8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Авто Школа Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Это интересно

«Особое мнение»

Эпизод

09 апреля 2015

Жильё для военных

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

Сегодня в гостях у программы – заместитель председателя Общественного совета при Министерстве обороны России, председатель совета Национальной ассоциации объединений офицеров запаса Вооружённых сил (МЕГАПИР), президент Международного консультативного комитета организаций офицеров запаса и резерва Александр Николаевич Каньшин.

Вы давно занимаетесь проблемой жилья для военнослужащих. Недавно стало известно, что военнослужащих, отказавшихся от предоставленного им жилья, будут увольнять из Вооружённых сил без их согласия. Что это означает? И кому принадлежит эта инициатива?

А. Каньшин: Сейчас в Государственной Думе находится законопроект по этому поводу. В первом чтении, насколько я знаю, он уже прошёл. Не так давно я встречался с замминистра обороны Русланом Цаликовым, который рассказал мне об этом законопроекте. А до этого я ещё встречался с директором департамента жилищного обеспечения Минобороны Сергеем Пироговым.

Так вот, суть проблемы в следующем. Согласно российскому законодательству, закону "О статусе военнослужащих" военнослужащий, имеющий право на жильё, не может быть уволен из Вооружённых сил по любым статьям без предоставления ему жилья. И когда руководство Минобороны последнего состава под руководством генерала армии С.К. Шойгу всерьёз занялось выполнением задачи, которую поставил президент, являющийся Верховным главнокомандующим, выяснилось, об этом было сказано на последней коллегии Минобороны в конце 2014 года, что Минобороны может эту проблему решить с помощью государства, с помощью налогоплательщиков. Можно построить всем офицерам жильё, можно выделить денежные субсидии, но не все они хотят этим воспользоваться.

Оказалось, что у нас есть десятки тысяч офицеров, которые находятся в распоряжении, которые, по существу, должны быть уже уволены. Они не ходят на службу месяцами, а порой и годами и получают зарплату порядка 50-60 тысяч рублей. Они не выполняют никаких функций, но находятся в списках части и ждут своей очереди на получение жилья. Но когда им предоставляют квартиру, оказывается, что это не то жильё, не в центре, не в том городе, окна не туда выходят, а им нужно, чтобы они выходили только на восток. То ещё что-нибудь. И получается тупиковая ситуация.

В год Минобороны тратит минимум 12 млрд рублей только на денежную компенсацию этим людям. А они никаких боевых задач в составе ВС не выполняют. Представляете, как они разлагающе действуют на нашу армию! В полку несколько сот офицеров, военнослужащих, рабочих и служащих. Все они занимаются делом. А человек числится в списках части, состоит за штатом в распоряжении, получает раз в месяц денежное довольствие (деньги), пользуется всеми льготами, лечится в госпитале, ездит отдыхать, но при этом никакой нагрузки не выполняет. И как, глядя на него, может себя чувствовать действующий военнослужащий. То есть, тут задача и экономическая, и морально-психологическая.

А нет каких-то ограничений, сколько раз человек может отказаться от предложенной квартиры?

А. Каньшин: В том и дело, что предыдущий закон не ограничивает число предложений. Согласно справке департамента жилищного обеспечения Минобороны от предложенных через командование квартир в 2014 год отказались более 20 тысяч офицеров. Но вообще-то таких офицеров не так много. Есть несколько сотен человек, которые по 20-30 раз отказывались от предлагавшихся им квартир. И ничего с этим не сделать. Относительно этой ситуации государство оказывается просто беззубым. У меня нет оснований обвинять этих людей в том, что они потеряли совесть, но, тем не менее, они используют своё право не брать жильё, которое им предоставляется.

Что предлагается в новом законопроекте? Как вся система будет работать?

А. Каньшин: Там много нюансов.

Как я понял, по новому законопроекту, если военнослужащий отказывается от той квартиры, которая ему предоставляется Министерством обороны, его Минобороны может уволить в запас. Он перестаёт быть военнослужащим. Теряет ли он в этом случае право на получение жилья?

А. Каньшин: Нет, он это право не теряет. Здесь принцип такой. Человек по истечению какого-то срока, увольняющийся по оргштатным мероприятиям, по возрасту, по здоровью, по каким-то иным причинам – в связи с сокращением части, должности, выслуживший определённое количество лет и приобретший право на получение жилья, остаётся в очереди. Но он может быть уволен с соответствующими пенсионными льготами, то есть становится военным пенсионером. При этом он остаётся в списках очередников и может получать квартиру. При этом он может отказываться от различных вариантов сколько угодно раз. Но согласитесь, 30 раз отказываться, это получается, что государство работает вхолостую, хотя сам департамент жилищного обеспечения Минобороны, и его структуры на местах проделывают колоссальную работу. Им приходится просто тратить время на то, чтобы приглашать человека, вести с ним беседу, а он отказывается. И таких людей тысячи, а это нанесение ущерба и боеспособности ВС.

Но ведь зачастую военнослужащему предоставляется жильё на большом удалении от места службы, более чем в 100 км от части. И военнослужащий должен каждый день это расстояние преодолевать, чтобы попасть на службу. Такие проблемы тоже были. И, естественно, что люди отказываются от таких вариантов. Не будет ли новый законопроект палкой о двух концах, когда офицерам будут предлагаться какие-то неприемлемые варианты и просто выбрасывать со службы?

А. Каньшин: Государство в лице Минобороны, соответствующие структуры которого занимаются жилищным обеспечением: распределяют жильё, строят жильё, берут его на баланс в соответствующих муниципалитетах или военных городках, проводит колоссальную работу. И, наверное, сказать, что обеспечить всех так, как им хочется, не всегда удаётся. Мы бы с вами тоже хотели получить жильё в Москве у Кремля, но это не всегда получается. Но здесь хочется сказать, что на 01.01.2012 года право на получение постоянного жилья имели более 80 тысяч человек. Сейчас эта очередь сократилась. Сегодня в очереди на получение постоянного жилья находятся только 35 тысяч человек. Конечно, это все равно большое количество. Но ведь очередь за последнее время сократилась в 2,4 раза. Причём, когда я получал жильё в Минобороне в 1991 году, то даже на Рублёвском шоссе трёхкомнатная квартира не была так обустроена, так сделана, как сейчас квартиры сдаются и предоставляются. Нам приходилось заново делать весь ремонт, стелить паркет, двери навешивать. Только оконные рамы были, да ещё такие, что… А сейчас офицер въезжает в новую квартиру, а у него там всё сделано.

Что касается инфраструктуры, да, есть эта проблема, наверное. Однако в последнее время благодаря усилиям министра обороны, его заместителя Руслана Цаликова, Оборонстроя, департамента жилищного обеспечения Минобороны очень многое сделано для того, чтобы офицерам предоставляли не только хорошее, уютное жильё, но и чтобы инфраструктура была. Поэтому да, есть эта проблема, то не в таких масштабах, чтобы можно было сказать, что офицеру ерунду какую-то предлагают.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы.
 

военные интервью Александр Каньшин жилье ток-шоу гость

Жильё для военных

22:53
Архив