8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Гости эфира Армия Авто Про деньги Общество Культура История Здоровье Это интересно

«Особое мнение»

Эпизод

29 декабря 2015

Работа для робота

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

Телефон прямого эфира (495) 956-15-14.

В России будет учреждён Международный научно-производственный центр по робототехнике. Предполагается, он обобщит всё лучшее в данной области: от разработки систем искусственного интеллекта до создания сплавов для изготовления различных элементов роботов нового поколения.

Подробнее поговорим об этом с одним из инициаторов создания центра роботизации в России, президентом Национальной ассоциации инноваций и развития информационных технологий Ольгой Анатольевной Усковой.

Вы одна из тех, кто эту идею активно продвигал. Зачем сегодня в России создавать такой центр?

О. Ускова: Начнём с К. Маркса. Понимаю, что основная часть аудитории уже даже не знает этого имени, но это действительно великий учёный-экономист, который определил одно из основных условий смены экономических формаций. Это смена средств производства. Вся история человечества говорит о том, что попытка обойти этот закон не получается. Так как это не получилось у большевиков, потому что при них не происходило реальной смены средств производства.

А сейчас, нравится ли это нам или не нравится, мы ничего с этим поделать не можем, происходит великая смена экономических формаций, потому что во всём мире происходит смена средств производства. И это не зависит ни от политики, ни от чего другого, это, скорее, результат развития человечества в целом, результат развития науки и технологий, когда на протяжении следующих ста лет роботы начнут заменять людей в производственных процессах. И этот тектонический сдвиг повлечёт за собой изменение всей структуры экономики и жизни человечества в целом.

Эту тему не я придумала. Об этом начали говорить десять лет назад, а сейчас это уже стало общим местом. Все развитые страны мира в той или иной мере готовятся к этому, включаются в эту гонку. И в каком-то смысле России повезло. Как известно, развитие разных отраслей происходит неравномерно. В России исторически очень сильная школа искусственного интеллекта. И как-то так получилось, что перестройка и прочие пертурбации её не угробили. Опять-таки это явилось неким соединением человеческого фактора, финансового фактора и случайности. Оказалось, что Россия благодаря высокому уровню развития этой школы находится не просто не на задворках смены экономической формации и научно-технической революции, а в первой шестёрке и может соревноваться, для чего у неё есть серьёзные возможности. И сейчас требуется построить необходимую инфраструктуру для этого и включиться достойно в мировую экономику. Поэтому центр роботизации сейчас для страны – это мегаактуальная вещь, это точка, где начинают собираться и аккумулироваться внутренние ресурсы, где начинается их соревнование с внешними ресурсами и обмен международными практиками. То есть, это очень важная тема.

А с кем нам предстоит соревноваться?

О. Ускова: Тут есть совершенно разные блоки. Если говорить про науку, то, наверное, сейчас можно назвать двух мировых университетских лидеров – это Стэнфорд и Массачусетский технологический институт (Эм-Ай-Ти или MIT). И тоже эти лидирующие позиции возникают не из воздуха. Они возникают из собирания команды для реализации какого-то внутреннего заказа. Стэнфорд в своё время очень сильно продвинул заказ от Гугла, разработав совместно гуглмобиль. Кроме того, вся команда из Стэнфорда участвует ещё в соревнованиях DARPA (Агентство передовых оборонных разработок Пентагона). Это такое правительственное агентство, которое выискивает новейшие технологии. И стэнфордские ребята как-то победили, но было это уже почти 10 лет назад. А потом возник интерес Гугла к этому университету, и ребят из Стэнфорда были собраны в гугловскую команду по разработке гугломобиля. Всё это дало толчок для создания такого научно-технического оазиса в Стэнфорде.

Эм-Ай-Ти подключился несколько позже к данной теме, но достиг тоже вполне достойных результатов. Сейчас с MTI сотрудничают в области разработки беспилотных автомобилей и "Тойота", и "Даймлер", и "Вольво".

Но они все уже на рынке. У них есть что показать.

О. Ускова: Рынок – это, когда ты начнёшь продавать. Что показать – это ещё не рынок. Сейчас мы все занимаемся предпродажей. То есть, мы все занимаемся демонстрацией возможностей, выстраиванием стратегии и тактик вокруг всего этого дела. Рынок начнётся чуть позже. Но правила рынка закладываются сейчас. И в зависимости от того, насколько мы будем активны, агрессивны и талантливы, будет зависеть наше место на этих новых рынках.

В этом смысле, почему выбран МИСиС (Московский институт стали и сплавов)? МИСИС выбран потому, что он, как и Стэнфорд, является национальным исследовательским технологическим университет. То есть, сейчас это несколько больше, чем просто Институт стали и сплавов, потому что в него сегодня входит тот же Горный институт, внутри него достаточно много различных институтов. Это уже университетская площадка.

Несколько лет назад МИСиС (его несколько фирм) был приглашён в качестве субподрядчика к компании "Cognitive Technologies" по выполнению заказа по разработке прототипа беспилотного автомобиля для КаМАЗа. И таким образом за счёт внешнего заказа и работы с некоторой промышленной группой там начала собираться компетенция.

И здесь есть очень важный момент. Это развитие науки до востребованности, когда идёт просто удовлетворение научного любопытства, и развитие науки после того, как начинаются формироваться уже чёткие правила игры и чёткие требования. Я очень хорошо помню этот разрыв. Я помню, как математикам ставилась задача в том же проекте "Автопилот": можем ли мы определить края дороги при любых погодных условиях (засыпанные снегом и т.д.). Ну и математики соревновались. И разные команды выдали положительный результат. Но в ходе этого математического соревнования не учитывались две вещи. Во-первых, не учитывалось время. То есть, ты мог получить идеальное решение задачи, но в бесконечном или очень длинном промежутке времени. Но как только возникла реальная необходимость обеспечить реакцию автопилота за 0,03 секунды, тут же отвалилось 90 процентов математических команд, потому что в их решении не учитывалась такая составляющая, как время. Ну и так далее.

То есть, как только возникает реальная жизнь в фантазиях учёных, то наименее подготовленные к реальной жизни коллективы отваливаются. И сама процедура соревнования жёстко обостряется. Здесь уже начинается просеивание и серьёзный отбор блестящих кадров.

Роботы сегодня это не только автомобильные пилоты. Например, разрабатывается робот, который будет заменять 80 процентов офисной работы, включая всю техническую переписку, принятие решений и их передачу, такой офис-бот. Роботы могут появиться в самых невероятных сферах человеческой жизни, не говоря уже про медицину, про операционное вмешательство и т.п. Из самых невероятных областей жизни приходят заявки на разработку роботизированных решений. И средний возраст коллективов, которые занимаются этими решениями, составляет 25-30 лет. То есть, это очень молодые группы, очень агрессивные, для которых не существенна чья-либо академическая история. При наборе сотрудников в эти группы, а они все сопровождаются хорошим финансированием, потому что они разрабатывают предпромышленные темы, нет такого момента, как обязательное наличие степени кандидата или доктора наук. Обязательно лишь решение определённого уровня тестовых задач.

То есть, это критерий? Выполнил, решил конкретную задачу или не решил?

О. Ускова: Да. Мозг работает или не работает. И насколько у человека горят глаза. И в этом смысле это, видимо, в том числе и формирование принципиально новой научной среды, когда старые погоны не будут так критичны и существенны. Потому что на самом деле длительное существование Российской академии наук в одних тех же научных формациях (кандидат, доктор, профессор, член-корреспондент, академик, смерть) и достаточно жёсткие иерархические возможности отбора (ты не можешь быть директором института, если не доктор наук, а лучше академик), которые работали на протяжении последних 50 лет (пусть даже в первое время достаточно эффективно), тормозят процесс. Это всё сейчас не нужно для научно-технической революционной зоны. Точно так же, как они были не нужны, когда в конце 40-х – 50-х годах собирали команды соревнующихся ядерных физиков. В них отбирали умных, молодых, отвязанных специалистов. Это уже потом они начали обрастать институтами, званиями и т.д. А тогда это были молодые ребята, которые были готовы гробить своё здоровье на ядерных полигонах и для которых решение задачи и общение друг с другом было кайфом. Вот сейчас приблизительно такая же ситуация во всей этой зоне. Поэтому выбрана университетская среда. Потому что там всё очень молодое. Не академическая, а университетская. И выбран университет, который имеет практику работы с промышленными партнёрами.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы.

Ольга Ускова центр Россия ток-шоу робот/робототехника интервью гость инновации

Работа для робота

22:48
Архив