8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Выкл.
Вкл.
00:00
00:00
Гости эфира Армия Авто Про деньги Общество Культура История Здоровье Это интересно

«Особое мнение»

Эпизод

21 мая 2014

Африканский опыт для России

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

Сегодня мы снова будем говорить о санкциях. Точнее, не о самих санкциях, а об опыте существования в режиме санкций и выхода из этих санкций. В последнее десятилетие санкции против стран, нарушающих международное право или понятия, применялись неоднократно. Максимально жёсткие действуют сейчас против Ирана. В своё время санкции действовали против Ирака, Мьянмы, некоторых стран бывшей Югославии, но, как считают эксперты, санкции против России будут гораздо мягче. И в этой связи у нас есть повод вспомнить опыт Южно-Африканской Республики, против которой с 70-х по 90-е годы прошлого века действовали международные санкции.

Гостья в студии – научный сотрудник Института Африки РАН Архангельская Александра Александровна.

Для начала, что такое сегодня Южно-Африканская Республика? Вроде страна на слуху, вроде бы как что-то мы о ней помним, но на самом деле ничего не знаем, поскольку она такая близкая и такая далёкая.

А. Архангельская: Это действительно так. Про ЮАР и не только про ЮАР, но и про Африку российское общество очень мало знает. К сожалению, Африка у нас не на слуху. Но в последнее время ЮАР стала ближе, буквально с 2010 года, когда эта страна вступила в БРИКС. Это сообщество, организация или общность государств, в которую входят и Россия, и ЮАР. И с 2010 года наблюдается больший интерес с точки зрения России к ЮАР и ЮАР к России.

Что сегодня представляет собой Южно-Африканская Республика? 7 мая в ЮАР прошли очередные всеобщие выборы, и была отмечена 20-я годовщина демократии в стране. 20 лет назад закончился апартеид, и страна всё это время находится в новых экономических, социальных и политических условиях. Сегодня ЮАР – демократическая страна, одна из лидеров своего региона, претендующая на лидерство на всём Африканском континенте. Можно сказать, что это политический и экономический локомотив всей субсахарской Африки.

Несмотря на то, что многие страны-соседи оспаривают лидирующий статус ЮАР, тем не менее, все крупные международные компании представлены своими штаб-квартирами в ЮАР, зарегистрированы на Йоханнесбургской бирже. ЮАР сегодня – это развитое по западным меркам государство.

В этой связи любопытно понять, каким же образом ЮАР в 70-е годы прошлого века оказалась в числе стран-изгоев, как принято называть такие страны на Западе? Кто и за что ввёл санкции против ЮАР?

А. Архангельская: ЮАР – уникальная страна. У неё очень интересная история. Среди её основных моментов то, что ЮАР никогда не была колонией. ЮАР находилась под британским протекторатом и, соответственно, несёт это наследие, что выражается в её законодательной системе и во влиянии британского бизнеса в раскладке южноафриканских экономических сил.

После определённого периода, связанного с несколькими войнами, ЮАР попадает в начале 40-х годов в период дискриминации, когда по цвету кожи одна группа населения дискриминирует другую. То есть, белые дискриминируют всех не белых. Осуществляется политика апартеида, разделения рас, экономического и политического ущемления прав по расовому признаку. Запрещено, например, ехать в одной машине белому и чёрному, запрещено какое-либо общение, ограничены право голоса и всякие иные права. Например, нельзя сидеть вместе на одной скамейке. Скамейки подписывались раздельно: "Для белых" и "Для не белых".

Подобное, собственно, было и в США примерно в тот же период.

А. Архангельская: На самом деле в ЮАР было всё гораздо жёстче, в том числе было законодательно закреплено. Соответственно, если проводить параллели между Россией, США и ЮАР, можно сказать, что ЮАР была своего рода разменной монетой, в которой сталкивались интересы великих держав времён "холодной войны". И эта политика апартеида, которая во многом неофициально поддерживалась западными государствами, потому что в ответ на неофициальную поддержку крупные компании, которые оперировали на рынках ЮАР, получали льготные условия. Вообще, ЮАР обладает большими природными ресурсами, огромным ресурсным потенциалом в плане полезных ископаемых. И это очень лакомый кусочек для многих.

На протяжении всего периода апартеида, который начался ещё тогда, когда британцы законодательно ограничили права чёрных жителей на землевладения, но официально длился с 40-х годов и вплоть до 1994 года, в ЮАР действуют две политические силы. Это официальное правительство и появившийся на политической арене Африканский национальный конгресс (АНК), который сейчас является партией, стоящей у власти. АНК имеет более чем 100-летнюю историю. То есть, одна официальная сила – это правительство. Вторая сила – действующий подпольно Африканский национальный конгресс. Обе они проводили и экономическую, и внешнюю политику, имели свои структуры. АНК, конечно же, был запрещён, большинство его лидеров находились в изгнании, преследовались внутри страны.

Между этими силами происходили постоянные столкновения. С 60-х годов уже начинаются вводиться санкции, потому что международное сообщество замечает, что в ЮАР требуется остановить развитие ситуации, которая развивается там. В южноафриканском городке Шарпевиль расстреливают толпу чёрных протестующих. Конечно же, большинство населения является в ЮАР не белым, и ему не нравится ситуация, когда притесняются его права. Поэтому начинаются забастовки. В 1963 году Совбез ООН рекомендует всем странам воздержаться от поставок оружия и пытается предпринять меры по введению эмбарго на поставки оружия в ЮАР.

Однако только в 1977 году этот запрет становится обязательным. Совбез ООН принимал решение очень долго, и период начала 60-х – конца 70-х годов стал очень показательным. И не только тем, что происходило внутри ЮАР, но и международной обстановкой. Итак, в 1977 году вводится эмбарго против ЮАР. Но ещё с 1968 года ООН ввела ограничения на участие южноафриканских спортсменов в различных спортивных мероприятиях. Однако люди, стоявшие у власти, а это были в основном африканёры, особо не жаловались на то, что южноафриканские спортсмены не участвовали в соревнованиях. И продолжали активно развивать эту политику. И лишь в 80-х годах, когда Конгресс США принял закон о всесторонних мерах против апартеида и в ООН было преодолено вето, наложенное, как ни странно, Р. Рейганом в 1986 году, только с 1986 года начинается серьёзное экономическое давление на ЮАР. С 70-х годов идёт как бы официальное давление, но фактически оно не осуществляется. Западные державы всякий раз используют очень активно данный момент. Получают соответствующие экономические льготы и очень хорошие условия для своих компаний. Существует огромное количество "серых" схем.

Была даже одна очень забавная история, когда было наложено эмбарго на торговлю золотом, а золото – это очень важная статья в экономике ЮАР. Там была оговорка, что нельзя покупать у ЮАР золотые монеты, но ничего не было сказано о слитках. Соответственно, шла спокойная торговля золотыми слитками. То есть, подобные лазейки всегда были, и они очень активно использовались на благо заинтересованных сторон.

Но с 1986 года, опять здесь нужно понять, что происходит в мире, вспомнить, что происходило в этом году в Советском Союзе, и дальнейшее развитие событий на международной арене, всё это приводит к тому, что уже с 1989 года ЮАР начинает предпринимать активные шаги по пути демократизации, по отмене каких-то законов.

Начинается один из самых кровавых периодов в истории ЮАР. И в 1994 году происходят первые демократические выборы, отмена всех санкций, и официально ЮАР становится демократическим государством.

Что в итоге? С чём Южно-Африканская республика, кроме смены политического строя, вышла из более чем 20-летних санкций? Некоторые эксперты сейчас сравнивают опыт ЮАР и возможное ведение санкций против России.

А. Архангельская: ЮАР именно благодаря этим международным санкциям была всё-таки вынуждена провести демократические реформы. Конечно, это была не единственная причина демократических преобразований, были и забастовки внутри страны и вне страны. Влияли мощные другие силы. Был предпринят целый комплекс мер. Но экономически ЮАР, конечно же, было невыгодно находиться в международной изоляции. Тем более, что с конца 80-х годов они действительно находились в экономической изоляции. Рос, соответственно, внешний долг страны, и ЮАР начала задыхаться из-за того, что не могла сама себя обеспечивать на протяжении такого длительного периода. В 1994 году страна открывается и выходит на международную арену

С чем же она выходит? Ежегодные убытки составляли примерно 350 миллионов долларов или 0,5 процента ВВП. По тому времени это были достаточно серьёзные вещи. К тому же, инфраструктурно ЮАР остановилась в своём развитии и уже не могла обеспечивать растущие потребности экономики. Увеличивающееся население, так или иначе, требовало для себя других социально-экономических условий. Поэтому экономическая ситуация была сложной. Тем не менее, ЮАР – регион, действительно богатый ресурсами. Доля африканёрского капитала, то есть доля капитала той части белого населения, которому приписывали поддержку апартеида, после 1994 года выросла. То есть, для тех, кто был у власти, смена режима и смена экономического направления страны была выгодна. И очень многие сейчас ссылаются именно на это.

Почему ЮАР в данный момент тоже испытывает определённые экономические трудности. Конечно, длительный период изоляции и международных санкций привёл к тому, что страна не смогла ответить на вызовы большинства населения. Огромное количество бедствующих, голодающих людей оказалось такими же равными гражданами, что и белые люди. Они, понятно, требовали для себя нормальных социальных условий: жилья, электричества, водоснабжения и образования.

Вопрос образования очень важен в ЮАР. Многие люди говорят, что проблемы, которые испытывает страна, связаны именно с тем, что во времена апартеида не дали населению образования. Не только в классическом понимании этого слова, но и экономического образования, то есть навыков того, как следует обращаться с деньгами. Сейчас страна испытывает огромные сложности. Более 20 процентов составляет уровень официальной безработицы. Соответственно, эти безработные сидят на социальных дотациях. И это бремя лежит на государстве и на налогоплательщиках.

С 1994 года к власти в ЮАР пришёл Африканский национальный конгресс. То, что происходит в ЮАР сейчас, эти проблемы в экономике, – это все ещё последствия санкций? Или это последствия, может быть, не очень правильной политики, которая проводится в последние 20 лет уже новыми властями ЮАР?

А. Архангельская: Наверное, можно сказать, что причина и в том и в тругом. Потому что изначально, когда управление этим "кораблём" было передано другой команде, "корабль" был не в лучшем состоянии. С другой стороны, можно говорить, что АНК не реализовал те надежды, которые на него возлагались. И прошедшие 20 лет свидетельствуют о том, что в ЮАР огромное количество экономических проблем. Но опять-таки не надо вырывать страну из международного контекста, из того, что происходит сейчас в мире и насколько стабильно чувствуют себя другие страны в экономическом отношении. Кризис и глобализация влияют, конечно, на все страны, потому что они экономически интегрированы.

Но, сравнивая ЮАР с соседями, можно признать, что ЮАР находится в очень выигрышном положении. И у ЮАР действительно стабильная экономика. Она привлекает международные компании. И не только международные компании, но и большинство государств рассматривают ЮАР в качестве "ворот в Африку". Так себя ЮАР позиционирует: либо "голос от Африки", либо "ворота в Африку".

И действительно бизнес-потоки извне в Африку идут через ЮАР. ЮАР – своего рода мостик, потому что там действуют международные стандарты, потому что это экономически стабильная страна, в принципе, достаточно хорошо себя чувствующая, несмотря на все кризисы и прочие социальные и экономические вызовы.

Россия и ЮАР?

А. Архангельская: Очень интересная аналогия. Насколько действительно Россия и ЮАР похожи? Параллелей очень много. Есть они в историческом развитии. Есть они и в вопросе санкций. Но есть принципиальная разница между ситуацией, которая была в ЮАР тогда, и санкциями, о которых сейчас говорят в отношении России. Дело в том, что ЮАР была своеобразной ареной войн, она не была основным игроком в этих санкциях. В ЮАР сталкивались интересы других держав, и её использовали. Она было своего рода разменной монетой. Конечно же, её роль очень велика и в том, что происходило в стране, это тоже очень важно, никто этого не отрицает. Но дело в том, что не было международного конфликта ЮАР и всего мира. Хотя официально так и было. ЮАР всё-таки была использована в борьбе между Западом и Востоком.

Что происходит в России сейчас? Наверное, Россия всё-таки не является разменной монетой, а является одной из сторон в этом конфликте, в этом напряжении. Поэтому здесь заключается принципиальная разница.

Есть ещё одна существенная разница. Это участие России в Совете Безопасности ООН. Так или иначе, те санкции, которые налагались на ЮАР, были сделаны с точки зрения международного права с помощью ООН. Это было решением всего международного сообщества. В этом вторая принципиальная разница.

Кроме того, санкции ряда государств, которые налагались на ЮАР, были достаточно мягкими, и также тогда были разные лазейки, чтобы их обойти. В этом можно провести параллели между ЮАР тогда и Россией сегодня можно.

Полностью беседу с гостьей в студии слушайте в аудиозаписи программы.
 

ЮАР санкции Россия интервью ток-шоу гость

Африканский опыт для России

36:59
Архив