8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Авто Школа Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Это интересно

«Особое мнение»

Эпизод

20 апреля 2015

Йеменский конфликт

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

Сегодня мы попытаемся разобраться в ситуации в Йемене, где разворачивается крупный региональный конфликт. Что за силы стоят за конфликтующими сторонами? Какие вероятные сценарии развития? И какое влияние конфликт в Йемене может оказать на геополитическую ситуацию в мире?

Гость в студии – старший преподаватель кафедры общей политологии НИУ ВШЭ Леонид Маркович Исаев.

Где-то читал, что конфликт в Йемене – это не что иное, как война между Ираном и арабским миром? Как вы к такому утверждению относитесь?

Л. Исаев: К сожалению, её так преподносят нам арабские источники, потому что именно под таким соусом Саудовской Аравии её нужно было преподнести для того, чтобы сколотить арабскую коалицию. Потому что все арабские страны прекрасно понимают, что Йемен – крепкий орешек, и йеменцы воевать умеют. Плюс это, по сути, периферия арабского мира. Поэтому, конечно же, без лишней надобности ни одна арабская страна в Йемен, за исключением Саудовской Аравии, никогда бы не полезла.

И вот саудовцам понадобилось преподнести ситуацию в Йемене как угрозу для арабского мира со стороны Ирана. А для арабского мира расширение Ирана на запад равносильно расширению НАТО на восток для русского человека. Поэтому, когда арабы слышат, что зона влияния Ирана расширяется на другие арабские страны, в частности, на Йемен, конечно, они на это реагируют достаточно болезненно. Поэтому нам всё это преподнесли как противостояние суннитов и шиитов. А там, где шииты, там и Иран. Соответственно, раз Иран, то надо давать отпор.

А в чём здесь корень кроется?

Л. Исаев: Корень кроется в том, что Саудовская Аравия начала реагировать достаточно панически на всё то, что происходит вдоль её границ. Действительно, абсолютно контрпродуктивное решение Саудовской Аравии начать конфликт в Сирии, поддерживать сирийскую оппозицию к чему в итоге привело? К появлению Исламского государства, которое угрожает Саудовской Аравии. Да, абсолютно глупым решением со стороны саудовцев было продавливать бесполётную зону в Ливии для того, чтобы страны НАТО могли её уничтожить и, в общем, превратить её ещё в один плацдарм для Исламского государства.

С Йеменом то же самое. Понятно, что саудовцы просчитались в Йемене, сделав ставку не на ту фигуру. Да, Абд-Раббу Мансур Хади, на которого они рассчитывали, оказался фигурой очень слабой, и в какой-то момент времени стало понятно, что политического будущего у Хади и тех сил, которые поддерживают его в Йемене, нет. Саудовцы просчитались с этой фигурой. Потерять ещё и Йемен, который выпадает из обоймы Саудовской Аравии уже на южных её рубежах, имея проблемы на севере с Исламским государством, имея в Бахрейне, в общем, тлеющий конфликт, конечно, для саудовцев это было недопустимо. И всё, что они могли сделать, это попытаться решить конфликт силовым путём. С моей точки зрения, ситуация именно такая.

Получается, что саудовцы вообще такие местные хулиганы? Они там ввязываются в конфликт, здесь ввязываются в конфликт, пытаются влиять на кого-то?

Л. Исаев: В том и дело, что там, где они ввязываются, получается обратная реакция. Где ввязались, там ситуация только усугубляется. Понятно, что как бы не угодны саудовцам были режимы Саддама Хусейна или Башара Асада в Ираке и Сирии, это было куда лучше для них. Потому что эти режимы были хотя бы предсказуемыми, нежели абсолютно непонятная ситуация, которая сейчас там имеется с Исламским государством, которое готово распространять свою экспансию на север и на юг, на запад и восток. Им все равно, куда идти. Куда смогут, туда и пойдут. Поэтому проблема здесь в том, что саудовцы перестали ощущать некую связь с реальностью.

Но надо понять и саудовцев. У них сейчас ситуация сродни той, что у нас была в Советском Союзе в 80-е годы. Абсолютно престарелая верхушка, которая уже не в состоянии реагировать на те вызовы, которые происходят. Это была одна из проблем, почему режимы Хосни Мубарака в Египте, Бен Али в Тунисе рухнули. Именно потому, что там была достаточно престарелая политическая элита. Всем в политическом истеблишменте в этих странах было за 80. Саудовская политическая элита тоже сейчас представляет собой некий клуб "Кому за 80", которые живут в совершенно других реалиях и не способны адекватно оценивать те угрозы, которые существуют вокруг.

Но они при всём этом пользуются поддержкой США, и это позволяет им до сих пор сохраняться?

Л. Исаев: Поддержкой США они-то пользуются. Другое дело, что это не в состоянии минимизировать те риски и угрозы, которые существуют внутри самой Саудовской Аравии. Как бы США их ни поддерживали, но конфликт на Бахрейне не решён, его заглушили, задавив протестующих шиитов в 2011 году саудовскими танками. Но где гарантия, что он не вспыхнет с новой силой? Потому что там были объективные причины для того, чтобы 60 процентов шиитов вышли на улицу, требуя изменений внутри бахрейнской политической системы. Никто не отменяет и проблем восточных провинций Саудовской Аравии, преимущественно населённых шиитами, где влияние Ирана достаточно велико. И как бы американцы ни поддерживали, но влияние Ирана от этого в восточных провинциях Саудовской Аравии не ослабевает, а даже, наоборот, растёт. А восточные провинции – это нефтеносные провинции. Они напрямую влияют и на экономическую, и на политическую стабильность Саудовской Аравии.

Ну и, кроме того, на обновляемость политической элиты Саудовской Аравии поддержка США никак не влияет. Система престолонаследия, которая сложилась после первого короля Саудовской Аравии Абдаллы ибн Абдул-Ази́з Аль Сауда, продолжает существовать и до сих пор. И она привела к тому, что и король – 80-летний, и наследный принц – 70-летний, а дальше вообще великое множество наследников, которые между собой будут драться за трон. И тут США никак повлиять на ситуацию не могут.

Вячеслав из Москвы интересуется, на чьей стороне такое крупное мусульманское государство, как Индонезия? Она участвует как-то в конфликте в Йемене?

Л. Исаев: Индонезия никак не участвует. Понятно, что это государство с крупнейшим мусульманским населением в мире, но Индонезия в конфликт абсолютно не лезет, занимает нейтральную позицию, потому что это даёт индонезийцам возможность всё-таки балансировать между интересами Ирана и той же самой Саудовской Аравии и суннитских государств. К индонезийцам, в общем, никто и не обращался за помощью, в том числе и саудовцы. Поэтому они сохраняют некий нейтралитет, как и многие другие исламские неарабские страны, которые тоже стараются занять нейтральную позицию. Это не их регион. Зачем им ввязываться, а тем более посылать свои войска бог весть куда, причём на заведомую гибель.

В сентябре 2014 года Барак Обама, говоря об удачах своей стратегии по борьбе с терроризмом, привёл пример сотрудничества с Йеменом. А уже в марте 2015 года, спустя полгода после этого заявления Б. Обамы, коалиция арабских государств во главе с Саудовской Аравией и при поддержке США вторглась в Йемен с целью провести военную кампанию против шиитских повстанцев. США, вообще, в чём заинтересованы в этом конфликте? У них есть какой-то интерес?

Л. Исаев: США, как это ни парадоксально, но именно в ситуации с Йеменом решили умыть быстро руки. Можно сказать, что за последние лет десять американцам здесь очень сильно повезло. Потому что в Ирак им приходилось вмешиваться самостоятельно. И, в общем, все те проблемы, которые из-за этого появились в регионе, до сих пор вешают на США. Сирию и Ливию точно так же припоминают американской администрации, винят американцев в этом.

А в Йемене получилась такая ситуация, при которой самыми первыми, кто убежал из Саны, были американцы. Американское посольство быстро сбежало, позабыв там часть своего оружия и секретных документов. Причём оно на самолётах султаната Оман покинуло в спешном порядке йеменскую столицу. Американцы также были первыми, кто фактически бежал из Адена. И, по хорошему счёту, им делать ничего не надо, так как нашёлся козёл отпущения в виде Саудовской Аравии, которая сама на себя взяла те функции, которые раньше брали на себя США. Саудовская Аравия сама худо-бедно сформировала какую-то коалицию, сама начала вторжение без санкции Совета Безопасности ООН, сама получает на себя всю дозу негатива от мирового сообщества за это. Да, там гибнет её население, её солдаты. И сама Саудовская Аравия несёт всю ответственность за происходящее в Йемене.

То есть, американцам с Йеменом очень сильно подфартило. Это действительно факт. Ничего делать не надо, за них саудовцы берут и всё делают.

Если говорить глобально, с моей точки зрения, американцам, конечно, выгодно, чтобы Ближний Восток находился в состоянии перманентного конфликта, потому что Америка никогда не была заинтересована в сильных союзниках, в том числе в этом регионе. Поэтому и сильная Саудовская Аравия, я уверен, американцам тоже не нужна. Ей необходимо, чтобы все её партнёры всегда были заняты какими-то проблемами. Понимаете, они раздули конфликт в Сирии и Ираке, а страдают из-за этого все вокруг. И Турция, и Европа, и Саудовская Аравия.

Сейчас конфликт в Йемене. Замечательно. Пусть Саудовская Аравия своими силами с ним разбирается. А США будут стоять в сторонке, поддерживать словом, но ни в коем случае не делом. Опять же ситуация эта для американцев вполне благоприятна. США всегда важно, чтобы не только их противники, но и их союзники тоже всегда испытывали целую совокупность проблем, которые бы мешали им хоть чуточку приблизиться к американцам.

А какова позиция Россия по этому конфликту? И какова вообще роль России в этом регионе?

Л. Исаев: По хорошему счёту, наш МИД, как всегда, несколько проспал ситуацию, потому что долгое время мы считали и шли на поводу у Саудовской Аравии, признавая легитимность йеменского уже теперь экс-президента Хади. И это притом, что свою легитимность он потерял ещё в феврале 2014 года. У него срок полномочий был с 2012 по 2014 годы. Но саудовцы нас просили, говорили, что других кандидатур нет, поэтому давайте поддержим. Мы поддерживали, голосовали за те резолюции, которые Саудовская Аравия просила голосовать в СБ ООН. В общем, всё делали для того, чтобы нашим браться-саудовцам было как можно комфортнее. Российский посол в Йемене даже за несколько недель до этого конфликта специально ездил в Аден и говорил Хади, что РФ признаёт Хади как легитимного президента. А потом те же самые саудовцы нас мордой об стол, как следует, ударили. Потому что получилось так, что Россия, с одной стороны, оказалась не у дел, когда они начали всю эту операцию. Они даже не сочли необходимым обратиться в Совет Безопасности ООН. Когда В. Путин выступил со своей инициативой на саммите в Шарм-эль-Шейхе, Саудовская Аравия в достаточно грубой форме раскритиковала российского президента с его мирной инициативой по разрешению йеменского конфликта. А потом тот самый экс-президент Хади, которого Россия упорно поддерживала и признавала легитимным, вообще начал обвинять РФ в том, что она, дескать, на своих самолётах, которые Министерство обороны постоянно направляет в Йемен эвакуировать и российских граждан, и йеменцев, и американцев, что мы, оказывается, поставляет контрабанду бывшему президенту Салеху, что Россия поставляет контрабанду хуситам. То есть, Россия оказалась в совершенно конфузном положении. Долгое время мы шли у саудовцев на поводу, а теперь они нас выставляют последними идиотами. Поэтому до тех пор, пока российский президент свою точку зрения не высказал, наш МИД думал, как ему реагировать на эту ситуацию.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы.
 

Йемен интервью ток-шоу гость НИУ ВШЭ/Высшая школа экономики

Йеменский конфликт

22:58
Архив