8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Школа Авто Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Готовим вкусно! Это интересно

"Виражи времени" Ток-шоу

Эпизод

24 февраля 2018

Сергей Жилин: всё, что вокруг звучит, это джаз

Программу "Виражи времени" ведёт Андрей Дементьев.

Гость в студии – известный музыкант, заслуженный артист РФ, пианист, дирижёр, композитор и педагог, руководитель музыкальных коллективов, объединённых под общим названием "Фонограф", Сергей Сергеевич Жилин.

Вы учились в Центральной музыкальной школе при Московской консерватории, а потом были отчислены, потому что любили и занимались ещё футболом и авиамоделизмом. И всё-таки музыка победила. Мы часто видим вас в телепередаче "Голос". Знаем, что любите джаз. Не случайно, что бывший президент США Билл Клинтон, с которым вы однажды вместе выступали: вы играли на рояле, а господин Б. Клинтон – на саксофоне, признавался посл концерта, что для него было большой честью играть с лучшим джазовым пианистом России.

С. Жилин: Как сказал один из моих коллег, исследователь джаза, "он просто других не слышал". Так оно и есть.

А что вы тогда играли?

С. Жилин: Это было мероприятие закрытого характера, где присутствовали одни мужчины. Были первые лица двух государств – США и России. Был Борис Николаевич Ельцин, был Билл Клинтон, были министры иностранных дел и приближённые лица. И так как у Билла Клинтона была традиция: он в каждой стране в момент своего первого приезда мог поиграть на саксофоне, но только один раз, у нас приготовили саксофон и рояль в кустах вместе со мной. Мероприятие началось. Рядом со мной сидел струнный квинтет, и они работали бедные вовсю, а я просто сидел, сидел, сидел. Потом мероприятие из зала welcome перешло в основной зал. Опять сижу. Прошло с начала, как все пришли, уже, наверное, около двух часов. Я уже так спрашиваю, может быть, можно… Сиди, мне говорят. Я и сижу.

И как раз в этот момент Б. Клинтон выходит из того зала быстрым шагом, берёт саксофон, который был заготовлен. Это всё быстро происходит. Был 1995 год, 22 года назад, и представьте, вдруг ко мне подходит целый Б. Клинтон с саксофоном и говорит "Summertime K.A.".

Вы английский знаете?

С. Жилин: Я английский знаю великолепно, но, пожалуй, это все те три слова, которые я знаю. У меня ступор, очень быстро пытаюсь сообразить. "K" в данном случае это "key" ("ключ"), то есть должно восприниматься как тональность. Так, хорошо, ёлки-палки, я играю в родной тональности Си-бемоль, в Соль, даже в Ми, но в Ля я не играл ещё ни разу. А у меня слух абсолютный, мне тяжело, я должен как бы внутри себя слышать эту ситуацию. А там не у кого спросить. Начал играть, думаю, только бы каденцию не перепутать. Неимоверными усилиями, но я сработал в Ля-миноре. Б. Клинтон сыграл два квадрата, потом тема была, затем небольшое соло, далее он мне показывает, чтобы я играл соло. Я сыграл. Потом получилась кода.

В этот момент подошли все присутствующие. Естественно стали аплодировать. Он предложил ещё одну тему сыграть. Слава богу, эта тема была в родной тональности – "My Funny Valentine" в До-миноре. Сыграли ещё одну тему. Все остались довольны. И пошли продолжать дальше общение.

А у него музыкальное образование есть?

С. Жилин: Не знаю, он мне не докладывал, но играл он очень продуманно. Когда он включился, слышно, что у него есть какие-то наработанные фразы. Он их и играл. Это была музыка не из воздуха, а было понятно, что он когда-то это делал и знает, что нужно играть.

Были времена, когда джаз был запрещён в Советском Союзе. И я часто задавался вопросом, почему? Ведь к нему были причастны наши замечательные композиторы: Дм. Шостакович, Ю. Саульский, М. Блантер, И. Дунаевский, А. Цфасман и т.д. А во время войны джазовые исполнители выступали перед нашими воинами на передовой. И вдруг джаз был запрещён. Но тут политика вмешалась. Как вы думаете? Всё-таки только потому, что политика вмешалась, или это уже была какая-то система? Но ведь джаз существовал с начала века!

С. Жилин: На эту тему можно дискутировать очень долго. Прежде всего, вспомним про Л. Утёсова, который существовал всегда и везде. И это называлось тоже джазом, хотя это непосредственного отношения к джазу не имело. То есть, это такой осоветченный джаз. Тот же А. Цфасман – это, конечно, совсем другая история. Она непосредственно более музыкальная. Недаром Л. Утёсов называл свои оркестры и концерты не иначе, как теа-джаз (театрализованный джаз). Он каждый номер ставил, и упор в нём был на некую постановочную историю, которая работалась под аккомпанемент музыки, близкой к традиционным стилям джаза. Тот джаз, который начал в Америке зарождаться и развиваться в 40-е и 50-е годы, когда мейнстрим и бибоп пришли на место свинга, этот джаз уже старались как-то в СССР не допускать. Потому что это было, видимо, не совсем в тех общепринятых рамках исполнения эстрадной музыки. На нашем телевидении тогда было принято, что человек выходит, в крайнем случае, в костюме в галстуке, а так вообще в смокинге с бабочкой и, встав ровно, поёт какую-то песню, посвящённую либо Ленину, либо Сталину, либо просто партии. А джаз и рок-н-ролл, который тогда развивался параллельно, были вообще недопустимы. Какие у них там костюмы? Какие движения они себе там позволяют? Как они танцуют тот же джайв и рок-н-ролл? Много ведь традиционных стилей есть, зачем нам новое, поэтому это нам чуждо. Пошли рентгеновские пластинки, записи на которых друг другу передавали.

У современного джаза удивительная история. А что нового привнесли за эти годы в джаз Европа, США, да и Россия тоже?

С. Жилин: У нас всегда была очень хорошая академическая школа. У нас много замечательных музыкантов-классиков, которые играют академическую музыку (пианистов и струнников). Оркестровая академическая школа у нас тоже хорошая. А вот эстрадно-джазовая всегда была в принципе подпольной. Думаю, что это вопрос исследовательского характера, поэтому на него односложно не просто ответить. Но мне кажется, и это несомненно, что российские музыканты привнесли в джаз исконно русские традиционные начала. Это лады, какие-то русские напевы и т.п. Очень много хороших польских музыкантов. В Германии очень много хороших музыкантов. И во Франции тоже. Сразу вспоминается Мишель Легран.

Вообще всё, что вокруг звучит, это джаз. Всё достаточно просто, кругом должен быть джаз. И если он есть, тогда всё хорошо, а если его нет, то тогда, извините.

Далее в беседе с гостем были затронуты темы: как политика пытается влиять на искусство, джазовое творчество Юрия Саульского и Арно Бабаджаняна, отношение современной молодёжи к джазу, чем отличается эстрадный исполнитель от джазового музыканта.

В программе прозвучали:

1. Пьеса "Декабрь" из альбома С. Жилина "Чайковский in Jazz".

2. Джазовый стандарт "Donna Lee" из программы, посвящённой Оскару Питерсону.

3. Песня "Can't Buy Me Love" из программы "Let it BEatles!".

4. Пьеса "На тройке" из альбома С. Жилина "Чайковский in Jazz".

Полностью программу слушайте в аудиозаписи программы.

Классика и джаз Андрей Дементьев гость джаз Большой джаз

Сергей Жилин: всё, что вокруг звучит, это джаз

43:45
Следующий выпуск

Суббота, 22 сентября

14:10