8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Авто Школа Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Это интересно

«Особое мнение»

Эпизод

19 февраля 2015

Инвестиции: всё начинается с желания

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

Недавно в Торгово-промышленной палате РФ прошёл Международный бизнес-конгресс "Безопасность и защита предпринимательства". В его рамках, в частности, рассматривался вопрос об инвестиционном климате в российских регионах.

Гость в студии – председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по предпринимательству в сфере экономики недвижимости Александр Александрович Каньшин.

Вначале несколько слов про конгресс. Это уже второй опыт проведения подобного конгресса?

А. Каньшин: Да, совершенно верно. Первый конгресс был проведён практически ровно год назад. Там была значительно более широкая тематика. И она была посвящена в целом безопасности бизнеса, общества и государства. Причём с некоторым упором в сторону оборонно-промышленного комплекса и в целом промышленного комплекса. Мы посмотрели огромное количество новинок и убедились, что немало интересных вещей и систем Россия действительно может производить. Что очень важно, мы поняли, что и обществу, и государству предприятиям по большинству новинок просто нужно помочь правильно выйти на рынок, правильно сориентироваться, чтобы всё-таки более интенсивно развивать своё производство и, в частности, ВПК как один из гарантов безопасности.

Многое ли изменилось за прошедший год.

А. Каньшин: Безусловно, да. Год был непростым. Он принёс немало и испытаний, и вызовов, среди которых, прежде всего, следует отметить замедление экономического роста ВВП России. Он то ли 0,5, то ли уже практически нулевой. И много говорится даже о рецессии.

Год также принёс и конфликты, причём мощные международные, и как результат этого международные санкции, которые тоже оказывают значительное влияние как на российскую экономику, так и на мировую в целом.

Конгресс международный, кто был его участниками?

А. Каньшин: В этом году конгресс проходил на очень хорошей площадке – при поддержке ТПП РФ. Конгресс проводила Ассоциация офицеров объединений запаса Вооружённых Cил "МЕГАПИР" совместно с двумя комитетами ТПП РФ: комитетом по предпринимательству в сфере экономики недвижимости, которым непосредственно доверено руководить мне, и комитетом по безопасности бизнеса и предпринимательства. В этот раз тематика была несколько более узкой и более профессиональной. Мы посмотрели в целом деятельность бизнеса, основные его проблемы, болевые точки в условиях снижающегося экономического роста, экономического замедления, санкций, в условиях многих вызовов, в тех условиях, когда мы всё-таки не слезли с пресловутой "нефтегазовой иглы".

Многие обратили внимание, что название конгресса "Безопасность и защита предпринимательства" звучит очень по-военному. Это от того, что офицеры запаса принимали участие в организации конгресса? Или мы уже действительно в какой-то степени переходим к так называемой "мобилизационной экономике"?

А. Каньшин: Дело не только в офицерах. Да, так получилось, что у истоков нашей ассоциации стояли молодые офицеры, которые волею судеб оказались выброшенными за борт и, наверное, никому не нужными, кроме своих семей, жён и детей. И со временем было принято решение хоть что-то делать, создавать экономические и хозяйствующие субъекты (сегодня они успешно уже свыше 20 лет работают). И при этом заботиться не только просто о выживании, а брать на себя целый ряд таких важнейших социальных функций, как поддержка здравоохранения, образования, спорта, пропаганда здорового образа жизни среди молодёжи, патриотическое воспитание молодёжи.

Но речь всё-таки о другом. Безусловно, слово "безопасность" несколько иногда смущает. Но почему именно безопасность? Мы доказываем и убедительно показываем на основе опыта проведения уже двух конгрессов, что безопасность – это широкое понятие, которое включает в себя и экономическую, и информационную, и финансовую, и экологическую безопасность, и безопасность в области стандартизации, а не только личную безопасность. По сути, эта тема в себе объединяет много аспектов, очень взаимосвязанных между собой.

Вы в своём выступлении на конгрессе сказали, что, по мнению целого ряда экспертов, к 2017 году существующая сырьевая модель экономического развития страны себя исчерпает и России потребуется масштабный экономический и инвестиционный манёвр, в рамках которого РФ пойдёт по пути развития реального сектора экономики, диверсификации и концентрации ресурсов на национальных приоритетах и национальном бизнесе. Во-первых, а успеем ли мы подготовиться к этому манёвру, до которого, судя по всему, осталось не так много времени, всего лишь пару лет? И, во-вторых, что будет, если мы не успеем к нему подготовиться?

А. Каньшин: Хочу добавить, что сама модель в какой-то степени уже себя исчерпала, если говорить о 100-процентном её применении и спокойном функционировании.

Она себя исчерпала лет 20 назад как минимум. Уже тогда стали говорить, что пора слезать с нефтегазовой иглы.

А. Каньшин: Приведём в пример ту же Канаду, где населения буквально 30 миллионов. Вот там такая модель, как кажется большинству авторитетов в экономике как науки, так и практики, работала бы, наверное, более спокойно, чем у нас. У нас всё-таки 150-миллионное население, которое должно чем-то заниматься, а не только добычей нефти и газа. Невозможно ведь всех трудоустроить.

Потом Россия всё-таки – это страна многонациональная, со множеством регионов, имеющими свою специфику. Поэтому, конечно, если говорить об этой модели, она, по сути, давным-давно себя исчерпала. Но сегодня просто вопрос становится ребром. Либо мы остаёмся поставщиком энергоносителей, либо за счёт более интенсивных и, мы надеемся, в будущем более умелых действий правительства, стране действительно предстоит превратиться, а другого выхода нет, в мировую фабрику по производству товаров и услуг, какой, например, стал Китай, просто проводящий более взвешенную политику.

Я бы сказал, что это серьёзный вызов – cоставить конкуренцию Китаю. Или Китай уйдёт дальше, а Россия будет догонять?

А. Каньшин: Ну, для начала нам надо не сильно уступить. Сегодня тот глобальный разворот, который происходит в сторону АТР и таких стран, как Сингапур, Южная Корея, а главное – Китай, безусловно, вызван в какой-то степени мотивированным поведением самих западных стран. Нас, в общем-то, толкают туда. Другой вопрос, а насколько мы готовы к этому развороту? Ведь тот же Китай – это страна торговцев с древней историей, умеющих торговаться и на деле доказавших эффективность своих моделей. Они буквально за каких-то 20-25 лет превратились в достаточно сильную индустриальную державу. Они не просто сегодня полмира снабжают продуктами, но в структуре их экспорта растёт доля высокотехнологичных товаров. Вот что настораживает и является, в том числе и для нас, стимулом, по крайней мере, не уступить. Плюс надо учитывать специфику Китая. Китай – это совсем другая специфика ведения дел, поведения, мышления, менталитета. Безусловно, Европа нам ближе, поэтому нам не стоит отказываться от европейского вектора. Но коль скоро мы говорим о восточном векторе, там тоже предстоит серьёзная и интенсивная подготовка умений бизнеса работать именно с китайцами.

Кстати, один из участников конгресса профессор А. Маслов достаточно ярко на убедительных примерах показал, как многие вектора сотрудничества не всегда сразу находят эффективные точки взаимодействия при стремлении китайских коллег сразу схватить контрольный пакет, наиболее преференциальные стороны в ущерб другой стороне. Поэтому здесь тоже необходимо готовиться. И, конечно, от того, насколько мы сейчас перевооружим отечественную промышленность, насколько мы сможем перейти от разговоров об импортозамещении к реальным делам и как можно быстрее, зависит успех России.

Мне кажется, что импортозамещение – это всегда работа вдогонку. То есть, мы всегда пытаемся закрыть проблему, догнать, сделать что-то, что уже сделано кем-то, чтобы просто заменить. Это, наверное, на сегодня единственно возможный путь, но всё-таки нужно думать не только об импортозамещении, но и о развитии собственных передовых технологий, которые мы могли бы предложить всему миру, предложить ему кроме нефти и газа ещё что-то.

Татьяна Фёдоровна из Санкт-Петербурга: Центральный банк России является самостоятельным, он не зависим ни от правительства, ни от президента. Каким образом страна может выйти из кризиса, если Центральный банк России покупает иностранную валюту за те деньги, которые ему регламентирует Федеральная резервная система США?

А. Каньшин: Прежде всего, относительно самостоятельности Центробанка. Всем известно, что всё-таки контрольный пакет акций этого учреждения принадлежит государству. Я не думаю, что он абсолютно самостоятельный в этих условиях и действует так, как ему заблагорассудится. Вполне возможно, что он тоже исполняет определённые директивы. Другой вариант, на что хотелось бы надеяться, что при не совсем правильных его действиях в настоящих условиях, Центробанк всё-таки обратит внимание на ту проблему, которая сегодня существует. Это, прежде всего, лихорадочная разбалансировка валютных курсов, которая наносит прямой ущерб экономике. Буду говорить прямо. Наша организация уже более 20 лет является участником рынка коммерческой недвижимости, прежде всего, функциональных торгово-деловых, торгово-офисных комплексов. Так вот, сегодня и бизнес, и торговые сети, и банки испытывают колоссальные затруднения. Я говорил со многими банкирами о политике Центробанка, многие из них только улыбаются пессимистически и уже кто-то где-то опустил руки. Потому что огромная часть заёмщиков имеют кредиты в валюте. И с учётом нынешней динамики курса рубля и доллара сегодня многие пассивы (задолженности) выросли в 1,5-2 раза. Можно себе только представить!

Многие кредиты стали просто невозвратными.

А. Каньшин: Действительно невозвратными. В том числе и благодаря политике Центробанка. Сложно сказать, чем они там руководствуются. Но 2015 год будет проходить под лозунгом банального выживания. Ни о каком развитии речи быть не может. С другой стороны, президентом поставлена задача увеличить ВВП буквально в 3-4 раза. Деловой климат также активно улучшать и переместиться по такому показателю как "doing business" ("лёгкость ведения бизнеса") и в целом по инвестиционному климату со 120-го места на 20-е. Вроде бы, по данным рейтингов, мы уже переместились на 60-е или 80-е место. Хотя, честно говоря, не так сегодня себя чувствует средний и малый бизнес (а это люди, народ), который во всех странах является основой основ экономики.

Вообще я сомневаюсь, что за такой короткий период Россия смогла переместиться на 60-е место. Об этом говорят, в целом, экономические показатели, настроения инвесторов, потому что все равно деньги идут туда, где им хорошо и спокойно. А у нас сейчас не спокойно.

Так, о каком инвестиционном климате в российских регионах сегодня тогда можно рассуждать? Есть ли этот инвестиционный климат? Вообще, есть ли инвестиции в регионы? Они существуют? Или это только благие пожелания и намерения?

А. Каньшин: Мы надеемся, что некоторые действия, по крайней мере, можно ещё скорректировать и Центробанк обратит на это внимание. В этом, в общем-то, суть и объединений предпринимателей, и всевозможных форумов и конгрессов, которые служат, прежде всего, для того, чтобы обратить внимание. С этой точки зрения, ТПП РФ является одной из эффективнейших площадок для того, чтобы постоянно совершенствовать диалог между бизнесом, обществом и государством.

Теперь об инвестициях. Почему была поднята данная тема? Наши макроэкономические показатели, мягко говоря, не блещут. Плюс здесь добавляются ещё неопределённость макроэкономической, международной, экономической, геополитической обстановки, и, конечно же, санкции, которые наносят существенный вред не только российской экономике, но и западной, прежде всего европейской. Нам удивительно наблюдать, как Европа послушно идёт в фарватере политики Вашингтона. Не понятно ещё пока почему. Может быть, ещё не так им плохо. Но это тоже всё временно.

Если обратить внимание на регионы, то основной посыл Второго Международного бизнес-конгресса, посвящённого защите предпринимательства, как раз заключался в том, чтобы посмотреть ситуацию. Ведь в России исторически в лидерах по привлечению иностранных инвестиций и по их росту находятся сырьевые регионы: Ненецкий, Немало-Ненецкий, Сахалинская область. Понятно, что там действуют крупные международные транснациональные корпорации, прежде всего, нефтегазовые. Понятно, что там и рост повыше. А как быть тем регионам, которые не обладают серьёзной сырьевой составляющей, природными ресурсами, как им действовать в этих условиях?

Нами получена очень интересная выжимка по итогам Конгресса. Сразу хочу сказать, что на основе выступлений специалистов, практиков и учёных подготовлен резолютивный документ, в котором содержатся просьбы и рекомендации к руководству и правительству, чтобы те какие-то моменты скорректировали.

У нас на инвестиционной секции присутствовали ТПП Калужской (они сделали крайне интересный и очень важный доклад), Ярославской, Брянской, Тульской, Вологодской, Волгоградской областей. И, как оказалось, несырьевые регионы тоже могут обеспечить себе весьма серьёзный прирост инвестиций.

В числе лидеров, сегодня 4-е место по привлечению прямых иностранных инвестиций, по данным Национального рейтингового агентства, занимает Калужская область. Сегодня эта область на слуху, это уже сложившийся бренд, сочетающий в себе целый ряд базовых стратегических преимуществ. Во-первых, близость к Москве, близость к основным магистралям. С точки зрения российских широт, здесь более-менее нормальный климат. И самое главное, конечно, это готовность региона работать с инвесторами. Как это ни банально звучит, всё начинается с желания. Инвесторы, которые приходят в Калужскую область, насколько известно, а у нас у самих там есть целый ряд активов, получают целый ряд преимуществ. Это и налоговые льготы, и отсрочка по оплате аренды земли и помещений. То есть, это прямая помощь. Кроме того, это прямая связь с руководством региона, мгновенная связь. Всё начинается с уважения и с желания, готовности руководства региона проводить последовательную политику, что как раз удалось сделать в Калужской области. Эта область – один из прекрасных примеров, как можно перенимать опыт. И что самое главное – специалисты, представляющие ТПП РФ, деловые круги регионов, которые приезжали, вовсю готовы делиться этим опытом, распространять его на другие регионы.

А есть те, кто готов этот опыт перенимать?

А. Каньшин: Конечно. Помимо Калужской области, следует упомянуть ещё Республику Татарстан.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы.
 

инвестиции регионы Александр Каньшин ток-шоу интервью гость Торгово-промышленная палата

Инвестиции: всё начинается с желания

22:48
Архив