8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Школа Авто Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Готовим вкусно! Это интересно

«Особое мнение»

Эпизод

10 марта 2016

России нужен новый НЭП (новая национально-экономическая политика)

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

Телефон прямого эфира (495) 956-15-14.

Для выхода России из нынешнего кризиса нужна новая экономическая политика. Согласно данным ВЦИОМ, 65 процентов россиян поддерживают эту идею. Что же такое НЭП сегодня?

Гость в студии – директор Института актуальной экономики Никита Олегович Исаев.

Начнём с антикризисного плана правительства. 18 февраля правительство в основном одобрило предложения по антикризисному плану, представленные Минэкономразвития. Как можно оценить этот документ? Какова ваша экспертная точка зрения?

Н. Исаев: Да, действительно, решения наконец-то, видимо, были приняты. Либо нам сказали, что они приняты. Либо это большой секрет. Или не секрет на самом деле. Дискуссия относительно антикризисного плана правительства началась ещё в 2015 году. Для того чтобы планировать начиная с 2016 года, надо было принять это решение чуть ранее. Но так получилось, что мы опять принимаем решение по текущему году в этом же текущем годе. Так было в 2015 году, когда 27 января было принято решение по антикризисному плану на 2015 год. Так и в этом году мы начали обсуждать его существенно позднее начала года.

А ведь ещё в двадцатых числах декабря прошлого года председатель правительства Дм. Медведев говорил нам о том, что кризиса в стране нет и что антикризисный план стране не нужен. С этим мы вошли в 2016 год, но когда цена на нефть упала, а с ней упал и рубль, то появилось ощущение, что всё-таки кризис есть. И начали снова об этом говорить.

Правительство предлагало много различных вариантов антикризисного плана, но, по сути, менялись лишь в нём только цифры. Первая версия была 420 млрд рублей. Вторая – до 880 млрд рублей. Сейчас она упала до 685 млрд рублей. Насколько я знаю, последняя итерация была именно такой: 685 млрд рублей – это тот антикризисный план, о котором говорит правительство.

Какой-то разброс получается, причём очень значительный.

Н. Исаев: С одной стороны, значительный, а с другой стороны, он температуру по больнице не меняет. Напомню, антикризисный план 2015 года был 2,7 трлн рублей. И суть его была во многом следующей: направить деньги из Резервного фонда и Фонда национального благосостояния в государственные банки, которые должны профинансировать то, что как бы нужно поднимать в виде реального сектора экономики. По сути своей, к сожалению, антикризисный план во многом эти деньги в этих банках и оставил, поддержав убыточность, которую все эти государственные корпорации показывают.

Что мы наблюдаем сейчас? Президент в конце года сказал, что хватит палить резервы, и поэтому мы нагрузку на Резервный фонд сильно не увеличиваем. У нас есть небольшие расходы, которые предполагаются из нашего второго резервного фонда – Фонда национального благосостояния. Это порядка 40 млрд рублей. Это относительно небольшие цифры. Чтобы было понятно, что такое 40 млрд рублей, скажу, что, например, мост в Крым будет стоить порядка 350 млрд рублей. Это чтобы было понятно, какой объём денежных средств из резервного Фонда национального благосостояния мы берём.

В связи с этим объём самого антикризисного плана существенно снизился. В пять раз по сравнению с 2015 годом. Но при этом мы не расходуем резервы. И резервы в последние три месяца у нас не уменьшаются. Это с учётом того, что Резервный фонд уменьшился за последний год на 30 процентов. Сегодня он составляет порядка 3 млрд рублей, а был порядка 4,5 млрд рублей.

Мы сейчас берём деньги из тех доходных статей, которые есть в федеральном бюджете. В первую очередь, практически половина этих средств – это дотации регионам, которые закредитованы в коммерческие кредиты. 300 млрд рублей составляют средства на это, плюс 10 млрд рублей как некий бонус за эффективную бюджетную политику регионов.

О чём здесь нужно сказать? По сути, регионы для покрытия дефицита своих региональных бюджетов взяли деньги в коммерческих банках, в основном, в государственных, потому что у других банков сейчас нет достаточной ликвидности. Да и проценты там зашкаливают за 20 процентов. И сегодня регионы выплачивают сотни миллионов рублей ежемесячно на покрытие фактически просто коммерческого кредита. Соответственно, все понимают, что это путь в никуда. И государство выдаёт бюджетные кредиты по ставке 0,1 процента.

Но это происходит напрямую из бюджета. Это уже предусмотрено в бюджете. То есть, по сути, антикризисный план дублирует бюджет. Нам фактически сейчас пытаются продать то, что есть в бюджете, с точки зрения плана действий правительства, те расходы, которые уже предусмотрены. И, по сути своей, это копейки, потому что мы сейчас имеем дефицит бюджета в размере 2,2 трлн рублей. При этом расчёт доходной части бюджета производится с учётом ставки цены на нефть в 50 долларов. Но все мы знаем, что сейчас нефть стоит 40 долларов за баррель, а месяц назад цена была 30 долларов. Думаю, что она в этом диапазоне так и останется. В связи с этим бюджет ещё придётся пересматривать либо находить иные источники для покрытия бюджетного дефицита.

Иными словами, правительство предлагает, например, 80-90 млрд рублей направить на поддержку автопрома. По сути, это означает просто покрыть убытки АвтоВАЗа, которые сейчас составляют примерно 90 млрд рублей. Такова у него кредиторская задолженность. Мы видим, что падение продаж автомобилей произошло на 30 процентов. То же самое касается производства и сельхозтехники. За последние 25 лет мы привыкли её закупать за рубежом, сейчас же пытаемся развивать своё производство сельхозтехники. Но для этого у нас нет достаточного количества технологий, нет внешних инвестиционных ресурсов для того, чтобы обеспечить это импортозамещение. И вот мы какие-то крохи находим и направляем.

Каждый день нам правительство рассказывает о том, что вот выделены 11 млрд рублей на субсидии регионам для поддержки малого и среднего бизнеса. А по сути своей, это всё уже есть в бюджете и уже тысячу раз нам об этом рассказали. Поэтому это некий такой пиар-элемент.

То есть, это фактически латание дыр? Это не нечто концептуальное, а просто решение текущих проблем?

Н. Исаев: Я бы даже не назвал это латанием дыр. Дыры гораздо больше у нас сейчас. Дефицит только федерального бюджета составляет 2,2 трлн рублей, дефицит Пенсионного фонда – 1,5 трлн рублей, который мы также покрываем за счёт средств наших резервных фондов.

При этом у нас есть ещё убытки государственных корпораций, которые мы также покрываем. Мы дальше не можем наращивать соответствующие тарифы, иначе бизнес в стране и инвестиционный климат просто закончатся как таковые. Поэтому даже не дыры латают, а просто пытаются заштопать кафтан, который совершенно точно держаться не будет.

Поэтому здесь нужны системные, иные подходы. Правительство, по сути, это понимает, однако также понимает, что сейчас предвыборный год, поэтому не самое эффективное проводить экономические реформы, которые будут сильно бить по качеству жизни населения. И так бьют, но вопрос, что будет происходить дальше?

Насколько я знаю, у вас есть своя собственная концепция новой экономической политики. Расскажите, что это такое? В чём её суть?

Н. Исаев: Да, действительно. В рамках работы Института актуальной экономики, который я возглавляю, были проработаны следующие вопросы. Мы считаем, что та дискуссия, которая сейчас идёт, сфокусирована на двух полюсах.

Есть некая "кудринская модель", либеральная. Назовём её "кудринской". Или Илларионова, который давно уже в США заседает. Они предлагают следующее: России необходимо открыть свои рынки, вернуть обратно инвестиционные ресурсы, либерализовать экономику, отпустить в свободное плавание бизнес и предпринимательство и таким образом снизить налоги, а где-то их вообще обнулить. Вот такой подход. Но при этом деньги держать в США, автором чего является Кудрин, который наш Резервный фонд и Фонд национального благосостояния в объёме почти 90 млрд долларов держит в США в американских государственных казначейских обязательствах. Вот что они предлагают.

Есть другая модель, которую, условно говоря, предлагает Сергей Глазьев. Он говорит: давайте закроем границу, введём ограничение оборота по валюте, напечатаем в течение пяти лет 7,5 трлн рублей, которые не должны вызвать инфляции, направим их на развитие реального сектора экономики и таким образом будем регулировать экономику через создание Госплана.

Это та же самая история, которая во многом является убыточной. Тот же самый Госплан, во многом через косыгинские реформы появившийся, уже имел определённую базу, инфраструктуру, которую создал Советский Союз ещё до войны и которую восстановил после войны, сделав её достаточно эффективной в течение одной послевоенной пятилетки. Да, это было достигнуто путём человеческих жизней, потери во многом деревни, но весь вопрос заключается в том, что тогда мы имели определённую экономическую базу. Поэтому могли позволить себе планово-убыточную экономику на протяжении почти двух десятков лет. Плюс у нас была дорогая нефть, которую мы разведали в 60-х годах.

Сейчас мы этой ситуации не имеем, а имеем разваленную инфраструктуру, которая ломается каждый день, имеем убыточные государственные корпорации, которые с начала 2000-х годов заняли основное экономическое место с точки зрения управления государством экономикой. Мы имеем совершенно разваленный малый и средний бизнес, который задушен налогами, не имеет сбыта и инвестиционного ресурса. Поэтому сейчас, к сожалению, мы идти по пути С. Глазьева просто не сможем. У нас для этого нет достаточной инфраструктуры и людей, которые бы этим обстоятельством занялись. Да и мозги (существенная их часть) ещё у нас уехали за рубеж.

В связи с этим сейчас необходимо, на мой взгляд, сделать три базовые вещи. Мы новый НЭП (национально-экономическую политику) хотим осуществить в три этапа.

Первый. Провести в жизнь реальный антикризисный план, который предполагает следующее. У нас действительно есть деньги в экономике. Они просто лежат мёртвым грузом. Это более 10 трлн рублей. Это касается и Фонда национального благосостояния, и Резервного фонда. Фонд национального благосостояния изначально был создан для того, чтобы покрывать дефицит бюджета Пенсионного фонда РФ. Мы сейчас этим даже не пользуемся. По сути, направляем из него деньги только в различные инфраструктурные проекты, через которые государственные корпорации направляют их на своё какое-то развитие. При этом они сейчас сокращают добычу нефти в соответствии с тем соглашением, которое мы с ОПЕК имеем.

Второе. Провести ревизию неэффективных расходов по всем основным направлениям. Та самая коррупционная рента, о которой мы так много и долго говорим, находится в неэффективных расходах, которые не влияют на эффективность работы тех или иных отраслей.

Возьмём образование. 85 процентов выпускников вузов работают не по специальности. А государство на их обучение тратит сотни миллиардов рублей, причём снижает объём расходования. Необходимо пересматривать эту ситуацию. То же самое касается системы здравоохранения. Это же касается системы государственных закупок, в которой, несмотря на то, что каждые два года меняется закон, который всё это контролирует, все равно находятся дыры и все равно появляется возможность для коррупционных составляющих.

Необходимо менять межбюджетную систему, а именно: проводить земскую реформу, которую в своё время проводили Александр II и Столыпин. Опускать на уровень муниципалитетов получение в достаточной степени налогов, чтобы была мотивация к привлечению инвестиционного ресурса и т.п. Сейчас же мы все деньги с помощью налогов выкачиваем наверх.

Нам необходимо допустить к программе докапитализации банков, не только государственных, но и частных, всех желающих, потому что мы во многом вымываем эффективных собственников из банковской сферы.

Нам необходимо прекратить предоставление субсидий государственным корпорациям, а также заставить избавиться от непрофильных активов, которые у них есть. Условно говоря, это футбольные клубы, спонсирование каких-то грузинских футбольных клубов, или куча какой-то недвижимости, или предприятия, которые к ним вообще не имеют никакого отношения. Это огромные, 100-миллиардные расходы по каждому из этих направлений.

То же самое касается избавления сферы ЖКХ от конфликта федеральных законов. Потому что у нас неэффективная система, по которой непонятно куда тратятся деньги, которые идут на капитальный ремонт. Сейчас уже собрано 350-400 млрд рублей на капитальный ремонт за более чем год действия соответствующего закона, но никто по этому поводу никаких отчётов нам на этот счёт не даёт. У нас 50 млн домохозяйств, все платят в среднем по тысяче рублей в месяц. И мы должны понимать, что, пока эффективность расходования этих средств не будет ясна, мы ничего не сделаем. Мы же занимаемся пока ровно тем, что пытаемся через Народный фронт искать ручки и "золотые" унитазы. Да, от этого можно избавиться, но, по сути, это никак не повлияет на бюджетную систему в целом. Это первое.

Второе. У меня нет никаких сомнений в том, что в 25 трлн рублей, которые выделяются на формирование государственного заказа, можно точно найти 20 процентов неэффективных расходов. Это подтверждается проверками Счётной палаты, которая в конце года находит более 1,5 трлн рублей неэффективных расходов. Поверьте, 5 трлн рублей позволят нам исключить дефицит федерального бюджета, обеспечить пенсионерам повышение их пенсий до уровня инфляции, а работающим пенсионерам повысить пенсии, чего не было сделано в последний раз.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы.

антикризисная программа правительства правительство кризис Россия ток-шоу интервью гость экономика

России нужен новый НЭП (новая национально-экономическая политика)

22:48
Архив