8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Выкл.
Вкл.
00:00
00:00
Гости эфира Армия Школа Авто Про деньги Общество Театр Культура История Здоровье Готовим вкусно! Это интересно

«Особое мнение»

Эпизод

23 июля 2015

Строительные страдания Академии хореографии

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

Сегодня мы будем говорить о русской балетной школе, её славе, традициях и будущем, о творчестве, но и не только.

Гостья в студии – ректор Московской государственной академии хореографии Марина Константиновна Леонова.

Говорят, что всё меньше и меньше остаётся тех представителей русской балетной школы, которые могут продолжить ту славу отечественного балета, которую, например, добывала покойная Майя Михайловна Плисецкая. Вы согласны с таким утверждением?

М. Леонова: Хочу сказать о Майе Михайловне Плисецкой. Конечно, это уникальное явление в истории балетного искусства. Очень жалко, что произошло такое печальное событие, что мы потеряли эту легендарную балерину. И вообще такая балерина рождается, может быть, один раз в столетие. Хотя могу сказать, что XX век нам подарил многих замечательных артистов, таких, как Владимир Васильев, Екатерина Максимова, Леонид Лавровский, Наталья Бессмертнова. Но вы знаете, и сейчас, в этом поколении, в XXI веке у нас тоже великолепные артисты: Наталья Осипова, Светлана Лунькина. Сейчас молодая балерина Ксения Рыжкова, которая за полтора года в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко станцевала пять ведущих спектаклей. Нет, я не могу сказать, что мы стали отставать. Время стало другое. Может быть, нам стало труднее работать, но, тем не менее, мы учим, и у нас хорошие дети.

Может быть, какие-то новые требования возникли в связи с тем, что другое время? Чем сегодня должен отличаться артист балета от артиста балета, скажем, 30-летней давности?

М. Леонова: Безусловно, к нам предъявляют огромные требования. Даже в сфере образования всё стало по-другому. Компьютерный класс должен быть? Должен. Учиться там надо? Необходимо, информатике. Электронная библиотека? Необходима.

Допустим, вот я бы очень хотела, чтобы в нашей академии был историко-архивный кабинет, такой, какой есть в Вагановской академии в Санкт-Петербурге. Потому что, как известно, академия – 1773 года рождения, и за эти 240 с лишним лет у нас накопились уникальные архивные документы. Но у нас негде их разместить.

Нужен и конференц-зал, потому что мы реализуем программу теперь не только среднего, но и высшего профессионального образования. У нас есть аспирантура, и у нас бывают межвузовские конференции аспирантов и студентов. А у нас такого конференц-зала. У нас нет тренажёрного зала. У нас нет хороших медицинских массажных кабинетов. Понятно, что наша профессия, безусловно, связана с физической нагрузкой, и мы должны всё это иметь для наших детей.

А много ли сегодня поступает детей в академию? Какой конкурс?

М. Леонова: Да, народу много поступает. Наша контрольная цифра – всего 46 человек для поступления на программы среднего профессионального образования. На первый тур подали заявки уже более 200 человек. Точная цифра пока не известна, поскольку заявления дети всё ещё подают. И первый тур начался. Сколько человек дойдёт до третьего тура, будет видно к 5 июня. Мы будем знать эту цифру.

Вообще, как показывает ваш опыт, много интересных детей приходит? Или их по крупицам приходится собирать?

М. Леонова: Был период, когда было безумно трудно. И сейчас мы получаем иногда выпуск не очень хороший. Хотя в этом году выпуск замечательный: 12 человек идут на работу в Большой театр. Это говорит о многом.

Это лауреаты международных конкурсов, и Гран-при, и золото. Начался год, и наши дети завоевали на конкурсе "Русский балет", соучредителем которого являются Министерство культуры и Фонд социально-культурных инициатив Светланы Владимировны Медведевой, Гран-при и два золота. Вот так начался нынешний год. А в прошлом году было 35 медалей, из них 13 золотых, на различных балетных конкурсах. Это же достижение!

Бывает, приходят дети, и мы действительно собираем по крупицам. Но в прошлом году был такой удивительный набор, что я даже сказала, что, наконец, нам нарожали хороших детей. Наконец-то, мы дождались. Будем смотреть, какие будут через 8 лет у нас балерины.

А с мальчиками, как всегда, трудности?

М. Леонова: Да, с мальчиками трудности. Но был момент, когда их вообще не было. Но сейчас всё-таки мы набираем два класса мальчиков. Может быть, не по 10 человек, но по 6-7. Мы набираем мальчиков и девочек не только в первый класс. Мы добираем их в течение всех 8 лет. Приходят они из других хореографических училищ, приезжают к нам учиться. У нас сейчас очень много иностранных студентов, они хотят получить наше образование. И мы могли бы учить гораздо больше детей, но у нас нет общежития. Это катастрофа.

Общежития для всех московских учебных заведений – большая проблема. К сожалению, она не решается, по большому счёту, нигде. Совсем нет общежития? Или просто не хватает мест?

М. Леонова: У нас есть интернат для детей до 18 лет. Но у нас есть программа высшего профессионального образования, и иностранные студенты, которые хотят приехать и получить диплом академии. И мы могли бы зарабатывать деньги в нынешней непростой ситуации, когда происходит сокращение финансирования, могли бы сами зарабатывать.

А вас это тоже коснулось?

М. Леонова: Конечно. Всех это коснулось. Мы могли бы заработать деньги и обеспечивать сами себя: покупать себе и компьютеры, и другое наше оснащение. Нам много чего нужно для того, чтобы учебный процесс у нас был современным. Но у нас нет общежития. Есть решение правительства по этому поводу, поручение правительства Министерству культуры о строительстве дополнительного корпуса на той земле, которая принадлежит нам – Московской государственной академии хореографии. Она отдана нам государством в бессрочное постоянное пользование. И на этой территории планируется построить дополнительные корпус для нас, где будет размещено всё то, о чём я сейчас говорила.

Я так понимаю, что нужно в скором времени ожидать новоселья?

М. Леонова: Да нет. Не всё так просто. Совсем не всё так просто. Когда в 1987 году было запланировано строительство такого корпуса, вот тогда было всё гораздо проще. Но корпус не был построен только потому, что наступили 90-е годы и был полный развал. Ничего не было построено. А сейчас, пожалуйста. Деньги выделяют.

Но группа депутатов Хамовнического района настраивают жителей против. Сначала они говорили, что мы строим 11-этажный дом с коммерческой реализацией квартир. И с подземным гаражом ещё к тому же. В течение целого месяца говорили такую неправду, велась агитация среди всех жителей Хамовнического района.

Но есть же наверняка проект?

М. Леонова: Да, есть предпроектная документация, но её никто не смотрит. Но жилой дом невозможно построить на нашей территории! Хотя в Хамовническом районе дома такие растут как грибы. Везде я просто вижу новые дома. Наверное, там дорогие квартиры, это дорогой район. А вот учебный корпус для одарённых детей, федеральный центр для одарённых детей, наша академия считается таковым, мы не можем построить, потому что депутаты настраивают жителей, и жители против.

Потом стали говорить другое. Стали говорить о том, что пусть они строят этот корпус, но только где-нибудь в другом месте. Ну как дети после первого или второго урока на метро или электричке будут ездить на третий урок? Как такое можно придумать!

Тем более что земля ваша.

М. Леонова: Да, земля наша, она не московская, а федеральная. Мы – учебное заведение федерального подчинения, земля принадлежит нам. А теперь стали раздаваться такие голоса, что хорошо бы отселить академию хореографии на территорию бывшего завода "Серп и молот". Кому-то очень нравится наша земля и то место, на котором находится академия. Но я хочу сказать, что это место знает весь мир, и никогда мы отсюда не уедем, и пусть не надеются на это.

А кто стоит во главе всего этого? Кто проявляет наибольшую активность в борьбе против академии?

М. Леонова: Такие депутаты от партии "Яблоко", как С. Митрохин, Гайдар, Порушина. Воронков, но он, по-моему, из другой партии. Но это сейчас неважно. Это люди, которые могут настраивать пожилых людей против детей. Я вспоминаю 9-е Мая, когда шли дети и несли портреты дедов и прадедов. Какое это производило впечатление! А тут-то обратная реакция происходит. Как можно настраивать пожилых людей против детей?

Это позиция местных депутатов?

М. Леонова: Да.

А какую позицию занимает московское правительство? Или оно здесь умывает руки?

М. Леонова: Пока умывает руки. Для правительства важно мнение жителей, мнение общественности, но почему в правительстве не могут учесть тот фактор, что мы – центр искусства и культуры. И почему не должно развиваться искусство балета в нашей стране, такое славное искусство?

А что, на этом участке запрещено строительство? Какие есть законные основания не разрешать строить, кроме эмоций местных жителей, которым просто, может быть, не нравится любое строительство в их районе?

М. Леонова: Был проект 1987 года, который не был реализован только по той причине, что наступили трудные годы в стране, и там нет каких-то документов, запрещающих это строительство. И потом, в конце концов, мы просим разрешения. Мы не начинаем строить без разрешения.

Да, говорят, что там реликтовые деревья. Но там нет ни одного реликтового дерева, потому что эти деревья сажали мы в 1967 году, когда переехали на это место. Мои дети, педагоги вышли и посадили берёзы, ёлки, кусты сирени, которым 50 лет уже, можно и обновить. Действительно, очень зелёная территория.

Вообще хочу сказать, что район "Хамовники" – очень красивый зелёный район. Зря говорят, что там не хватает зелени. У каждого дома имеется свой внутренний дворик, которые очень хорошо озеленены. Набережная Москвы-реки, Нескучный сад, на другой стороне парки. То есть, все это неправда. Это просто такая тенденция: не хотим!

Полностью беседу с гостьей в студии слушайте в аудиозаписи программы.
 


 

культура балет Московская государственная академия хореографии ток-шоу интервью гость Марина Леонова

Строительные страдания Академии хореографии

22:42
Архив