8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Школа Авто Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Готовим вкусно! Это интересно

«Особое мнение»

Эпизод

14 мая 2015

Вуз без лицензии – студент без диплома?

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

Выпускники пяти вузов страны могут остаться без дипломов государственного образца. Действие госаккредитации этих вузов закончилось, и теперь студенты рискуют не только не получить дипломы, но и остаться без денег за обучение. Попытаемся разобраться в ситуации с гостем в студии – уполномоченным по правам студентов России Артёмом Хромовым.

Для начала стоит перечислить те вузы, о которых сегодня пойдёт речь. Хотя не думаю, что это единичный и частный случай. Скорее всего, в такой ситуации могут оказаться студенты многих вузов страны, поэтому будем, что называется, говорить о проблеме.

Итак, речь идёт о таких вузах, как Современная гуманитарная академия, Кубанский институт международного предпринимательства и менеджмента, Новосибирский институт экономики и менеджмента, Дагестанский технологический институт имени Саида Афанди, Московский институт мировой экономики и международных отношений. Вот эти пять вузов, о которых мы говорим. Что с ними произошло?

А. Хромов: Сразу хочу заметить, что за год более ста университетов или их филиалов лишились лицензий вообще по стране. Сейчас они не имеют права вести образовательную деятельность. Вообще, на данную проблему можно смотреть с разных сторон. Действительно, в стране проводится мониторинг эффективности университетов, и есть проблемы, связанные с переводом студентов. Но стоит сказать, что есть достаточно много "шарашкиных контор", которые ведут образовательную деятельность действительно чуть ли не в квартирах. Сейчас их лишают и аккредитации, и лицензий в судебном порядке. Да, есть очень небольшие институты, где обучаются несколько десятков или сотен студентов. Но есть институты крупные, такие, как Современная гуманитарная академия, где обучается много десятков тысяч студентов. Но здесь надо отметить, что даже в СГА, по имеющейся информации, порядка 90-95 процентов – это студенты, которые учатся на заочной форме обучения.

С какими проблемами сталкиваются студенты в случае, если их высшее учебное заведение лишается аккредитации или лицензии? В случае если вуз лишается аккредитации, то тогда просто институт не имеет права выдавать диплом государственного образца. Если в таком вузе учатся молодые люди, то ребят могут призвать в армию. Поэтому нередко мы видим, что эта информация скрывается. Ребята должны её постоянно уточнять и обязательно понимать, что в случае, если их университет лишился аккредитации, то их могут призвать в армию.

А где они могут получить такую информацию? Вот ходит молодой человек в институт, у кого он может узнать и спросить?

А. Хромов: В этом и заключается большая проблема. Сегодня недостаточно информационного пространства, в котором студенты могли бы действительно такую информацию получать в полной мере. Часто решения, которые принимают надзорные государственные органы, образовательные организации и их руководители не доводят до студентов.

Если же образовательная организация лишается лицензии, то она в принципе уже не может вести никакой образовательной деятельности. В этом случае она обязана осуществить перевод своих студентов в другие институты. И вот тут мы снова сталкиваемся с проблемой, когда информация до студентов не доводится, или же университет, который даже судился, доказывал свою правоту, в итоге в самый последний момент отказывает студентам в помощи по переводу в другие институты.

Приведу ряд интересных случаев, с которыми мы столкнулись.

Например, есть такой институт УНИК. До нас дошла информация, а я приведу понятный пример, ибо тоже окончил факультет журналистики, что студентам, которые учились на факультетах культурологи и журналистики, предложили продолжить обучение в Институте мировой экономики и автоматизации по специальности "реклама и связи с общественностью". Причём студентам 1-3 курсов для перевода необходимо было повторно сдать ЕГЭ. А студентам, которые учились на последних курсах, надо было перевестись на младший курс, пройти на нём полное обучение, хотя они уже ждали защиты дипломов и сдачи госэкзаменов. И что самое интересное: тем студентам, которые ранее, год назад, вроде бы как прошли всю защиту, но им так и не выдали дипломы, сказали, что им тоже надо будет заново продолжить обучение. Вот такой интересный пример! От студентов скрывали информацию в течение полугода или более, не предоставляя им точных сведений о том, какая случилась ситуация.

Или Московская академия образования Натальи Нестеровой. К нам обратились студенты, которые там тоже столкнулись с проблемой, когда у вуза была отозвана лицензия. Студентам долго не предоставляли информацию о ситуации, при этом проводились "дни открытых дверей", где всем абитуриентам обещали, что те получат дипломы государственного образца. И как раз в момент ликвидации студенты, которые столкнулись с этой проблемой, в итоге оказались брошенными. Мы им помогали вместе с надзорными органами. Ещё хочу сказать, что они заплатили ведь вперёд за обучение, но им эти деньги отказались возвращать, поэтому студентам пришлось обратиться в судебные инстанции с тем, чтобы им эти средства в итоге вернули и они продолжили обучение в другом институте.

Есть Московский институт рекламы, туризма и шоу-бизнеса и Московский институт государственного и муниципального управления. По информации, которую мы имеем, там тоже обещали, что обучение в них будет продолжено, они проводили приём, при этом со студентами не велось никаких занятий, потому что эти институты не могли их осуществлять. Однако в то же время они пытались чуть ли не набирать новых абитуриентов. По крайней мере, эту информацию о приёме распространяли.

Есть Институт гостиничного и туристического менеджмента. Там ситуация тоже была очень интересной. Там сам институт решил, что хочет прекратить свою образовательную деятельность. У вуза на это есть такое право. Они каких-то студентов вовремя об этом проинформировали, но какое-то определённое количество студентов не проинформировали вовремя. Более того, студенты, которым предложили перевестись в другой институт, сказали, что сам этот институт не знал, что их в него переводят. По крайней мере, точную информацию им не давали долгое время. И что ещё более интересно: студентам не предоставлялась возможность встретиться с руководством института, им отказывали в выдаче документов для того, чтобы они самостоятельно могли поступить в другой институт. На наши звонки и на звонки Рособрнадзора, куда студенты обращались, им отвечали, что они могут забрать документы. А по факту они приходили, но документы забрать не могли.

Подобные проблемы, как и многие другие, возникают, и мы стараемся решать. Нередко решения, которые принимают органы власти, а к ним можно по-разному относиться, приводят к тому, что образовательная организация или скрывает информацию, или в полной мере выполняет те обязательства, которые перед ней стоят.

Я предлагал органам власти принять решение, по которому бы учредителям, которых, кстати, нередко также невозможно найти, был бы запрещён выезд за рубеж. Если они приезжают в судебные инстанции, как мне рассказывали, на "Бентли", то, конечно, у них есть средства на то, чтобы куда-то поехать с этими денежками.

Думаю, что многие учредители уже просто живут за рубежом, поэтому им выезжать туда особой необходимости нет.

А. Хромов: Просто это бы повысило ответственность за решение проблем студентов, потому что в итоге приходится их проблемы решать в ручном порядке уже общественным структурам и органам власти, потому что помочь студенту, взяв его за руку или позвонив, в переводе в другой институт достаточно сложно. В настоящее время я вместе с Министерством образования и науки продолжаю работать над проектом, который предполагает создание консультационных центров во всех регионах на базе ведущих университетов. Сейчас их сеть развивается. Надеюсь, что всё будет доведено до ума в ближайшее время, чтобы студенты, которые столкнулись с проблемами, звонили не в какой-то центр, а могли бы ногами прийти в конкретный институт, получить там полную консультацию. Там бы им дали всю юридическую раскладку, и они понимали бы, с какими проблемами имеют дело.

Хочу здесь отметить, что студентам институт, которого лишили лицензии, обязан предоставить место для обучения в другом вузе. Или сделать так, чтобы студенты могли самостоятельно забирать документы и переводиться в другой институт.

В случае если студенты идут в порядке перевода, то для них сохраняется форма обучения (очная – очная, заочная – заочная). Если говорить про плату за обучение, она также сохраняется. Институт не может в одностороннем порядке, куда студентов перевели, просто взять и на 110 тысяч повысить плату за обучение. Плата за обучение может расти ежегодно, но только один раз в год и не более чем на 5,5 процента. То есть, на текущий момент это уровень инфляции. С начала года, видимо, эта цифра будет изменена, стоимость обучения увеличится на 12,2 процента, потому что законодатели решили эту цифру увеличить.

Что в итоге получается? Ведь лишаются аккредитации и лицензий не лучшие вузы. Лишаются те вузы, которые не проходят по критериям эффективности. Можно спорить о том, насколько эти критерии эффективности объективны, хороши или плохи, но, тем не менее, аккредитаций и лицензий лишаются те вузы, которые, в общем, не дают высокого уровня образования. Что должно мотивировать вузы с более высоким уровнем образования принимать студентов вузов, лишённых аккредитации или лицензии? Каким образом человек из какого-нибудь филиала какого-нибудь университета, в котором учатся всего 500 человек, может, если захочет, перевестись, например, в МГУ? И почему МГУ должен этого человек принимать?

А. Хромов: В настоящее время университеты имеют право не принимать таких студентов. Это их абсолютно добровольное участие в этом процессе. Просто лишённый лицензии институт, в котором учатся студенты, обязан обеспечить студентам перевод в другие вузы. Он должен в дальнейшем проблему каждого студента решать.

На ком лежит такая ответственность?

А. Хромов: На учредителе. И здесь большая проблема именно с негосударственными университетами. Если мы говорим про государственные вузы, то их просто объединяют, и учредители сами решают проблему. С негосударственными вузами же – проблема. Зачастую они и сами не могут решить проблему, что тоже является правдой. Хотя многие из вузов пытаются решить проблемы студентов, просто не всех студентов удаётся перевести. Но есть и такие вузы, которые в принципе не включаются в дальнейшем в процесс решения данной проблемы.

И тут как раз приходится мне как представителю общественности и органам власти пытаться решить проблему таких студентов. Пока мы решаем эту проблему, но, тем не менее, определённые издержки есть. Хорошо, что к решению данной проблемы подключаются другие негосударственные вузы. На самом деле многие из них заинтересованы в том, чтобы к ним переводились студенты. Есть студенты, которые учатся достаточно неплохо, имеют неплохие знания. К тому же, у таких вузов есть возможность принимать на платное обучение дополнительное количество студентов, и тут эти вузы не подпадают под око государства, когда оно им может сказать ата-та-та.

Поэтому на самом деле возможности для решения данной проблемы имеются. Просто нередко случается так, что закрывают филиал какого-то института, а не весь негосударственный институт. Как в этом случае решается проблема? Студентам предлагается перевестись в головной вуз. Если студенты учатся на заочной форме обучения, то никаких проблем вообще нет. Если мы говорим про очную форму обучения, то тут возникает проблема. Была ситуация, когда институт имел филиал на Дальнем Востоке, а потом предложил студентам приехать учиться в Москву. Этим студентам один только перелёт обошёлся бы в половину стоимости обучения. Поэтому для многих студентов это был, конечно, шоком, и мы решали проблему, чтобы они перевелись в ближайшие вузы.

Скорее всего, общежитие им в Москве тоже бы не предоставили.

А. Хромов: В том и проблема, что им обещают общежитие, заявляя, что вуз эту проблему решит. Но все понимают, с чем на практике они столкнуться, учитывая то, что в Москве и так нет мест для проживания студентов. Тут не надо ходить к гадалке, чтобы понять, что студенты из регионов в Москве столкнутся с проблемами.

Или же плата за проживание в общежитии составит очень существенную сумму, когда студенты просто не смогут в общежитии дальше проживать. Вот почему эти проблемы часто требуют решения в ручном порядке и контроля.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы.
 

лицензия права студент ток-шоу интервью гость вуз

Вуз без лицензии – студент без диплома?

22:59
Архив