8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Выкл.
Вкл.
00:00
00:00
Гости эфира Армия Школа Авто Про деньги Общество Театр Культура История Здоровье Готовим вкусно! Это интересно

«Особое мнение»

Эпизод

17 декабря 2013

Будущее в тумане?

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

Пятая часть российских вузов и филиалов образовательных учреждений могут лишиться лицензий. Таковы результаты нового мониторинга эффективности вузов, которые обнародованы Министерством образования. Основной удар пришёлся на некоммерческие вузы, среди которых неэффективными оказались свыше 300 заведений. Что ждёт эти вузы и их студентов? И в чём проблема российского образования?

Гость в студии – председатель Ассоциации негосударственных вузов, ректор Российского нового университета Зернов Владимир Алексеевич.

Ваш университет не попал в "чёрные" списки?

В. Зернов: Мы не попали в "чёрные" списки, но ряд сильных негосударственных вузов, к сожалению, попали.

Сколько негосударственных вузов входит в вашу ассоциацию?

В. Зернов: Примерно 350 вузов участвуют в работе ассоциации.

Неэффективными и требующими реорганизации согласно мониторингу Минобрнауки оказались 373 вуза и филиала. Среди них – 7 государственных вузов, 57 филиалов государственных вузов, 125 негосударственных вузов и 184 филиала негосударственных вузов. Ещё 45 вузов и филиалов признаны требующими оптимизации, а 100 вузов и филиалов от мониторинга уклонились, материалы в отношении их переданы в прокуратуру. Всего в России 2649 вузов и филиалов. То есть, из 373 неэффективных вузов по результатам мониторинга 2013 года, а это второй мониторинг за последние два года, более 300 оказались негосударственными. Как это можно объяснить? И как к этому можно относиться?

В. Зернов: Я объясняю это очень просто. Замечу, что половина из этого числа – филиалы. Действительно, есть филиалы не очень сильные. Из тех негосударственных вузов, что остались, значительная часть – это очень слабые вузы, которые при любых критериях мониторинга вряд ли его бы выдержали.

Какова позиция Ассоциации негосударственных вузов? Совершенно очевидно, что мониторинг необходим, об этом говорилось на всех заседаниях Госсовета, которые были, но никто его не начинал. То, что Минобрнауки проводит мониторинг, безусловно, огромный плюс для всей системы образования России.

Другой вопрос, что Ассоциация согласна не со всеми теми критериями, которые используются при мониторинге. Проблема эта тоже совершенно очевидная. Вместо того чтобы применять критерии, которые характеризуют научно-инновационную деятельность вуза, насколько вуз успешен в генерации знаний, что отвечает критериям, принятым в международных рейтингах, в России вузы сравниваются фактически по тому, сколько денег они осваивают. Отмечу, что Россия – единственная из развитых и не очень развитых стран мира, в которой нет никакой программы поддержки негосударственного сектора. В России по-прежнему поддерживаются только государственные вузы. В то же время по наукометрическим характеристикам есть негосударственные вузы, которые уже существенно превосходят не только средние государственные вузы, но и большинство, а может даже подавляющее большинство национальных исследовательских университетов и федеральных университетов, куда государство вкладывает довольно приличные ресурсы по меркам любой страны.

Может это логично? Если государство является собственником высшего учебного заведения, оно его и должно поддерживать. А если собственником вуза государство не является, а им является частное лицо или группа лиц, то они и должны поддерживать вуз. Это же их бизнес. Они должны сами каким-то образом вырабатывать стратегию и тактику и выживать в условиях рыночной конкуренции. Почему государство должно поддерживать частный бизнес?

В. Зернов: Во всем мире это не так. Приведу пример. Все вузы из Японии, которые представлены в мировых рейтингах, это вузы не государственные. Год назад мы были в одном из самых передовых японских университетов Тохоку. Это негосударственный вуз, который активно поддерживается государством. Кстати, они показали нам четыре самые передовые лаборатории. В трёх из них работали выходцы из России. Четвёртую лабораторию возглавлял китаец, который говорил по-русски с меньшим акцентом, чем я. Он получил образование в России. У них критерий оценки очень чёткий и ясный. Написал статью в журнал с импакт-фактором выше 10, значит, ты получаешь поддержку.

Что это за импакт-фактор?

В. Зернов: Импакт-фактор – это популярность или авторитет научного журнала. Скажем, самый авторитетный российский журнал "Успехи физических наук" сейчас имеет импакт-фактор около 2. А журналы "Nature" или "Science" имеют импакт-факторы в районе 35-40.

То есть, это оценка авторитетности научного издания.

В. Зернов: И вот я представляю негосударственный вуз, который имеет статьи в "Nature" и "Science", но это никак не влияет ни на какую оценку в рамках мониторинга. С этим мы, конечно, не согласны, с тем, как выбираются лучшие вузы. Если у нас лучший тот, кто освоил больше всех денег, или имеет больше всего площадей, это одно. В этой ситуации мы попадаем туда, куда уже не раз попадали, когда на Конгрессе соотечественников дети из России и зарубежные дети с трудом друг друга понимают. Потому что наши там привыкли смотреть на результат, а наши здесь, к сожалению, опять говорят об освоенных ресурсах. Мягко говоря, это не совсем правильно.

Что теперь ждёт негосударственные вузы, которые признаны неэффективными?

В. Зернов: Их ждёт проверка Рособрнадзора. И если вуз действительно слабый, Рособрнадзор должен это увидеть. Для сильного вуза внеочередная проверка не есть хорошо, но это и не смертельно. Если посмотреть на ситуацию с точки зрения тех же китайцев, кризис – это всегда основа для развития. Конечно, мониторинг встряхнул систему образования, но он высветил и свои слабые места.

Многие депутаты и руководители, входящие в Союз ректоров, не понимают, почему одинаково оцениваются вузы, которые много получают от государства, например, федеральные и национальные исследовательские вузы, и остальные вузы, которые ничего не получают. Те же негосударственные. Если бы все вузы оценивались по наукометрическим характеристикам, по успеху в генерации новых знаний, то тогда картина была бы иной. Она могла бы быть совсем другой. И её очень было бы интересно посмотреть, раз страна решила вернуться на те позиции, которые Россия занимала в мире в последние десятилетия, а именно: быть мировым лидером в образовании. Задача ведь чётко поставлена: вернуться в мировые лидеры по образованию.

После первого мониторинга произносились те же самые слова по поводу непонятности критериев, по поводу двусмысленности позиции этого мониторинга и т.п. Судя по всему, Минобрнауки что-то подправило, но в основном всё осталось по-прежнему. Как можно относиться к тому, что негосударственные вузы и их эффективность оценивают государственные чиновники?

В. Зернов: Я к этому отношусь не очень хорошо, потому что во всём мире эффективность вузов оценивает какая-то общественная организация. Общественная организация, когда она что-то оценивает, не зависит от государства. Государственный чиновник, конечно же, желает он того или нет, радеет за государственное. Можно говорить, что в России есть министерство государственного образования и науки, которое больше поддерживает подведомственные вузы. Конечно, Минобрнауки несравнимо сильнее поддерживает именно государственные вузы. И это одна из основных причин того, что российские вузы стали неконкурентоспособными. Если вспомнить мировой рейтинг, который был 15-17 лет, российским вузам в нём отводилось не менее десятой доли в топовой его части.

Кстати, в мировом рейтинге лучших вузов 90 с лишним процентов составляют именно негосударственные вузы. Причина этого понятна. Есть конкурентная среда, есть господдержка не тех, кто учреждён государством, а тех, кто показывает лучшие результаты.

Полностью запись беседы с гостем в студии слушайте в аудиофайле.
 

ассоциация интервью ток-шоу гость вуз

Будущее в тумане?

22:51
Архив