8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Выкл.
Вкл.
00:00
00:00
Армия Школа Авто Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Готовим вкусно! Это интересно

«Особое мнение»

Эпизод

18 марта 2016

Уроки Крымской войны

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

Телефон прямого эфира (495) 956-15-14.

27 марта 1854 года или 162 года назад Англия и Франция объявили войну России. Так началась Крымская война. Главным её событием стала оборона Севастополя, продолжавшаяся 349 дней. Россия в той войне потерпела поражение. Многие склонны в сегодняшних реалиях усматривать аналогии с событиями 162-летней давности. Так ли это?

 Попытаемся разобраться вместе с гостьей в студии – преподавателем факультета мировой политики МГУ Ксенией Александровной Дубинкиной.

На ваш взгляд, есть аналогии с сегодняшним днём?

К. Дубинкина: Аналогии, конечно, прослеживаются. С теми событиями, которые происходили в середине XIX века, когда Великобритания и Франция противостояли России и категорически боялись её усиления на Чёрном море и сближения с Турцией. Турция проявила себя в первый раз особенно ярко в 1833 году, когда между Россией и Турцией был заключён Ункяр-Искелесийский договор, имевший секретную статью, согласно которого Турция обязалась закрыть черноморские проливы Босфор и Дарданеллы для любых военных кораблей третьих стран. Таким образом, на тот момент времени это была крупнейшая дипломатическая победа России. Заключал этот договор наш талантливый дипломат граф Алексей Орлов.

Подобные аналогии можно проследить и сейчас, когда уже Великобритания и США опасались усиления России в Черноморском регионе и сближения её с Турцией, которая после пятидневной войны 2008 года препятствовала вводу американских кораблей в Чёрное море. И тогда правительства США и Великобритании старались сделать всё, чтобы разорвать этот союз между Россией и Турцией. А уже после воссоединения в 2014 году Крыма с Россией и заключения договора России с Абхазией западноевропейские страны стали просто бояться этого усиления России. И, конечно, они с радостью восприняли ухудшение отношений между Россией и Турцией в конце 2015 года.

Но ведь и тогда, более 160 лет назад, насколько я понимаю, всё началось с очередной русско-турецкой войны?

К. Дубинкина: Очередная русско-турецкая война – это просто очередная война XIX века. Здесь интересно другое. Интересно, какой повод стал началом к этой войне. А поводом стали конфессиональные вопросы, по которым начали ссориться Россия и Франция. Обе эти страны вели борьбу за доминирование в Османской империи. С 1774 года, когда был заключён Кючук-Кайнарджийский мирный договор между Россией и Турцией после очередной русско-турецкой войны, у России появилось право покровительствовать всем христианам, живущим на территории Османской империи. Франции это категорически не нравилось, потому что это, конечно же, способствовало усилению позиций России в Турции и на Средиземном море, которое Франция всегда исторически рассматривала как зону своих интересов. Плюс надо учитывать то, что после поражения Франции в 1812 году и установления Венского порядка 1815 года считалось, что он  категорически мешает интересам Франции. Поэтому Наполеон III, ставший в 1852 году императором, хотел разрушения этого Венского порядка. С этого момента начинается открытая борьба между Россией и Францией за доминирование в Османской империи, ставится на карту конфессиональные вопросы, в том числе, кому будут принадлежать ключи от Храма гроба господня, кто будет делать в нём ремонт, какая звезда должна быть помещена в Вифлеемской пещере.

Хозяйственные вопросы, как вы ещё сказали.

К. Дубинкина: Абсолютно хозяйственные вопросы, своего рода спор хозяйствующих субъектов. И в 1852 году турецкий султан вдруг объявляет, что у Франции будут преимущественные права по поддержке христиан на Востоке. Николай I, естественно, был недоволен таким поворотом событий, и в 1853 году в Константинополь направляется адмирал, морской министр Российской империи А.С. Меньшиков с задачей восстановить первенство православных в Константинополе. И он этого добивается. Но политических целей, как, например, заключить второй подобный Ункяр-Искелесийскому договор, достичь не получилось, потому что на султана оказывалось слишком сильное давление со стороны Великобритании и Франции.

И вот завязалась русско-турецкая война. Какой-то период она продолжается, и вдруг, насколько я понимаю, неожиданно Великобритания и Франция выступают на стороне турок против России. Это действительно было неожиданно?

К. Дубинкина: Я бы сказала так. Выступление Великобритании и Франции на стороне турок, скорее, было ожидаемым. А вот выступление Австрии было абсолютно неожидаемым. И здесь, конечно, приходят в голову слова австрийского канцлера Шванцерберга, который в конце 40-х годов XIX века сказал, что "Австрия ещё удивит мир своей неблагодарностью".

Какие абсолютно провидческие слова.

К. Дубинкина: Это оказалось своего рода ударом в спину. Конечно, Николай I ожидать этого не мог. Ну а если говорить о позиции Великобритании и Франции, стоит вспомнить тех людей, которые стояли у власти там в тот момент. Если во Франции это был Наполеон III, который стремился добиться усиления своих позиций на Средиземноморье, то, что касается Великобритании, в первую очередь, приходит в голову удивительный английский политик Генри Пальмерстон. Он удерживался у власти в течение 48 лет. Это был абсолютный рекорд для английской политики. Г. Пальмерстон был аристократом, одноклассником Байрона, слыл законодателем моды в Великобритании. Помните, герои Достоевского носили пальто фасона "пальмерстон". И, собственно, почему ещё Г. Пальмерстона называют таким удивительным и видным английским политиком? Потому что как раз в те годы он был и военным министром, и министром иностранных дел, и министром внутренних дел, и, в конце концов, он становится премьер-министром Великобритании. И у него в политике были абсолютно новаторские методы. Это и экономическое давление, и сильная дипломатия, и работа с прессой, и работа с общественным мнением. Особо хотелось сказать о работе с общественным мнением. Вообще война началась между Россией и Турцией, когда последняя объявила войну Российской империи 16 октября 1853 года. И через полтора месяца, 30 ноября 1853 года, происходит известное Синопское сражение. В нём Россией была одержана блестящая абсолютная победа. Обычное сражение флота, проигрыш турецкой стороны, и вдруг, буквально через несколько дней после этого во всей западноевропейской прессе появляются материалы с заголовками "Синопская резьня". Как известно, слово "резня" можно применять, если речь идёт о расправе над мирным населением, но никак не в случае военного поражения. Соответственно, выражение "Синопская резня" в прессе всколыхнуло общественное мнение. Общественность полностью поддержало правительства Великобритании и Франции, которые собирались объявить войну России.

Все те же самые методы. Ничего за 162 года не изменилось.

К. Дубинкина: Обе эти страны заключают военный союз с Турцией и объявляют войну России. Через некоторое время в войну против России вступает Австрия. После этого в войну вступает совсем небольшое Сардинское королевство, которое в обмен на то, что оно отправляет свой 15-тысячный корпус, надеется на поддержку Великобритании в деле объединения Италии. В 1855 году на стороне Великобритании, Франции, Австрии и Сардинии ещё выступает, опять же с подачи Великобритании, и Швеция.

Все давние "друзья" Российской империи.

К. Дубинкина: Таким образом, Россия оказывается одна против коалиции из пяти государств, которые атакуют её повсюду: и на Тихом океане, и на Балтике, и на Белом море, и в Чёрном море. Хотя, по сути, Великобритания, можно сказать, проиграла эту войну. Потому что ни одной блестящей победы у Великобритании не было. Можно, например, вспомнить Петропавловскую оборону России на Тихом океане, которую академик Тарле назвал "блестящей победой России" и "лучом света в Крымской войне". Если говорить о Балтике, да, англичане заняли Аландские острова, но…

Балаклаву они помнят до сих пор.

К. Дубинкина: Помнят.

Я почему сказал, что было неожиданно? Во-первых, российский император наверняка считал, что Россия – это часть большой европейской семьи. И ожидаемым было бы, например, если бы на стороне Турции выступил Афганистан или Иран. Но эти страны в то время как раз не ввязались в войну, а ввязались, наоборот, европейские "братские" страны. Вот что кажется удивительным. Почему так получилось? Это какие-то давние неразрешённые конфликты между Россией и Европой проявились?

К. Дубинкина: Я бы сказала, что, наверное, здесь всё-таки сыграло основную роль желание западноевропейских стран ослабить Россию. Потому что Россия в тот момент была одной из ведущих великих держав континента. Конечно, у них желание ослабить её было огромным. Вот что писал принц Альберт, супруг королевы Виктории. По его словам, Россия должна потерять свой статус европейского государства и стать исключительно славяно-азиатским государством. И его в этом поддерживал Г. Пальмерстон.

Как сейчас бы выразились, они хотели видеть Россию региональной державой.

К. Дубинкина: Практически региональной державой. Но если вспомнить, что в XIX веке центром политики была Европа, то Россия, по мнению европейских стран, должна была быть отодвинута подальше от Европы. Это с одной стороны. С другой стороны, конечно, хотелось бы здесь вспомнить ещё и про интересы стран, которые входили в эту антироссийскую коалицию. Г. Пальмерстону принадлежат известные слова: "У нас нет вечных врагов, у нас нет вечных союзников. Вечны и постоянны лишь наши интересы", Конечно, здесь речь идёт не только по политических, но и об экономических интересах тоже. Потому что именно в годы Крымской войны создались самые благоприятные условия для ввоза иностранного капитала и иностранных товаров, прежде всего, английских, в Турцию. В разгар Крымской войны у Турции не стало хватать денег, и она обратилась к Великобритании с просьбой предоставить ей заём. Первый заём банкирские дома Палмер (Лондон) и Голдшмит (Париж) предоставили Турции в августе 1854 года на 3 млн фунтов стерлингов. Но денег Турции опять не хватает для ведения войны, и через год Турция обращается вновь к Лондону. И в 1855 году ей предоставляется второй английский заём, уже в два раза больший. И кем? Лондонским банком "Ротшильд и сыновья". Далее в 1856 году будет открыт Оттоманский банк на территории Османской империи в Константинополе с полностью английским капиталом, который спустя семь лет, в 1863 году, получает статус государственного банка Турции. После чего бывшие турецкие союзники Великобритания и Франция настаивают на консолидации внешнего долга, который к концу 60-х годов составляет почти 2,5 млрд фунтов стерлингов. А поскольку выплату займов Турции было обеспечить достаточно сложно из-за своего финансового положения, английским и французским банкирским домам в обеспечение первого займа выделяют доходы Египта. В то время французская компания уже начинает разработку и строительство Суэцкого канала. А в обеспечение второго займа Ротшильдам выделяются полностью доходы Сирии. Собственно, Крымская война положила начало полному финансовому закабалению Османской империи и превращению её в полуколониальную страну.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы.

общество история Крым МГУ/Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова война ток-шоу интервью гость

Уроки Крымской войны

23:01
Архив