровождать должны местные власти. В следственных тюрьмах, которые находятся в ведении Федеральной службы исполнения наказаний, творятся безобразия. Люди оттуда прибывают в изолятор разутые, раздетые и без документов. Потом паспорт не получишь. Между тем легче всего паспорт получить, пока человек сидит в СИЗО. Кроме того, непрерывное социальное сопровождение означает работу с семьей.

– Как вы относитесь к предложению МВД ввести квоты на рабочие места для заключенных?

Абрамкин: Скептически. Надо обязательно прописать в законе механизм, который делал бы это выгодным для предпринимателя. Например, если организация берет на работу заключенного, снижается налоговая нагрузка. В противном случае кто будет брать заключенных на работу?

– Есть, наверное, еще и психологический барьер. И у работодателя, и на обывательском уровне. Иллюзия, что человек судимый уже испорчен, и в начале нашего разговора вы это косвенно подтвердили, что работать он толком не будет, как источник опасности он рядом не нужен. Именно поэтому будут от таких людей всячески отказываться.

Абрамкин: Думаю, так относятся к бывшим арестантам во всех странах. Кстати, судя по опросам, отношения к заключенным в обществе довольно милостивое: 65 процентов опрошенных считают улучшение условий содержания в тюрьмах важной государственной задачей. Но, скажем, в мегаполисах, где есть избыток рабочей силы, бывшие заключенные никому не нужны...

Досье
Абрамкин Валерий Федорович, директор Центра содействия реформе уголовного правосудия.
Родился в 1946 г. в Москве.
Окончил Московский химический политехникум и Московский химико-технологический институт.
Работал в НИИ, который занимался разработками для атомной промышленности.
В 1976 г. был вынужден сменить род занятий. Работал сторожем и лесорубом.
В 1979 г. был осужден за политические убеждения. 6 лет отбывал срок.
В начале 1990-х стал инициатором проекта "Облака" и одноименной программы на "Радио России" о заключенных.
В 1994–1998 гг. входил в президентский совет.
Член Совета при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека.
Автор множества книг и публикаций о пенитенциарной системе.
Женат, отец и дед.

"Персона грата": Валерий Абрамкин

23:52
Архив