8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Выкл.
Вкл.
00:00
00:00
Гости эфира Армия Авто Про деньги Общество Культура История Здоровье Это интересно

"Особое мнение" Ток-шоу

Эпизод

25 января 2016

Дорога без опасности

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

Телефон прямого эфира (495) 956-15-14.


40 процентов дорожно-транспортных происшествий в России происходит из-за плохих дорог. К такому выводу пришли учёные-эксперты Аналитического центра Российской академии народного хозяйства и государственной служба (РАНХиГС) при президенте РФ.

Подробности узнаем у гостя в студии – директора Экспертно-аналитического центра РАНХиГС Николая Николаевича Калмыкова.

Кто был инициатором разработки и подготовки данной аналитической записки, которая называется "О ситуации с безопасностью дорожного движения в РФ и первоочередных мерах по её улучшению"? Правительство или Академия?


Н. Калмыков: Академия осуществляет экспертно-аналитическую работу. А Экспертно-аналитический центр как раз этой задачей и занимается, выступая инициатором в том числе подготовки тех или иных аналитических документов по ключевым событиям и мероприятиям, по тематике заседаний правительства, по вопросам, которые действительно являются наиболее значимыми для общества. Собственно говоря, как раз для этого и был сформирован коллектив, который занимался данной работой. В ней участвовали наши коллеги, в том числе и из регионов. У нас есть Уральский филиал, Тамбовский филиал.

Трофимова, Маковкина и госпожа Канина участвовали в этом обсуждении. То есть, у нас было три ключевых автора. Плюс мы привлекали региональных экспертов-специалистов как из нашей академии, так и специалистов, которые были готовы заинтересованы участие в обсуждении. И на выходе мы постарались подготовить короткий доклад о том, каковы причины и какие ключевые решения в первую очередь могли бы быть приняты по совершенствованию ситуации, чтобы обеспечить более комфортные условия для участников дорожного движения и повысить безопасность на дорогах.

Ситуация с безопасностью на дорогах России в последние 15-20 лет непростая, скажем так. И главный вопрос связан со смертностью. У нас огромное количество людей гибнет на дорогах. В среднем в год – около 30 тысяч человек, в какой-то год – больше, в какой-то – меньше. Одним словом, мы теряем каждый год население небольшого города. Какие данные вы брали для проведения анализа?

Н. Калмыков: В ходе этой работы мы анализировали как данные, которые находятся в публичном доступе, так и закрытые экспертные оценки. Потому что эксперты-специалисты смотрят не только на официальную статистику, но и на социологические исследования, которые зачастую проводятся по данной теме, а также на экспертные оценки, которые даются на интуитивном уровне. К сожалению, в нашей стране статистика, которая существует по ДТП и по безопасности на дорогах, вызывает много сомнений. Зачастую наши люди сталкиваются с ситуацией, когда не всегда фиксируется причина ДТП, связанная именно с ситуацией на дороге. И это действительно проблема, потому что нет стимулирующего воздействия, чтобы всё происходило именно так. Не каждый гражданин сегодня готов отстаивать свои права и интересы в данной области. Соответственно, та статистика, с которой мы работаем, действительно сомнительна.

А кто ведёт статистику по аварийности и безопасности на дорогах? В основном, ГИБДД?

Н. Калмыков: Я бы не сказал, что только ГИБДД само по себе является причиной такой статистики. Есть ещё вопросы к гражданам. Не каждый гражданин действительно полностью указывает все причины ДТА и настаивает на том, чтобы ситуация на дороге была указана как причина дорожно-транспортного происшествия. А это очень важно. Опять же социологические исследования, которые проводятся Министерством транспорта, тоже дают значимую информацию. К сожалению, не все они, может быть, являются публичными, но подобные данные должны постоянно изучаться и выноситься на общественное обсуждение.

Что касается цифры, что 40 процентов ДТП в России происходит из-за плохих дорог. Как вы пришли к такому выводу? На основании чего?

Н. Калмыков: Наши коллеги анализировали статистику, которая шла публично, а также экспертные оценки. И есть различное видение ситуации. Статистика, которую приводит ГИБДД, говорит о том, что до 50 процентов ДТП связаны с действиями водителей. Но кое-что и остаётся. Собственно, здесь уже в большей степени использовалась математика.

Насколько я понимаю, ГИБДД придерживается следующей формулы, которая, в общем-то, прописана в Правилах дорожного движения: водитель должен выбирать тот скоростной режим и ту манеру вождения, которые соответствуют дорожным условиям. То есть, если дорога плохая, то по ней нужно ехать медленно и осторожно. А если вы едете быстро и неаккуратно по плохой дороге, то ваши шансы попасть в ДТП увеличиваются. Соответственно, в случае чего виноват человеческий фактор. Правильно ли я понимаю позицию ГИБДД?

Н. Калмыков: Во многом да. Но думаю, что только сама ГИБДД может более чётко свою позицию проартикулировать.

Но вы же исследовали их данные?

Н. Калмыков: Конечно. Важный момент, что, даже когда мы говорим о причинах неблагоприятных условий на дорогах, применяется разная градация. Есть ситуации, когда это плохое состояние обочин или мостов. Или это отсутствие ограждений. Или это неровности и ямы. Или явно скользкое покрытие. В последнем случае возникает двоякая ситуация, когда водитель ссылается на то, что дорога плохая или она была скользкой, но при этом он и сам превышал скорость. Здесь можно и в ту и в другую сторону посмотреть, кто виноват. С одной стороны, дорожные службы должны чистить, должны обеспечивать качественное покрытие дорог, а с другой стороны, не всегда просто это физически возможно сделать или же они не успели это сделать. А водитель, к сожалению, тоже не задумался. Поэтому тут в защиту позиции ГИБДД тоже можно сказать пару слов.

Мы не собираемся нападать на ГИБДД, а пытаемся найти причину высокого уровня ДТП в РФ, в том числе и со смертельным исходом, и понять её, чтобы каким-то образом её ликвидировать и навести всё-таки порядок на наших дорогах.

Мария из Москвы: Безопасность на дорогах предполагает использование комплекса мер. Это, прежде всего, профессионализм водителей, действия пешеходов, также исправность автотранспорта, чтобы он на ходу не развалился на запчасти. А также состояние дорог и т.д. Вот вы сказали, что по оценке СМИ, около 30 тысяч российских граждан гибнет на дорогах ежегодно.

Поэтому первый вопрос. Примерно в 2004 году был принят Закон о техническом регулировании, отменивший все ранее действовавшие советские ГОСТы, стандарты и СНИПы, отдав всё на откуп частникам, у которых в уставных документах записано, что их цель – только извлечение прибыли. Изменили ли этот закон? Кто проверяет качество дорог? И кто за них отвечает?

И второй вопрос. На днях СМИ сообщили, что Москва в год на химические реагенты тратит около 10 миллиардов рублей. Способствуют ли эти химические реагенты, которые создают лужи на асфальте при 15 градусах мороза, разрушению дорог?


Н. Калмыков: Замечательные вопросы. На самом деле вопрос про реагенты – это наша вечная история и вечная боль, потому что есть как "за", так и "против". С одной стороны, это решает многие вопросы в действительно сложных погодных условиях, а с другой стороны, наносит определённый ущерб при определённых обстоятельствах. Также есть вопросы, как реагенты влияют на здоровье людей. Насколько я знаю, наши коллеги в Санкт-Петербурге объединились в движение, которое борется за то, чтобы отказаться от применения реагентов. Можно будет посмотреть на их опыт, который будет складываться. Действительно это колоссальный объём средств…

Я вообще слышал, что самое безопасное дорожное покрытие – это всё-таки чистое дорожное покрытие. То есть, не покрытое ни снегом, ни льдом, ни присыпанным льдом песочком. Самое безопасное – это тот самый чистый асфальт, по которому едут машины. Поэтому, если в минус 15 там лужи, это, наверное, лучше, чем если бы там был лёд.

Н. Калмыков: Да. Но самое лучшее ещё покрытие – это покрытие с подогревом, конечно. Было бы вообще замечательно. Наверное, здесь вопрос о разумности, где это необходимо применять, а где нет. Возможно, имеет смысл более чётко регулировать те ситуации и те случаи, когда необходимо применение реагентов и когда это не необходимо, дабы не решать проблему таким образом, когда вся Москва просто заливается химией. Вопрос этот требует привлечения серьёзных экспертов.

Мне кажется, что нас как раз всё-таки больше интересует первый вопрос по поводу того, кто контролирует, кто строит и на основании каких технических регламентов?

Н. Калмыков: Строительство дорожно-транспортной инфраструктуры – это как раз то направление, где мы во многом отстаём, потому что не умеет внедрять новые практики. Конечно, есть коммерческие структуры, которые строят дороги. Контроль качества их работы является сверхважной задачей. Но если мы будем окунаться в жёсткое регулирование и контроль всего и вся, то мы можем окончательно потерять даже то, что сейчас стало возрождаться. Потому что в любом случае в такой сфере, как строительство дорожно-транспортной инфраструктуры, частные сектор необходим. Он необходим, потому что частная компания в большей степени, в частности стремясь получить прибыль, заинтересована во внедрении новых подходов, новых стандартов, новых технологий, в нахождении альтернативных путей, в разработке определённых стандартов. Это касается не только строительства автодорог с использованием частно-государственного партнёрства, но и строительства, например, дорожных переездов. Московская область недавно выносила на обсуждение достаточно активно вопрос строительства сети частных дорожных переездов, которые, естественно, имеют альтернативный объезд. Именно частники могут выстроить, работая с инженерами, работая со своими специалистами, определённые новые модели экономного и быстрого строительства подобных переездов.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы.

дорога безопасность Россия интервью ток-шоу гость

Дорога без опасности

22:57
По будням
14:23