8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Выкл.
Вкл.
00:00
00:00
Армия Авто Школа Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Это интересно

«Особое мнение»

Эпизод

14 октября 2014

"Революция зонтиков"

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

Сегодня мы будем говорить о ситуации в Гонконге. Более трёх недель там продолжается так называемая "революция зонтов". Какие силы стоят за этим? И к чему это может привести? Поговорим об этом с гостем в студии – заведующим отделением востоковедения Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" Алексеем Александровичем Масловым.

Что происходит в последние недели в Гонконге? Насколько это вообще серьёзно?

А. Маслов: Это было серьёзно, но не столь серьёзно, как многим бы хотелось. Ещё неделю или две недели назад всерьёз обсуждали, что сейчас всё это перекинется на Китай, начнётся настоящий переворот, всё это поползёт в ближайшую область – в Гуанчжоу, и пекинское правительство будет вынуждено ввести войска. Обратите внимание, было потрясающее ожидание того, когда же Китай всё-таки воспользуется своей регулярной армией и в Гонконге произойдут события, аналогичные событиям 1989 года на площади Тяньаньмэнь, чтобы опять весь мир обсуждал, что в Китае происходит.

Но ничего не произошло. Китайцы силами хорошо организованной гонконгской полиции наряду с использованием методов политического воздействия очень грамотно ситуацию купировали. Они уменьшили её в масштабах и, самое главное, достигли того, что сегодня и многие гонконгцы, и жители материкового Китая смотрят на тех, кто сидит на площади, как на фриков, как на людей, которые просто мешают нормальной жизни. Если посмотреть содержание китайских интернет-блогрв или просто поговорить с китайцами на улицах, все просто возмущены поведением молодых гонконгских ребят, которые не понимают, чего просят. Манифестанты не формулируют нормально свои требования, а, самое главное, не могут ответить на вопросы: для чего нужны прямые выборы, чего им действительно не хватает, где их зажимают?

А какие всё-таки цели они декларируют? Проведение прямых выборов? Что их не устраивает в нынешней системе выборов?

А. Маслов: Напомню предысторию ситуации. В 1987 году состоялись переговоры по поводу Гонконга между тогдашними лидерами КНР и Великобритании Дэн Сяопином и Маргарет Тэтчер. И было достигнуто соглашение (точнее, китайцы вынудили Великобританию подтвердить), что в 1997 году Гонконг возвращается под юрисдикцию КНР, что, собственно, и произошло.

А он был колонией Великобритании?

А. Маслов: Он был колонией Великобритании. Естественно, никаких выборов там в то время не проводилось, и руководителем Гонконга был генерал-губернатор, который назначался из Лондона. И Китай пообещал, что Гонконг сохранит абсолютно все свои свободы, права, все формы финансовой, банковской, административной деятельности. То есть, ухудшения ситуации не будет. Более того, когда некоторые "горячие" головы в руководстве КНР говорили, что в Гонконге надо вводить нормальные ка-эн-эровские традиции и способы управления, то как раз сначала Цзян Цзэминь, потом Ху Цзиньтао, а сейчас Си Цзиньпин говорили, что нет, раз было обещано, то мы будем это делать. А КНР обещала Гонконгу сохранение его статус-кво на 50 лет. Говорили, что это важно даже не для Гонконга, а это как бы послание Тайваню. Если последний однажды соберётся под юрисдикцию КНР, то же самое ему будет гарантировано.

Что такое сегодня Гонконг в сравнении с материковым Китаем?

А. Маслов: В Гонконге после того, как он перешёл под материковый Китай, сначала резко уменьшилось население, в том числе интеллектуальное: с 6,5 млн, которые жили при британском правлении, до ниже 6 млн. Сегодня там проживает более 7 миллионов человек. То есть, идёт прирост населения. Причём прирост идёт за счёт, прежде всего, представителей крупного бизнеса и финансовых аналитиков.

Кроме того, сегодня Гонконг стал одним из крупнейших образовательных узлов Азии. По своим успехам он идёт на 2-3 месте в Азии, сразу после Сингапура. И тот университет, студенты которого первыми вышли на гонконгские улицы, а в городе несколько десятков университетов, – это Гонконгский университет, который является одним из ведущих университетов Азии.

Многие считают, что Гонконг – это, прежде всего, Гонконгская биржа. Это правильно. Но Гонконг сегодня – это и огромное число технологических и аналитических центров, плюс очень большое число туристов. Если посмотреть на абсолютные цифры, то сегодня ВВП в Гонконге на душу населения составляет 39 тысяч долларов. Поэтому возмущаться живущим в Гонконге по поводу того, что где-то зажимаются их права, бессмысленно.

Но в чём была ещё проблема? В той декларации, которую объявил Китай при переходе Гонконга под юрисдикцию КНР, была фраза о всеобщих выборах в Гонконге. И, как оказалось, Китай и Гонконг по-разному трактуют её.

Всеобщие выборы для китайца – это, когда все участвуют в выборах. Но через систему представительства. А в Гонконге некоторые поняли эту фразу, что она касается прямых выборов президента или руководителя администрации Гонконга. КНР предложила схему, с одной стороны, довольно хитрую, а с другой стороны, в общем, точно такую же, какая присутствует на территории остальной части Китая. Создаётся комитет выборщиков, их в данном случае 1200 человек, которые выдвигают трёх кандидатов. За каждого из кандидатов должны проголосовать не менее 50 процентов населения. Это важно, чтобы кандидат действительно был представителем населения. И уже из этих трёх кандидатов выбирается руководитель Гонконга. Манифестанты в Гонконге обвиняют китайские власти в том, что все 1200 выборщиков являются представителями Пекина и они защищают интересы центральной власти.

Но, например, мне лично, а я разговаривал с некоторыми манифестантами, не удалось добиться ответа на очень простой вопрос: в какой сфере зажимаются сейчас их права? Кстати, данный вопрос часто задавался манифестантам. На территории Китая, как известно, прямых выборов тоже нигде нет. Нельзя выбрать мэра города Пекина, Шанхая или других. Например, город Чунцин, являющийся городом центрального подчинения, – это 30 млн человек. Там нет никаких прямых выборов. Гонконг – это 7 млн 200 тысяч человек. И там почему-то должны быть прямые выборы? Как может быть, чтобы на территории одной страны действовали абсолютно разные выборные системы?

Ну и самое главное. Я также не смог добиться ответа на вопрос, какие поражения в правах были у манифестантов за последние несколько лет? Что им запрещалось? Например, не давали издавать какие-то журналы или газеты? На самом деле никто не мог ничего назвать.

Весь парадокс ситуации заключается в том, что у большинства студентов, да и у преподавателей, которые их поддержали, есть очень симпатичная, но абсолютно абстрактная идея демократии. А вот в чём она заключается, мало кто может сейчас сформулировать.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы.
 

китаеведение/синология Гонконг Алексей Маслов ток-шоу интервью гость НИУ ВШЭ/Высшая школа экономики

"Революция зонтиков"

37:00
Архив