8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Авто Школа Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Это интересно

«Особое мнение»

Эпизод

22 декабря 2015

Китай заметил кризис российской экономики

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

Телефон прямого эфира (495) 956-15-14.

17 декабря сразу же после окончания многодневного визита Дмитрия Медведева в Китай государственное агентство Синьхуа опубликовало обширный материал на тему глубокого кризиса в российской экономике. Экспертов удивили не столько выводы, содержащиеся в этой статье, сколько сам факт её появления. Тем более, что в предыдущее время китайская дипломатия отличалась удивительной выдержкой.

О том, что же происходит сегодня между Россией и Китаем и как складываются наши отношения, мы поговорим с гостем в студии – заведующим отделением востоковедения Высшей школы экономики Алексеем Александровичем Масловым.

Эта публикация Синьхуа – это действительно что-то из ряда вон?

А. Маслов: Да. По китайским масштабам, конечно. Да и по российским масштабам тоже нечто удивительное, потому что в последние десятилетия в официальной китайской прессе никогда не было никакой критики, никаких негативных отзывов о России, российской экономике и российской политике. Если Китай не хотел что-то обсуждать, он просто молчал. Китай промолчал, по сути дела, по поводу ситуации с Крымом, вообще по украинской ситуации. Недавно МИД КНР опубликовал некое очень вялое заявление по поводу сбитого российского самолёта турецкой стороной. То есть, Китай очень вяло реагировал.

И вот поэтому мы привыкли к тому, что Китай всегда позитивен или, по крайней мере, нейтрален. Но тут публикуется такая статья. По сути дела, поскольку это всё-таки государственное агентство Синьхуа, более того, оно отражает официальное мнение, данной статьёй преследуется несколько целей.

Первая цель – это объяснение китайской стороны российской стороне, почему китайские инвестиции и китайские инвесторы не столь упорно стремятся в Россию. Потому что Китай осознаёт, как становится ясно из этой статьи, что российская экономика находится на спаде, что её волатильность, как говорят экономисты, резко повышается, поэтому интереса большого к росту российского рынка сейчас у китайцев нет. Поэтому не надо требовать от Китая и, тем более, обвинять КНР в больших обещанных и в малых реально пришедших в Россию инвестициях.

Вторая цель – это дать знак китайским инвесторам, что государство их предупреждает и рассказывает, что с российской экономикой не всё в порядке. В России инвесторы из Китая могут идти, но это будет их личным делом, особенно для среднего и мелкого бизнеса. Но потом пусть никто не обижается, что кого-то не предупредили о неустойчивости российской экономики.

В Китае сейчас крайне непростая ситуация с экономикой. За последние годы многие предприятия разорились, в том числе и из-за биржевого кризиса. Эти предприятия начинают предъявлять государству требования, в том числе страховые. Поэтому теперь Китай заранее пытается подстелить соломку под любые крупные проекты.

Третья цель или месседж. Многие считают, что, поскольку статья в Синьхуа появилась сразу же после отъезда российского премьера из Китая, то это потому, что стороны о чём-то не договорились, что Китай что-то хотел, а Россия не дала, и Китай просто таким образом попытался дать пощёчину. На мой взгляд, эта точка зрения не имеет ничего общего с реальностью, хотя известно, что Россия действительно жёстко отстаивает многие свои интересы. В отличие от разных разговоров Россия очень уверенно себя ведёт сейчас в отношениях с Китаем. Правда, не очень гибко.

Но если взглянуть на последние шаги и на последние сделки, которые были заключены между Россией и Китаем в 2015 году, можно увидеть, что, пожалуй, впервые за этот год политика России изменилась. Она стала более гибкой, мягкой или даже податливой. Например, почти 10 процентов (9 с копейками процентов) акций Ямальского СПГ перешли в пользование Китая. Буквально на полях визита Дмитрия Медведева была заключена сделка о продаже 20 процентов акций "Сибура" (двумя траншами по 10 процентов) китайской стороне. Причём первые 10 процентов акций были оценены в 1,3 млрд долларов, что, на взгляд экспертов, чуть выше капитализации, то есть рыночной стоимости "Сибура". По деньгам это хорошая сделка. Здесь надо учитывать, что до этого Россия никогда не продавала Китаю свои энергетические ресурсы. Россия, и Китай сейчас это видит, продаёт те вещи, которые бы никогда не стала продавать в другой ситуации. Поэтому Китай сейчас получает от России, по крайней мере, то, что хочет, из того, на что Россия может пойти.

Может китайцы захотели большего?

А. Маслов: Ну, конечно, Китай хочет большего. И здесь я поясню, в чём конфликтность ситуации. А в ней заложена скрытая конфликтность. Дело в том, что Китай действительно предлагает сейчас всему миру свою концепцию экономического пояса "Шёлковый путь", которая нигде точно не прописана. И Китай очень грамотно формулирует её следующим образом. А как Запад строит все свои концепции? Сначала он их прописывает, а потом им следует. Но оказывается, что иногда ситуация меняется быстрее, чем сама по себе концепция, когда люди пытаются следовать написанному.

Так вот, мы, имеется в виду Китай, делаем по-другому. Мы выдвигаем идею выслушивания мнения масс, в том числе и других стран. Смотрим, как развивается ситуация и сами подстраиваемся, чтобы всем было выгодно. Поэтому мы не следуем от первого, ко второму и далее к третьему шагу. Иногда по ситуации, а это мнение одного из китайских экспертов, Китай не делает первый, затем второй и далее третий шаг. Наоборот, он иногда пропускает какие-то шаги: от первого сразу идёт к пятому, а иногда и к шестому, если остальные шаги не нужны.

Россия в отличие от многих других стран заявила о своей концепции сопряжения с "Шёлковым путём". Об этом было заявлено в мае 2015 года. Но Россия не сумела встроиться в китайскую концепцию экономического пояса "Шёлковый путь". Потому что это – китайская концепция, и Китай волен её выдвигать. У России же есть свои концепции, в том числе Евразийский союз, евразийское таможенное пространство, которые Россию больше интересуют. Думаю, что поэтому поводу у Китая есть некоторая обида на Россию. И смотрите, как КНР на это отреагировала. Например, многие страны сказали, что они будут участвовать в китайском проекте, хотя тот толком ещё не прописан. Об этом заявили страны Центральной Азии и, как мы сейчас видим, Турция, Азербайджан и Грузия. Китай в конце ноября заключает транспортный консорциум о поставке китайских товаров, которые идут из Китая через Казахстан в Грузию, Азербайджан и Турцию, которая является своего рода точкой сбора. И уже отсюда китайские товары пойдут в Европу.

Многие заговорили, что это было сделано в обход России.

А. Маслов: Нет, это было сделано не в обход России. Потому что никаких чётко проложенных путей ещё нет. Но это не означает, что Китай отказался от использования российского Транссиба. Нет, у Китая это стоит в повестке дня. Но сегодня даже этот путь, который является небольшим, он, конечно, меньше по грузообороту, чем Транссиб, оказался более выгодным и стал быстрее развиваться.

И меня поразило то, что многие и российские, и зарубежные эксперты вдруг заявили, что Китай наплевал на Россию в плане прокладки этого пути через Турцию. Но, во-первых, надо читать информацию и помнить, что ещё в 2014 году Китай заявил во время визита Си Цзиньпина и его встречи с Эрдоганом о том, что этот путь будет. Китай тогда заявил, что, во-первых, он профинансирует строительство скоростных дорог в Турции. Китай вообще финансирует очень много проектов в Турции. А во-вторых, что Китай будет через Турцию вывозить свои товары в Европу. И все соглашения были подписаны. Сейчас, в ноябре 2015 года, произошло только начало фиксации этого консорциума.

Почему ещё меня поразила статья в Синьхуа? На мой взгляд, мы сами индуцировали у себя иллюзорное понимание того, как действует Китай. Помните заявления о том, что "Китай всегда нам поможет, а если надо, то мы поможем Китаю". Но, во-первых, у Китая есть своя повестка дня и есть свои интересы. И интерес Китая сейчас – стабилизировать собственную экономику. Всё это происходит на фоне состоявшегося буквально на днях заседания Госсовета КНР, на котором были приняты "Основы экономической политики Китая на 2016 год". И там, по сути, содержится антикризисная программа. А когда принимается антикризисная программа? Она принимается тогда, когда всё-таки есть понимание, что кризис либо близок, либо уже наступил.

Посмотрим, что Китай заявляет сегодня. Во-первых, об увеличении массы товаров на складах. Что это значит? Затоваривание. Во-вторых, в Китае идёт закрытие неэффективных производств, в том числе тех производств, которые являются должниками банков. По сути, происходит торпедирование массы мелких предприятий, которые выпускали дешёвую, может быть, не очень качественную продукцию, которая оказалась в новых условиях невостребованной. И Китай просто административным образом их банкротит, закрывает. В-третьих, фискальная реформа. А это говорит о том, что система сбора налогов в Китае не эффективна. И, правда, она не эффективна. Налогов в Китае значительно больше по количеству, чем в России, и разобраться в них очень сложно. Китай также реструктурирует многие банки и т.п. То есть, Китай заявил об осуществлении антикризисной программы. Поэтому сейчас участвовать в поддержании экономик других стран, в том числе и России, без явной выгоды для себя – это неправильно для Китая.

Считаю, что мы просто выделяем данное заявление Синьхуа, поскольку оно затрагивает России. Но ведь китайское информационное агентство то же самое пишет часто и о других рынках. Пишет о рынках Европы, о рынке США, в том числе о региональных или секторальных рынках и рынках ценных бумаг. И из всего этого можно увидеть простую вещь: сейчас Китай вкладывает туда, где ему выгодно. Пекин сегодня далеко отодвигает политические мотивы, и главным мотивом для него остаётся только экономический.

На этом фоне есть одна вещь, которая прошла не очень замеченной в России. Это сближение Китая с Украиной в последнее время. Начиная с марта 2014 года, Китай очень резко усилил своё присутствие на Украине. Ещё в период режима Януковича Китай выделил Украине почти 3 млрд долларов на развитие сельхозкультур под поставки, собственно, этих сельхозкультур в Китай. И эти деньги, судя по всему, просто пропали. То есть, никаких поставок не было.

Китай сейчас пошёл на новый риск и выделил Киеву, по разным подсчётам, от 10 до 13 млрд долларов на сельхозкультуры, а также на развитие, например, авиационной промышленности. И сегодня Украина 90 процентов своих зерновых ресурсов поставляет в Китай. По сути дела, сегодня Украина стала житницей Китая. А учитывая, что в Китае страшная нехватка зерновых, вообще сельхозпродукции, особенно органически чистой, Украина чётко встроилась в китайский рынок.

А почему не Россия?

А. Маслов: Вот, это хороший вопрос. Потому что изначально, то есть полтора года назад, Россия неточно сформулировала свою экономическую политику в отношении Китая. Кругом все говорили о двух взаимосвязанных вещах.

Первое. Китай должен стать импортозаместителем для России. Мы отворачиваемся от Запада, а Китай закроет все проблемы. Но вообще-то Китай сам об этом никогда не говорил. Это были наши российские фантазии, и в них Китай обвинять бессмысленно.

Второй момент – это то, что Китай будет инвестировать в Россию, которая откроет для него инвестиционные ворота. Но говоря это, в России почему-то не могли никак понять простую вещь, что инвестиции идут под выгодный рынок, а не под рынок, который находится в стадии рецессии.

Надо было делать по-другому. Об этом тогда говорили многие эксперты по Китаю. Не надо было России просить инвестиционных денег у Китая. Надо было сформировать экспортоориентированный пул товаров, которые Китай очевидно готов покупать. Это продукция сельского хозяйства (то, что Украина сейчас делает), это продукция глубокой нефтепереработки, не просто нефть, а нефтехимия как таковая, это продукция, произведённая на основе новых технологий, в том числе особо лёгкие металлы и т.д. То есть, у России есть целый ряд видов продукции, которые явно будут куплены Китаем.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы.

Дмитрий Медведев визит Китай/КНР Алексей Маслов ток-шоу интервью гость

Китай заметил кризис российской экономики

22:52
Архив