8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Школа Авто Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Готовим вкусно! Это интересно

«Особое мнение»

Эпизод

09 июня 2016

Кто останется без профессии и работы в будущем

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

Телефон прямого эфира (495) 956-15-14.

Что ждёт рынок труда в ближайшие 15-20 лет? Портал Superjob провёл исследование на эту тему и пришёл к очень интересным выводам. А к каким, мы узнаем у гостя в студии – президента портала Superjob Алексея Николаевича Захарова.

Ваш прогноз озаглавлен: "Два миллиона человек потеряют работу в транспортной отрасли в ближайшие 15-20 лет". Это не первоапрельская шутка? Ведь прогноз появился на сайте 30 марта.

А. Захаров: К сожалению или к счастью, это совсем не первоапрельская шутка, и вообще не шутка. Рынок труда будет очень сильно меняться, причём изменения уже есть, они наступили, все технологии появились. Кое-где начинается их внедрение. И, в общем, то, о чём мы говорим, это не футуризм, не какое-то там предсказание, не гадание на кофейной гуще, это в некоторых странах уже даже сегодняшний день, а не завтрашний. И если к этому не быть готовым, то некоторых ждут печальные времена.

А кого-то очень радостные. Потому что, как правило, если кто-то что-то теряет, то кто-то в это время находит. С деньгами так всегда. С работой это не всегда так, но очень часто похожие процессы происходят.

Начнём с транспортной отрасли, потому что это одна из системообразующих отраслей для любой экономики и для российской в том числе. С учётом того, что, хотя хороших дорог в России в целом немного, их протяжённость очень велика, наша страна большая и как-то надо перемещаться, в России порядка 2 млн человек заняты тем, что перевозят что-то с места на место в том или ином виде. Мы же говорим о следующем. Практически все профессиональные водители, 100 процентов из них, а это более 1 миллиона человек, останутся без работы в ближайшие 15-20 лет.

100 процентов?

А. Захаров: Да, 100 процентов. Просто для них не будет места вообще. То есть, где-то люди будут ездить за рулем, я не говорю, что совсем не будут ездить за рулём, но потеряют работу практически все водители такси, практически все дальнобойщики, практически все водители-курьеры, водители-экспедиторы, персональные водители, за редким исключением. Просто потому, что на сегодняшний день водитель такси, который в крупном городе даже 10 лет назад должен был понимать дорожную ситуацию, знать какие-то переулочки, чтобы быстрее доехать, только так он как водитель такси мог зарабатывать, – это просто прокладка между навигатором и педалью газа. Он много чего не знает. Уровень его водительского мастерства часто оставляет желать сильно лучшего. При этом машины, которые полностью лишены пилота, на сегодняшний день уже прошли миллионы километров, просто без людей. Аварийность, которую они показывают, особенно в экстремальных ситуациях, не то, что в 10 раз, она в тысячи раз меньше, чем у человека. Робот и программа реагируют быстрее.

И на запрещённый обгон они не пойдут? И не напьются?

А. Захаров: "Беспилотник" соблюдает Правила дорожного движения, скоростной режим, не болеет, не пьёт, в отпуск не уходит. Поэтому все технологии есть. То, о чём мы говорим, это не какой-то завтрашний день и фантастика, всё есть, оно уже работает, оно уже ездит. Осталось немножечко довнедрить. Уже можно увидеть ролики на Youtube, как "Тесла", к которой, конечно, много вопросов и у которой слишком дорогие прибамбасы, но всё будет сильно дешевле, если из Китая, не такое понтовое, но в сто раз дешевле, уже без пилота проехала по Третьему транспортному кольцу. Да, человек там сидел внутри, но он комментировал, что происходит.

Это в Москве было?

А. Захаров: Да, в Москве. Человек, сидевший внутри машины в Москве, комментировал, что происходит, и он, конечно, следил. Но машина, в принципе, ехала сама. В Японии уже тесты начинаются, в Лос-Анджелесе вы можете приземлиться, вызвать ту самую беспилотную "Теслу" по телефону, она приедет, и вас, не куда угодно, а по нескольким разрешённым маршрутам, эта штука довезёт без водителя. Соответственно, этот завтрашний день уже наступил.

"Форд" тут пару дней назад провёл испытание. В кромешной темноте его машина ездила успешно.

А. Захаров: Колонну фур "Даймлер" провёл по Европе на несколько сотен километров. То есть, технология для этого есть. Она развивается очень и очень быстрыми темпами. Вопрос, в общем, за регуляторикой. Как только начнётся регулирование отрасли беспилотных автомобилей, она сразу получит приоритет. То есть, будут выделенные полосы для них (две-три). Если за рулём будет человек, он всегда будет пропускать сначала беспилотники. Поэтому поездка человека за рулём автомобиля – это будет уже винтаж, как сейчас под старую "Волгу" есть любители залезть.

Это на любителя.

А. Захаров: На очень большого любителя, и это очень дорого будет стоить. Дальше. Молодёжь уже в крупных городах перестаёт получать права. Нет никакого в этом смысла, потому что содержание машины – дорогое удовольствие, а такси и очень недорогое, если вы не ездите целый день туда-сюда, и приезжает сейчас за три минуты. Кроме того, вы знаете, сколько вам будет стоить поездка. Вы также можете комбинировать такси и метро в Москве.

Содержание только самой дешёвой машины сопоставимо с поездками на такси, если вы ездите два-три раза в день с работы и на работу. Если у вас машина среднего класса, то такси будет обходиться вам дешевле. Если у вас машина представительского класса, да, за понты придётся платить, как и за личного водителя. Но это тоже, в общем, скоро пройдёт. Поэтому водители работу потеряют. А люди сами перестанут покупать автомобили.

Но ещё непонятно, как эти "беспилотники" будут ездить по российским дорогам? Они по направлениям ездить пока ещё не научились.

А. Захаров: Они, конечно, будут ездить по российским дорогам лучше, чем сейчас это делают люди. Все технологии есть. То, что дороги плохие, ну, плохие. Где-то, где робот совсем ничего не понимает, надо будет кому-то ехать. На самосвале или на вездеходе. Но в абсолютном большинстве случаев по Москве, по Нижнему Новгороду, между Москвой и Нижним Новгородом, между Москвой и Питером, другими словами, там, где есть цивилизация, человека за рулём не будет. Это данность, которая уже состоялась.

Дальше это всё влечёт за собой очень большие изменения на рынке труда. То есть, потеряют работу не только водители, но и все те, кто учат на права. Соответственно, поскольку люди перестанут покупать машины, потеряют работу те, кто выдаёт кредиты для того, чтобы люди покупали машины в кредит. Поскольку не будет машин у физических лиц, поменяется очень сильно автомобильный страховой рынок. И страховаться будет ответственность не человека, а производителя программного обеспечения для автомобилей.

Ну, а владельцы автомобилей? Они же все равно останутся? Даже "беспилотники" кому-то будут принадлежать?

А. Захаров: Да, их будут страховать. Но не по одному автомобилю, а сразу по десять тысяч автомобилей. Это будут очень крупные автомобильные компании. Поэтому поменяется страховой рынок, поменяется банковский рынок, поменяется рынок рекламы очень сильно, ибо автомобильные компании являются одними из крупнейших рекламодателей, и те СМИ, которые сегодня живут за счёт автомобильной рекламы и сопутствующих сервисов, тоже ждут очень тяжёлые времена.

Если сегодня этого не осознать, то завтра может оказаться очень печальным. Вот, например, как поменяется только одна отрасль.

Дальше можно поговорить об образовании. Я абсолютно уверен, например, что образование тоже ждут очень большие перемены. Например, иностранный язык в ближайшие 10-15 лет полностью перестанут преподавать в обычных российских школах и в вузах. Потому что в этом нет никакого смысла.

Почему?

А. Захаров: Потому что перед вами лежит железный девайс, который вживую со 100 языков и на 100 языков переводит, хотите – письменно, хотите – устно, уже сейчас лучше, чем среднестатистический преподаватель среднестатистической российской школы, который там что-то преподаёт. Вот это уже лучше, чем люди, которые выходят из школы с никаким знанием иностранного языка. 95 процентов российских школьников, заканчивая школу, имеют нулевое знание иностранного языка, то есть, вообще его не знают. Кроме, как меня зовут, они ничего сказать не могут. Соответственно, какая у них мотивация хоть что-то там учить?

Как говорят, сейчас английский язык – это практически базовая опция при устройстве на работу. Уже одного языка мало, надо минимум два языка знать.

А. Захаров: Нет. Такой базовой опции уже давно нет. На сегодняшний день ваш компьютер просто переводит вам любые технические тексты лучше, чем вы сами можете перевести с любого иностранного языка. И вы можете выучить лишь один язык. Да, как правило, английский язык нужен. Но он нужен не для того, чтобы переводить сегодня иностранную литературу, а просто для того, чтобы развивались мозги у ребёнка. А насчёт того, чтобы съездить пообщаться с иностранцем, то 99 процентов россиян не ездят никуда и не общаются. А те, кто ездит в Турцию, в тех местах, в которые ездят, там все говорят по-русски. В Португалии я долго пытался официанту на английском языке объяснить, что такое геркулесовая каша и что мне нужно, чтобы для моей дочки сварили её без молока. Когда я устал объяснять, я просто включил телефон, сказал туда "сварите геркулесовую кашу", и девайс это на португальский перевёл. И официант сказал, что же ему так долго голову морочили, сразу бы так в телефон и сказали. Поэтому всё, это будущее тоже уже наступило. И образование будет очень сильно меняться.

Что ещё будет меняться в образовании? Думаю, что всё. Потому что на сегодняшний день для любого класса средней школы, для любого вуза доступны лучшие мировые преподаватели!

Через Интернет?

А. Захаров: Через Интернет. Не просто очень хорошие, а лучшие. Причём лучших может быть тысяча. И для каждого ребёнка с его особенностями может быть найден свой лучший преподаватель. Поэтому просто очень хорошим учителям в образовании будет делать нечего. Потому что будут доступны лучшие. Причём лучшие из лучших индивидуально для вас, не важно, в какой точке вы находитесь. Девайс переведёт через 10 лет с китайского математику для младших школьников замечательно на русский. Уже сейчас это доступно. В режиме онлайн. Это уже сейчас доступно, просто для этого надо приложить достаточно большие усилия родителям в первую очередь для того, чтобы всё это организовать и получить. Сами технологии все есть. Доступ к информации есть. Доступ к любому лучшему образованию в любой стране есть. То есть, лучшие мировые университеты уже оцифровали свои лучшие курсы. Массачусетский технологический университет впереди планеты всей. Пожалуйста, вы можете получать там образование.

Очень хороший учитель будет трансформироваться в тьютора, в ментора. Его задачей будет понять каждого конкретного ученика и для этого каждого конкретного обучающегося подобрать лучшего учителя по русскому языку, того, кто идеальным образом научит именно этого ребёнка. И следить за тем, какой прогресс у каждого конкретного ребёнка. На самом деле это тоже может показаться каким-то футуризмом, но это уже наступило. В отдельных семьях и в отдельных самых продвинутых школах это уже практикуется. И это будет развиваться, развиваться и развиваться. Соответственно, образование очень сильно поменяется. И если мы этим сейчас не займёмся, просто всё наше российское образование уйдёт куда-то в другие страны, и мы потеряем суверенитет. Потому что, кто вас учит, тот вами и командует. Это очень важная тема, которую у нас пока недооценивают на самом верхнем уровне.

То есть, наши дети должны находить лучших преподавателей всё-таки у нас в стране?

А. Захаров: Мы должны этим вопросом заниматься, создавать режим наибольшего благоприятствования для развития подобных технологий. То есть, они уже есть, все эти все технологии. Но десятки миллиардов, которые вкладываются в образование, вкладываются сегодня в какой-то совершенно вчерашний день.

Если вернуться к вопросам образования, то с чем мы столкнулись в компании Superjob? А ведь с нами работают миллионы людей. Мы помогаем миллионам людей ежегодно находить работу, у нас сотни тысяч работодателей, поэтом мы знаем, какие существуют проблемы. Мы знаем, например, что человек после 40 лет в плане профориентации "не лечится". То есть, если человек сделал все свои неправильные выборы до 40, то потом даже я, имеющий опыт общения с людьми и понимающий всё, из тех, кому за 40, смогу "вылечить" только 1 из 100. Прилагаю различные усилия, консультирую, но всё, человек "не лечится". По разным причинам. И в первую очередь по психологическим. Если молодому человеку – от 20 до 25 лет, я "вылечиваю" 99 человек из ста, то есть, могу правильно их сориентировать.

У нас есть люди, специально обученные, например, Ольга Демакова, она великолепный бизнес-тренер, ходит по вузам, проводит семинары на ранних этапах. Не после вуза, а на первых, вторых, третьих курсах, объясняет молодым людям, как вести себя на рынке труда, как профориентироваться, что делать. И мы очень хорошо видим, что поздно заниматься этим в вузе.

Уже поздно?

А. Захаров: Да, поздно. Мы опоздали навсегда. Потому что молодыми людьми уже сделан неправильный выбор.

А когда же надо начинать?

А. Захаров: Дальше мы идём в школы. Раз в вузе уже поздно, значит, надо заниматься этим в старших классах. Начинаем работать со старшеклассниками и понимаем, что время тоже уже упущено, надо заниматься этими вопросами в средней школе. Начинаешь что-то пытаться сделать в средней школе, и понимаешь, что и здесь мы уже тоже опоздали, надо идти в младшие классы. Но, приходя в младшие классы, мы понимаем, что заниматься профориентацией в младших классах бесполезно, так как рано.

Круг замкнулся?

А. Захаров: Мы столкнулись с таким вот парадоксом: в средних классах заниматься профориентацией уже поздно, а в младших классах – ещё рано.

Что делать? Если взять педагогическую литературу, какие-то статьи, в том числе и продвинутых педагогов, можно увидеть много таких точек зрения: мы знаем, что делать с младшеклассниками (мы их можем учить читать и писать), но мы совершенно не понимаем, что делать с детьми, начиная с пятого класса. Они становятся неуправляемыми. Мы как-то по инерции чего-то пытаемся в них впихнуть: физику, химию, биологию…

Но у них совершенно другие интересы?

А. Захаров: У них интересы совершенно другие. В отдельных очень хороших школах отдельные дети, которым родители это вложили, с этим справляются. А с большинством детей ничего не происходит. Школа с этим не справляется никак. И, начиная с пятого класса, начинается социальная передержка. У редких экземпляров в 8-9 классах мозги встают на место, и люди начинают как-то что-то планировать. Но они составляют всего 5 процентов, не больше. У остальных развитие заканчивается на уровне средней школы. Всё. И виновата в этом школа, что делать? Такая вот некая типичная позиция.

Мы начали изучать эту тему и выяснили, что на самом деле российская педагогика очень странно не состыкована с детской физиологией. Точнее, она стыкуется, но как-то очень потихонечку. Очень громко об этом почему-то не говорится, и не предполагается что-то с этим делать.

Хотя это очевидно. Вы вот проговорили, и это для меня стало абсолютно очевидным.

А. Захаров: Очевидно, но я ещё очевиднее точки над "i" расставлю. Человек – это некое животное в определённом смысле. Генетически каждое животное, особенно хищник, рождается с некой программой, которая говорит ему, что надо учиться чему-то, приобретать навыки, просто чтобы выжить, добывать себе пищу и воспроизводиться. Человеческая генетическая программа как и генетическая программа обучения любого хищника действует до момента полового созревания этого хищника. То есть, в человеческом варианте – до 12 лет. Потому что эволюционно к 12 годам, когда человек становился половозрелым, плюс-минус год, тестостерон в крови и адреналин пошли, к этому моменту он должен был полностью овладеть всеми необходимыми знаниями и навыками для будущей жизни. Теоретически у него не было никаких шансов после момента полового созревания овладевать какими-то новыми навыками. Зачем? Он всем уже овладел. Он уже самостоятельный член общества, отделился от семьи и начинает воспроизводиться. К 12 годам у него уже все знания и навыки есть. Средняя продолжительность жизни человека на протяжении сотен тысяч лет – 20, максимум 30 лет.

То есть, к 12 годам полжизни человеком уже прожито?

А. Захаров: Да. Он к 12 годам уже перешагнул рубеж, у него кризис среднего возраста как бы уже прошёл. То есть, по современным меркам он к своим 12 годам с точки зрения социального статуса является уже 45-летним. А дальше мы приходим к тому, что после 40 лет человека переделать невозможно.

На самом деле его невозможно переделать после 12 лет, если до 12 лет не сделаны важные вещи. Потому что человек же не просто животное, которые управляется исключительно инстинктами, генетикой, он ещё животное социальное.

И получается следующее. Исследователи мозга, в том числе детского мозга, детской психологии и детской физиологии, которые на самом деле без педагогики не обходятся, как правило, но почему-то как-то педагогика без них очень часто обходится, говорят следующее: если упущен какой-то момент до того самого тестостерона, то потом это не исправляется. То есть, если человека не научили учиться до 12 лет, то ни в средних классах, ни в старших классах, ни в вузе, если он туда попадёт, его уже ничего не научит учиться.

Да, есть варианты. Если человек пошёл в армию или оказался в какой-то другой стрессовой ситуации, где ему могут отбить почки, выдрать зубы, выколоть глаза, то есть, стоит вопрос его физического выживания, у него снова включается программа на приобретение новых навыков. Потому что вопрос здесь стоит абсолютно прямо: либо ты погибнешь, либо тебе надо резко с помощью активности мозга начать приспосабливаться. И программа включается.

Но в современном мире это включается не часто, и слава богу. А дальше получается следующее. Современная младшая школа, какие бы там продвинутые методики ни использовались, говорит, что вот она сейчас будет учить детей по-новому, будет их учить правильно. И начинает детей учить. Но очень редко делается ещё один шаг и артикулируется следующее, что на самом деле у ней нет задачи учить ребёнка, а есть задача научить его учиться.

Что значить научить учиться? Это значит, что надо в первую очередь научить ребёнка задавать вопросы. Ребёнок, попадая в школу, первый вопрос должен задать, а зачем я вообще здесь оказался? Не зачем учить математику? Это следующий вопрос. Не зачем учить русский язык или учиться читать и писать, а, вообще, зачем он здесь.

А сейчас происходит следующее. Плохая школа: не спрашивай, зачем ты здесь, молчи и учись читать и писать так, как ему говорят. Хорошая школа: не спрашивай, зачем ты здесь. Мы тебя научим читать: хочешь – так, хочешь – в игровой форме. Мы тебя научим писать: хочешь – так, хочешь – в линеечку. Мы тебе про математику расскажем: хочешь – так, а хочешь – так. Никто не спрашивает ребёнка, хочет ли он учить математику или не хочет. Ну, не хочешь учить математику, пожалуйста, в старших классах её не учи. И никто, за редким исключением, системно не нацеливает детей на необходимость постановки вопросов. А в 7 лет человек уже может их ставить, и в 6 может, и в 4 года тоже. Природой предусмотрено, что у него эти вопросы рождаются. Но значительная часть этих вопросов убивается в семье, потому что "так надо", "не спрашивай". Но то, что убито в семье, до 12 лет может быть поправлено в школе.

Сейчас, говорят, вообще очень инфантильное поколение растёт?

А. Захаров: Ничего особенно не меняется. Каждое поколение ругает предыдущее, надеясь на следующее.

У нас сегодня дети вплоть до выпуска из школы – всё дети.

А. Захаров: Если мы почитаем Библию, то увидим, что те же самые проблемы обсуждались ещё и древними евреями, и вавилонянами. Ничего не поменялось. Другие люди, другой культурный контекст, но человек не меняется. Во всяком случае, господь бог создал человека, и его сложно изменить.

Поэтому мы сейчас прилагаем огромные усилия к тому, чтобы запустить программу задавания вопросов для детей. Есть учителя, которые умеют это делать. Но опыт этот не кодифицирован и не алгоритмизирован. Мы в Superjob затеяли большой проект, который ставит своей задачей алгоритмизировать этот опыт и предложить простые методики учителям, не важно, плохой учитель или хороший, супершкола или отсталая школа. Ему скажут, вот тебе методика, научи детей научить вопросы, и тебе легче будет их учить с каждым следующим занятием.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы.

Алексей Захаров портал интервью рынок труда ток-шоу гость

Кто останется без профессии и работы в будущем

22:53
Архив