8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Авто Школа Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Это интересно

«Особое мнение»

Эпизод

01 декабря 2015

Безопасность и защита предпринимательства

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

Телефон прямого эфира (495) 956-15-14

24 ноября 2015 года в Торгово-промышленной палате России прошёл III Международный бизнес-конгресс "Безопасность и защита предпринимательства". О чём говорили его участники, мы обсудим с гостем в студии – председателем комиссии ТПП РФ по предпринимательству в сфере экономики недвижимости и одним из организаторов этого форума Александром Александровичем Каньшиным.

Конгресс уже третий. Что изменилось в приоритетах? Или по-другому, что-то изменилось в приоритетах со времени прошлого конгресса? Или те вызовы, которые стоят сегодня перед российским бизнесом, остались прежними?

А. Каньшин: Основные приоритеты остались те же. Но, если первый и второй конгрессы рассматривали очень широкий круг проблем, в том числе там была военная тематика, вопросы обороноспособности, современные технологии, то на третьем конгрессе, хотя мы и не ушли от этого полностью, акцент был смещён в сторону инвестиций, в сторону экономики.

Известно, что современная ситуация не очень простая. Более того, она усугубляется. Два года назад мы и представить себе не могли, что будут такие проблемы у нас с Украиной, что будут введены под нажимом США международные санкции, которые оказывают на российскую экономику весьма негативный эффект.

Мы понимаем, что данное противостояние носит и будет носить в будущем не столько военный, открытый характер (вряд ли кто-то осмелится тревожить медвежонка, тем более, если он не выспался), а, скорее, противостояние будет в большей мере информационным, геополитическим, технологическим и экономическим. Именно в этом кроются многие вызовы и угрозы для России, что как раз и было рассмотрено в ходе работы Конгресса.

В частности, большое внимание на Конгрессе было уделено вообще состоянию российской экономики, её будущему, путям и методам решения возникающих задач. И совершенно понятно, что в сложившихся условиях нужна новая экономическая политика, нужен инвестиционный манёвр, нужны новые приоритеты государства.

Ну и какова ваша оценка сегодняшнего состояния российской экономики?

А. Каньшин: Данный вопрос, безусловно, волнует всё общество. В рамках Конгресса мы обратились к практике ведущих, наиболее успешных государств мира. Хотя были споры, а есть ли вообще кризис? Конечно, есть. По данным ВЦИОМ и Росстата, 77 процентов россиян ощутили кризис на себе, 60 процентов последовательно продолжают снижать свои расходы, 36 процентов уже снизили свои расходы до предела, что чувствуется по состоянию экономики, торговли и инвестициям. Люди настолько ужались, что дело дошло до сокращения их базовых расходов, среди которых коммунальные платежи и бензин. Почему? Потому что они не понимают, что будет завтра.

Поэтому одной из приоритетных тем бизнес-конгресса был вопрос, а что вообще дальше делать с отечественной экономикой? Данной теме было посвящено выступление академика Аганбегяна Абела Гезевича, в котором он привёл много цифр. И собравшиеся пришли к выводу, что сейчас стране нужны вообще новые, другие принципы управления экономикой. И постоянно в воздухе висел вопрос: почему, как только в России кризис, у Центробанка и вслед за ним у крупных банков, в том числе государственных, процентные ставки по кредитам идут вверх, а, как только кризис проходит, они снижаются?

То есть, деньги становятся менее доступными для бизнеса?

А. Каньшин: Да. Почему в целом денежно-кредитная политика в стране ужесточается, как только случается кризис? Если посмотреть на другие ведущие государства мира, то там происходит ровно наоборот. Хотя мне могут возразить, что Россия – это не ведущая страна мира. Но ведь когда-то и нам нужно что-то менять, необходимо что-то делать.

Иначе получается двойной эффект. С одной стороны, санкции. Они для нас тоже не девичий поцелуй. Они оказывают действительно разрушительное воздействие и проверяют Россию на прочность. А с другой стороны, эффект от этих санкций в какой-то мере ещё более усиливается благодаря действиям российских монетарных, финансово-экономических властей. Понятно, что и ЦБ, и правительство, и все мы оказались в сложной ситуации. Сейчас иногда и не разберёшь, какой финансовый механизм нужно включить на полную мощь и как им действовать. Но могу точно сказать, будучи и обладателем опыта, и игроком бизнеса (а мы свыше 20 лет представлены на рынке недвижимости и на многих других рынках, в том числе строительства), что производители, как это видно на примере таких развитых государств, как Сингапур, Южная Корея, страны Европы и США, всегда, когда экономика и инвестиции вялые, нуждаются в продуманном стимулирующем финансовом пакете.

В России зачастую происходит наоборот. Как только надвигается кризис, платёжеспособность российского населения падает, а денежно-кредитная политика ужесточается. На наш взгляд, с этим нужно что-то делать. Это абсолютно не правильно. Даже Олег Дерипаска на банковском форуме "Россия вперёд!" заявил, что пока не будет кредитов под 5 процентов, никто не будет инвестировать в экономику. И он абсолютно прав. На II Международном бизнес-конгрессе академик С. Глазьев также совершенно справедливо говорил о том, что нужны кредиты под 4-5 процентов. Да, понятно, что этого сделать быстро не удастся. Быстрота даже опасна. Понятно, что нельзя бесконечно разгонять инфляцию, ясно, что это будет почвой для спекулянтов. Поэтому необходима долгосрочная продуманная программа.

Мы предлагали ещё на II Международном бизнес-конгрессе эскизы к этой программе. Последовательно на протяжении 4-6 лет, а времени у нас очень мало, нужно приводить заёмные деньги, если не к общемировому значению (не надо сегодня мечтать об ипотеке под 0,5 процента как в Швейцарии), то к разумной величине. Сегодняшние кредиты в России выдаются под 14-20 процентов. Причём такие проценты действуют не только для инвестиционных проектов, цифра такая же и для промышленных предприятий. Если учесть, что в России в сфере производства рентабельность не более 12-14 процентов, то сегодняшние условия выдачи кредитов просто не соответствуют реалиям.

Взяв кредит на развитие производства, человек будет работать себе в убыток?

А. Каньшин: Конечно. Он просто может разориться и обанкротиться. Поэтому сегодня очень многие предприятия вынуждены обращаться к банкам за реструктуризацией взятых ранее кредитов. И надо отдать должное, что многие банки прекрасно осознают нынешнюю ситуацию в экономике и пытаются что-то сделать. Но опять же здесь речь идёт о приоритетах государства: нужна государственная целенаправленная политика. Бизнес жалуется ведь не просто так. Он действительно ощущает на себе, какой сегодня в России инвестиционный климат, что он очень плох, что его, по сути, нет. И, конечно, здесь нужен инвестиционный манёвр, экономический манёвр, нужны продуманные действия, если мы говорим о том, что нам требуется возродить производство, а это необходимо сделать в России.

Кстати, тема возрождения промышленного производства в России была одной из главных на Конгрессе. Это принципиальная и очень болезненная тема. В России население составляет 143 миллиона человек. И сегодня в стране есть прослойка людей, их свыше 30 миллионов, которые вынуждены просто уйти в глухую экономику, которую ещё называют "гаражной экономикой". То есть, бывшие специалисты бывших крупных государственных высокотехнологичных предприятий, а многие из них позакрывались, многое было утеряно в постсоветское время из-за разрушительных реформ, просто были вынуждены уйти в собственные мастерские, в собственные гаражи и там заняться производством всего, чего угодно. От табуреток до собственных вертолётов. Даже такие есть факты.

Это самозанятость такая?

А. Каньшин: Абсолютно верно. Бывшие колхозники с большим опытом управления сельскохозяйственными предприятиями и организациями, знающие передовые технологии, которые они могли бы передать другим поколениям и на основе которых могли бы переоснастить сельхозпредприятия (сельское хозяйство – это тоже важно), сегодня вынуждены копаться в собственных садах и огородах, занимаясь самообеспечением и просто выживанием. То есть, все эти люди – весьма грамотные специалисты. Они составляют костяк, насчитывающий свыше 30 миллионов человек. И все они живут сегодня в экономике, какой та была в эпоху Ивана Грозного.

Мы всё это уже в 90-е проходили?

А. Каньшин: В том и дело, что спираль идёт, но, видимо, не туда. Не вверх, а вниз. А вот представьте себе, если бы в России были доступные кредиты под 4-5 процентов, наверняка большинство из этих людей могли бы открыть собственные предприятия, могли бы собрать достаточно мощные и сильные команды и действительно заняться производством. Что хочется этим сказать? Пока такая ситуация с кредитами в России будет сохраняться, в стране не появятся собственные Intel и Samsung.

То есть, в стране есть свыше 30 миллионов боеспособных производителей. И здесь речь идёт не только о предприятиях, которые уже состоялись, но и о стартапах. Любая успешная страна, тот же Сингапур, развивается на принципах прозрачности, благоприятности для капиталов и, соответственно, очень важно, чтобы условия выдачи кредитов были приемлемыми. А сегодня в России пока условия для этого не приемлемые.

Вторая проблема, если говорить о развитии производства, а России нужно будет развить промышленное производство, потому что от этого напрямую зависит её суверенитет, её независимость. Да, многое можно говорить. Вот сейчас с Турцией разругались, понятное дело, можно сказать, что Россия и так может существовать, зачем ей создавать сильную армию, зачем поднимать экономику и промышленность, ведь можно торговать с Западом и т.п.

Страны небольшие по размеру могут себе такое позволить. Но такая страна, как Россия, не может существовать, во-первых, без мощной армии, без крепких вооружённых сил. Слава богу, уже многое сделано после событий в Южной Осетии, сейчас армия гораздо лучше оснащена. Сегодня армия во многом уже другая. Она, помимо того, что высокодуховная, она сегодня ещё и высокоинтеллектуальная. За армию вообще спокойно. Опасения как раз вызывает экономика страны. Насколько её хватит, какой предел прочности у неё?

Теперь о промышленности. В последнее время много говорилось на различных форумах, и уважаемыми чиновниками в том числе, что экономика приспособилась к санкциям. Мы рассматривали цифры на Конгрессе. Российская экономика сегодня адаптировалась к санкциям, у неё появились точки роста и возможности в таких отраслях, как сельское хозяйство, автомобильная, текстильная, металлургическая промышленность. Действительно, возможности появились, но опять-таки просится на язык вопрос: насколько предприятия и предприниматели, в том числе и будущие, смогут воспользоваться этими возможностями?

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы.

предпринимательство безопасность Александр Каньшин ток-шоу интервью гость защита

Безопасность и защита предпринимательства

22:59
Архив