8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Авто Школа Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Это интересно

«Особое мнение»

Эпизод

06 апреля 2015

О различных оттенках "серых" зарплат

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

Правительство собирается ужесточить борьбу с "серыми" зарплатами. Минтруд подготовил законопроект, который даст основание территориальным подразделениям внебюджетных страховых фондов проводить внеплановые проверки предприятий и организаций, если возникнут подозрения в уклонении бизнеса от соответствующих выплат. Однако эксперты считают, что вреда от этого будет больше, чем пользы.

Гость в студии – руководитель аудиторско-консалтинговой группы "АИП" Сергей Викторович Елин.

Ещё недавно, в декабре 2014 года, президент В. Путин, выступая с посланием к Федеральному собранию, сказал, что надо отказаться от самого принципа тотального и бесконечного контроля. И вот возникает инициатива Минтруда, которая как раз основания для этого самого контроля увеличивает. Что происходит?

С. Елин: Абсолютно согласен, что данный законопроект идёт вразрез с посланием президента. Более того, на мой взгляд, он ничего не даст, кроме того, как увеличит дополнительное давление на бизнес. Добавится ещё один орган, который сможет планово и, самое главное, внепланово проверять налогоплательщиков. Это никак не изменит кардинально ситуацию с "серыми" зарплатами, но в то же время усложнит работу бизнеса. В итоге не выиграет никто.

Был период, когда про "серые" зарплаты очень активно говорили, где-то в начале 90-х годов. Потом вроде бы перестали говорить, и люди стали работать в основном вбелую. Сейчас этот вопрос снова стал актуальным?

С. Елин: Я бы предложил посмотреть на вопрос "серых" зарплат немножко пошире. Если углубиться в данный вопрос, то можно заметить, что он достаточно многофакторный. Есть много составляющих в том, почему не платят предприниматели "белую" зарплату и почему граждане, которые получают "серую" зарплату, бездействуют и адекватно не реагируют на эти незаконные действия.

Если рассматривать ситуацию однобоко, может сложиться впечатление, что есть некие недобросовестные предприниматели-злодеи, которые всячески стараются не платить налоги, уходить от своих законных обязанностей, а государство как-то пытается их поймать, но у него это не очень получается сделать. На самом деле это достаточно однобокий взгляд.

Посмотрим на данную ситуацию глазами предпринимателя. Мне в силу моей профессии приходится общаться практически каждый день с этой категорией граждан и, прежде всего, с представителями малого бизнеса. На сегодняшний день статистика такова. Официально заявлено, что порядка 11 процентов работодателей выплачивают "серую" зарплату. Но если посмотреть на структуру этих уклонистов, то 90 процентов из них – это микробизнес и малый бизнес. И тут возникает вопрос, почему так? На мой взгляд, подоплёка здесь, прежде всего, экономическая. На сегодняшний день налоги с заработной платы по общему правилу у нас складываются из следующего. Это налог на доходы физического лица. Общая его ставка 13 процентов. Для нерезидентов, если работник – иностранец, то это 30 процентов. Плюс отчисления во внебюджетные фонды. Эта цифра составляет порядка 32 процентов. Она складывается из отчислений в Пенсионный фонд, в Фонд социального страхования, в Фонд медицинского страхования. В совокупности, общая цифра налогов составляет порядка 43 процентов.

Если мы, к примеру, возьмём малое предприятие, которое занято в сфере строительства или в сфере услуг и у которого основной удельный вес в расходах приходится на заработную плату, то фактически налоговая нагрузка на данное предприятие, если оно будет выдерживать полную налоговую нагрузку, составит порядка 40 процентов от выручки этого предприятия. Это относится к предприятию, у которого основная статья расходов – заработная плата рабочих. Сами посудите, порядка 45 процентов – это налоги и заработная плата, 20 процентов – налог на прибыль, 18 процентов – НДС. Плюс для того, чтобы получить дивиденды, ещё нужно заплатить 13 процентов учредителю для того, чтобы он мог деньги забрать себе.

По-моему, за 100 процентов мы уже ушли.

С. Елин: Нет. Налог на прибыль платится с суммы за минусом НДС, отчисления во внебюджетные фонды уменьшают налог на прибыль. Сложная система. И в результате получаем, что порядка 40 процентов от выручки предприятие должно заплатить.

Но есть достаточно жёсткие условия рынка. На сегодняшний день средняя маржинальность малого предприятия составляет, наверное, порядка 30-40 процентов. В некоторых случаях и меньше – порядка 25 процентов в условиях спада покупательской активности. И как следствие на сегодняшний день некоторые малые предприятия, не все, но большой процент малых и микропредприятий, в случае увеличения налоговой нагрузки на них будут вынуждены просто уйти с рынка, потому что окажутся перед выбором из двух вариантов. Либо закрыться, либо работать полностью вбелую.

Я уверен, что 99 процентов малых предприятий, если им задать вопрос, хотят ли они быть потенциальными уклонистами и попадать потенциально под уголовную или административную ответственность, хотели бы "заплатить налоги и спать спокойно". Но когда возникает вопрос о закрытии бизнеса или потенциальной угрозе наказания, то здесь варианты могут быть уже разными. Вот эта экономическая подоплёка, на мой взгляд, – один из основополагающих факторов.

Да, безусловно, у малых предприятий есть льготы по налогам для малого бизнеса. Льгота распространяется на предприятия, работающие по упрощённой схеме налогообложения, есть перечень отраслей, в которые эта льгота распространяется на малые предприятия, в том числе на строительную деятельность, на транспортную деятельность, на IT-деятельность. Но, во-первых, далеко не все малые предприятия попадают под упрощённую систему налогообложения, потому что достаточно большое количество предприятий работают с корпоративными клиентами, им это нужно для работы, для того чтобы быть конкурентоспособными. Что касается НДС (налога на добавленную стоимость), они не должны выставлять свои услуги и товары с НДСом, в противном случае они будут менее привлекательны по отношению к другим. Таковы условия конкуренции. Эти малые предприятия не попадают под данную льготу.

Что касается строительных компаний, "упрощенцы" попадают под льготу, и у них ставка в 14 процентов с отчислением в фонд оплаты труда. То есть, 14 плюс 13 процентов, получается 27 процентов – такова совокупная нагрузка с зарплаты. Но строительные компании в большинстве своём – это компании, которые тоже работают с корпоративным клиентом. Исключение составляют только строительные компании, которые делают ремонты в квартирах, где физические лица являются их клиентами. Но там, как правило, на самом деле работают в основном бригады физических лиц, в том числе и гастарбайтеров. То есть, доля "теневого" рынка в строительной сфере очень велика. И они составляют как раз прямую конкуренцию малым предпринимателям, которым надо что-то им противопоставить. И вопрос цены здесь очень принципиален.

На мой взгляд, правильнее было бы идти по пути расширения льгот для малого бизнеса, а не по пути увеличения административного давления. Потому что если будут расширены льготы, предприятию будет значительно выгоднее платить "белую" зарплату и спать спокойно.

Безусловно, бизнесу будет удобнее. Но сидят государственные чиновники, у которых, в общем, не сходится дебет с кредитом. Тут и майские указы президента надо выполнять, и местные бюджеты трещат по швам, и на федеральные программы не хватает, а ещё свалилось импортозамещение, каким-то образом нужно и курс национальной валюты поддерживать. Их тоже можно понять. Но и предпринимателей можно понять. Но у чиновников не сходится. Единственный способ, с помощью которого, как они понимают, они могут получить дополнительные доходы в бюджет, – это ужесточить контроль за бизнесом. Понятно, что розовая мечта любого бизнеса – это, чтобы его не контролировали совсем. И он жил бы, как хочет, платил бы под честное слово. Но есть ли какая-то развитая страна в мире, где бизнес существует так? По-моему, нет. Поэтому я, в общем-то, понимаю государственных чиновников. Но и понимаю бизнесменов. Как найти баланс их интересов?

С. Елин: Я специально показал ситуацию, как её видит своими глазами малый предприниматель. Но есть, конечно, и взгляд с другой стороны. Нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. Нужно платить налоги, нужно, чтобы формировалась пенсия работникам, которые работают, и нужно, чтобы платилась пенсия тем, кто сейчас на пенсии. И как, в конце концов, пополнять бюджет? Здесь затрагивается ещё один вопрос, который непосредственно влияет на всю эту ситуацию. Это налоговая культура граждан и доверие граждан к налоговой системе и к социальной пенсионной системе. Я неслучайно упомянул про ситуацию, что в основном работника волнует, сколько он получит сегодня в виде заработной платы. И в меньшей степени его волнует, сколько он получит в виде пенсионных отчислений. Потому что отчасти у него существует недоверие к пенсионной системе. Он сомневается, получит ли вообще он эти деньги.

Во-вторых, у российских граждан не сформировалась налоговая культура. И они не понимают своей ответственности перед обществом. Они не понимают то, что фактически правовое и гражданское общество не может быть здоровым, если каждый гражданин не будет чувствовать себя сопричастным к формированию того же бюджета, если он не будет ощущать свою значимость как налогоплательщика. У нас до ощущения своей значимости как налогоплательщика ещё пока далеко. Формирование налоговой культуры – тоже не простой вопрос. Должна проводиться активная разъяснительная работа и должен быть выстроен диалог между гражданами и государством. И через СМИ, и через качество услуг налоговых органов. Человек должен приходить и получать разъяснения от инспекторов, а не чувствовать тотальный контроль за своими плечами.

Да, сотрудники налоговой инспекции должны помогать бизнесу.

С. Елин: Так же, как происходит это в Европе, где на дорогах практически нет полицейских, но при этом каждый понимает, что при совершении правонарушения виновный будет найден. И коррупционная составляющая не поможет ему избежать наказания.

То есть, тотальный контроль там есть?

С. Елин: Тотальный контроль там есть, но вопрос ощущения. Здесь не идёт речь о том, чтобы вообще не проверять бизнес. Речь идёт о том, чтобы сделать это более органичным. Не нужно создавать энное количество контролирующих органов, которые могут в любой момент прийти и проверить. Надо сделать так, чтобы, с одной стороны, человек, который нарушает закон, понимал неотвратимость наказания, понимал, что он не сможет этот вопрос решить никак, ни даже через родственников в данных структурах и понимал, что данные требования одинаковы для всех. И для него как налогоплательщика и для того предпринимателя, который работает рядом.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы.
 

борьба зарплата интервью ток-шоу гость

О различных оттенках "серых" зарплат

23:00
Архив