8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Авто Школа Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Это интересно

«Бесконечное приближение»

Эпизод

02 января 2016

Сесил Тейлор и Игорь Стравинский: музыкальные революционеры (800-я программа)

Ведёт программу "Бесконечное приближение" обозреватель сетевого издания www.jazz.ru Михаил Митропольский.

Сегодня наша программа принадлежит циклу, который имеет сложное название КТК-19. КТК – это "квантовая теория клавира". И поскольку в последний раз предыдущий выпуск КТК-18 был достаточно давно, боюсь, что мне вновь придётся расшифровать это название. Дело в том, что несколько лет назад я заинтересовался теми процессами, которые происходили в музыке при переходе от музыки понятной, классической к музыке так называемой "современной", но не той, под которую танцуют, не хип-хоп, не техно, а той, которая завладела умами и чувствами людей XX века, которая привела к революции в области академической музыки, которая вызвала к жизни огромное количество различных композиторских техник и музыку, которая отдалилась от широких слоёв трудящихся. Широкие слои как-то плохо эту музыку воспринимают. Вот В.А. Моцарта, ряд его произведений, не всё, или, скажем, И.С. Баха, кое-что, ре-минорную токкату или фугу, например, или другую музыку, которая звучит или звучала раньше в советское время в программе "В рабочий полдень", это да, это, пожалуйста. Чуть более сложную музыку, написанную, например, Л. ван Бетховеном и представленную в виде его квартетов, или Г. Малером, или Дм. Шостаковичем, одним словом, этот пласт музыки уже как-то не очень воспринимается без подготовки.

Но существует ещё очень много музыки, которая возникла в XX веке и которая не воспринимается обычными людьми вовсе. Да, есть специалисты. Да, есть энтузиасты, люди, которые её изучают. Действительно для вслушивания в эту музыку, для получения от неё каких-то глубоких ощущений нужно потратить немало труда. Но думается, что это совершенно естественный ход вещей. Такой же ход вещей наблюдается и в других областях человеческой деятельности. Например, в физике. Я сам профессиональный физик, и в своё время с невероятным удивлением, удовольствием и азартом я воспринимал те новые идеи, которые привели к такому же результату. От классической физики человечество перешло к неочевидным вещам – к теории относительности, к квантовой механике и ко многим другим порождениям физики XX века. И широкая публика точно так же не очень хорошо воспринимает те очень непростые идеи, которые лежат в основе этой физики. Спекуляции это? Выдумано учёными? Нет, это не так. Это обстоятельство подтверждается опытами, которые проводятся в нашей Вселенной, её функционированием, да, в конце концов, последствиями в технологии, которые привели к появлению, условно говоря, телевизоров, мобильных телефонов, полётов космических кораблей и многих-многих других вещей, которые описываются уже совсем иными законами.

Вот так возникла идея серии под названием "Квантовая теория клавира". В этой серии мы пытаемся выяснить, что же происходило в этой неклассической музыке. Мы уже прошли 18 этапов этого исследования, в котором присутствуют как музыканты из академической сферы (это, в основном, композиторы), так и музыканты из сферы джаза. В основном, музыканты. Я хотел сказать "исполнители", но не хочу злоупотреблять этим словом, поскольку "исполнитель" – это человек, исполняющий чужую волю. А здесь речь идёт о творцах, поскольку джазовые музыканты – это творцы, люди, которые занимаются композицией в режиме текущего времени, то есть импровизируют.

• Ну и в этом процессе мы в прошлый раз занимались тем, что слушали музыку одного из революционеров джаза, одного из важнейших творческих музыкантов этой музыки, с именем которого связывают развитие джазового авангарда. Это американский пианист Сесил Тейлор (Cecil Taylor). В сегодняшней программе мы продолжим разговор о нём, послушаем его музыку, закончим разговор о нём и перейдём к следующему персонажу.

Американский пианист Сесил Тейлор является основателем школы так называемого "гипердинамичного пианизма". По степени предложенных радикальных новаций в джазе его иногда сравнивают с Джоном Кейджем (John Cage) в академической музыке. По примеру европейских импрессионистов он рассматривал аккорды как броские цветовые "пятна". Для широкой публики многочисленные проекты С. Тейлора были слишком радикальны, однако в 70-е и 80-е годы его выступления в разных амплуа, в том числе в композиторском и преподавательском, имели успех по всему миру. Настоящее его имя – Сесил Персиваль Тейлор (Cecil Percival Taylor). Родился он 25 марта 1929 года в  г. Нью-Йорке.

Мы многое уже услышали из его музыки, а сейчас переходим к 90-м годам, к записям С. Тейлора уже достаточно позднего периода. Хотелось бы ещё заметить, что С. Тейлор с презрением относился к "безэмоциональным" композиторам европейской традиции. К примеру, особенное раздражение у него вызывал, как это ни странно, Джон Кейдж, который в свою очередь критиковал джаз за используемые традиционные интервалы и слишком большую привязанность к эмоциям. Ответ С. Тейлора на эти обвинения был таким: "У него нет права делать выводы о джазе, так же как его нет и у И. Стравинского, поскольку они не знают традиции, из которой возник джаз. Я провёл годы в музыкальной школе, изучая европейскую музыку и её традиции, но эти господа ничего не знают о Гарлеме, кроме того, что он есть. Когда они говорят о музыке, они мыслят в терминах своей музыки и того, чем она для них является. Они никогда не задавались вопросом, каковы критерии прекрасного для Луи Армстронга. Пока они поступают так, мне не интересно их мнение. Просто потому, что у них нет критериев для оценки".

Можно соглашаться с этим заявлением Сесила Тейлора, можно не соглашаться, и для этого тоже есть основания, но сейчас, наконец, пришло время послушать его музыку. Впрочем, сейчас это будет не только его музыка, это будет проект, который возник в 1990 году и в котором объединились пианист Сесил Тейлор и знаменитый "Art Ensemble Of Chicago", ансамбль, который "новую музыку" представляет в своём поле зрения, по-особенному. И есть ещё третье имя, которое в этом проекте фигурирует. Это имя одного из гениев джаза – пианиста Телониуса Сфир Монка (Thelonious Sphere Monk). Т. Монк к моменту записи этого альбома (1990 год) был уже давно на том свете. Тем не менее, его музыка, его имя, его чувство музыки не сходят с джазовой сцены, не выходят из голов джазовых мыслителей. И сейчас мы услышим отношение С. Тейлора и "Art Ensemble Of Chicago" к его музыке.

В исполнении американского пианиста Сесила Тейлора и джазового ансамбля "Art Ensemble Of Chicago" звучит пьеса из альбома 1990 года "Thelonious Sphere Monk: Dreaming Of The Masters Vol. 2: Art Ensemble Of Chicago with Cecil Taylor":
1. "Caseworks" (Art Ensemble Of Chicago – Cecil Taylor).

Прозвучавшая композиция была создана усилиями Сесила Тейлора и "Art Ensemble Of Chicago", в число музыкантов которого в этом составе входят трубач Лестер Боуи (Lester Bowie), контрабасист Малачи Фейворс Магхостут (Malachi Favors Maghostut), саксофонист и кларнетист Джозеф Джарман (Joseph Jarman), саксофонист Роско Митчелл (Roscoe Mitchell) и перкуссионист Дон Мой (Don Moye). Это не музыка Телониуса Монка, хотя в названии альбома имя Т. Монка присутствует – "Thelonious Sphere Monk: Dreaming Of The Masters", это отношение этих музыкантов к музыке Т. Монка, которая была в начале процесса, приведшего к такого рода музыке. Если вы помните, один из первых выпусков программы "Бесконечное приближение" в серии "Квантовая теория клавира" был посвящён как раз творчеству Телониуса Монка. Имя его, его музыка, его дух будут долго ещё витать над "новой музыкой" и создавать некие новые стимулы для её существования.

Что касается Сесила Тейлора, то он тоже был среди первых, кто эту музыку создавал, ещё начиная с конца 50-х годов. Бескомпромиссный, бесконечно спорный, ударный, интеллектуальный подход Сесила Тейлора к импровизации, к инструменту фортепиано остаются за пределами мейнстрима уже более полувека. "Живые" записи Сесила Тейлора порой издают по прошествии многих лет. И это неудивительно. Дело в том, что разработка Сесила Тейлора, основанная на музыке Телониуса Монка (Thelonious Monk), Дюка Эллингтона (Duke Ellington) и Хораса Силвера (Horace Silver), перемещённая в ударную, кластерную, импрессионистическую манеру, остаётся достаточно актуальной и сейчас. С. Тейлор вполне может обойтись без традиционных мелодии и формы, но он блестяще передаёт широкий комплекс эмоций – от нежности до ярости. Наверное, поэтому в 90-е годы продолжали выходить записи Сесила Тейлора, сделанные им ещё в начале 60-х годов.

Вот одна из таких записей сейчас и прозвучит. Эта запись была сделана в знаменитом кафе "Монмартр" в Копенгагене в ноябре 1962 года. Первый релиз этой записи появился в 1976 году на виниловой пластинке, а полностью весь релиз мы смогли услышать уже в 1997 году. Диск этот получил название "Nefertiti, The Beautiful One Has Come". Сесил Тейлор во время записи в кафе "Монмартр" объединился с обычными для себя партнёрами того времени. Это альт-саксофонист Джимми Лайонз (Jimmy Lyons) и барабанщик Санни Мюррей (Sunny Murray). Любопытно, что несколько выступлений Сесила Тейлора в кафе "Монмартр" в ноябре 1962 года соседствовали с выступлениями радикального саксофониста Альберта Айлера (Albert Ayler), который играл буквально в соседние вечера.

В исполнении трио американского пианиста Сесила Тейлора звучит пьеса из альбома 1997 года "Nefertiti, The Beautiful One Has Come" (запись 1962 года):
2. "Trance" (Cecil Taylor).

Поскольку мы уделили музыке Сесила Тейлора разных лет немало внимания, гораздо больше музыки осталось за бортом. У С. Тейлора огромная дискография, тем не менее, пора заканчивать, поскольку нас ждут и другие персонажи "новой музыки", которые внесли уникальный вклад в ту музыкальную атмосферу нового века, который мы, собственно говоря, и исследуем.

Но, тем не менее, ещё один шаг остался. И перед, как мы услышим ещё одну музыку, связанную с этим именем, хотелось бы заметить, что далеко не все проекты Сесила Тейлора основываются только на звуке. Он сам очень интересуется многие годы сочетанием музыки и хореографии. Известны его проекты, исполненные совместно с Дианой МакИнтайр (Dianne MacIntyre) и Михаилом Барышниковым. Это очень важные и очень интересные балетные работы. В своих выступлениях пианист использует довольно часто поэзию, читая собственные стихи под аккомпанемент различных ударных инструментов. Свой взгляд на искусство и "методологические концепции чёрной музыки" музыкант излагает в книге (кажется, она ещё не издана) под рабочим названием "Mysteries" ("Мистерии"). В число его партнёров входят музыканты нового поколения импровизаторов.

В последние годы Сесил Тейлор продолжает получать всевозможные премии и участвовать в специальных концертах, посвящённых его юбилеям. Например, в 2014 году был юбилей – 85-летие со дня его рождения, и он был награждён призом Центра искусств "Painted Bride" в Филадельфии. Там же состоялась большая серия концертов "Celebrating Cecil", посвящённая ему. Ну и до сих пор выходят новые работы Сесила Тейлора, в которых, правда, чаще слышен его голос, не поющего С. Тейлора, а читающего стихи или говорящего С. Тейлора, и в меньшей степени его рояль.

Поэтому всё-таки хотелось бы обратиться к работам более ранним, где рояль слышнее. Один из таких дисков вышел в 1998 году. Альбом этот имеет название "Momentum Space", однако особый интерес здесь представляет сочетание музыкантов. С Сесилом Тейлором на этом диске играют: саксофонист Дьюи Редман (Dewey Redman), который является отцом очень популярного ныне тенор-саксофониста Джошуа Редмана, и легендарный барабанщик Элвин Джонс (Elvin Jones), в своё время составлявший компанию Джону Колтрейну в его квартете. Эти музыканты раньше не играли с С. Тейлором. На диске присутствуют различные их сочетания, влияния друг на друга, но есть, в том числе, и пьеса, в которой Сесил Тейлор слышен в одиночестве. В ней он не играет с Д. Редманом и Э. Джонсом, это сольная композиция, в которой С. Тейлор распутывает свой обычный арсенал тональных кластеров, ударных уколов и резких трелей.

В исполнении американского пианиста Сесила Тейлора звучит пьеса из альбома 1998 года "Momentum Space", записанного тремя музыкантами – С. Тейлором, Д. Редманом и Э. Джонсом:
3. "Life Is…" (Cecil Taylor).

Это был американский джазовый пианист Сесил Тейлор.

Почтовый адрес программы: 125040, г. Москва, "Радио России", программа "Бесконечное приближение", ведущему – Михаилу Митропольскому. Страничка в интернете – на сайте "Радио России" по адресу www.radiorus.ru.

Письма для программы просьба направлять по адресу mitropol@mtu-net.ru

• В серии "Квантовая теория клавира" мы чередуем джазовых музыкантов и композиторов академической музыки. Попеременное обращение к джазовым и академическим музыкантам происходит в серии с разрывом во времени. Связано это с тем, что джаз появился только в начале XX века, и ему пришлось догонять академическую музыку, проходя очень многие этапы до того, как эти два вида музыки сравняются в своём историческом беге. Именно поэтому, когда мы обращаемся к академическим музыкантам, оказывается, что они принадлежат к несколько более ранней эпохе, просто по времени.

Именно поэтому сейчас у нас на очереди великий композитор XX века, которым Россия существенно обогатила этот самый XX век и всю мировую музыку. Это Игорь Фёдорович Стравинский. Для всего мира композитор принадлежит к немногочисленной элите русской музыки, причём именно в связи с активным использованием древнейшего и современного ему русского фольклора, ритуальных и обрядовых образов. При этом народу он как раз не очень-то знаком. Это и неудивительно. И. Стравинский принадлежит к числу ведущих новаторов XX века. Он использует язык, который не сводится к классическим вариациям. Он не только открыл новые музыкально-структурные элементы в фольклоре, но и внимательно прислушивался к джазу, внёс много нового в оркестровку, трактовку жанров.

Его русский период связан с влиянием Николая Римского-Корсакова, а известность к нему пришла с балетами "Жар-птица" и "Весна священная". Впрочем, эти постановки принесли ему настоящую славу в Париже, где он и обосновался надолго до второй мировой войны. Войну композитор пережил уже на американском континенте.

После войны новый поворот привел И. Стравинского к "серийной" технике, которую в Европе развивала "новая венская школа". В поздний период творчества (с середины 1950-х годов) композитор уходит в религиозную тематику, усиливает роль вокального начала.

Игорь Стравинский – личность уникальная в музыкальном пространстве XX века. Его творчество вобрало в себя практически все ведущие направления и стили своей эпохи. По силе воздействия, масштабу и значению для современников и потомков его творчество сравнивают с творчеством П. Пикассо в живописи.

В 1950-е годы композитор начал использовать в своих сочинениях "серийную" технику. При этом в отличие от нововенцев Арнольда Шёнберга (Arnold Schönberg), Антона Веберна (Anton Webern) и Альбана Берга (Alban Berg) он поначалу обращался с серией весьма свободно. Он писал короткие серии, не использовал все 12 тонов, как это принято у классиков этого стиля, допускал повторения тонов, объединял разновысотные звуки в "псевдотрезвучия", не распространял "серию" на всё сочинение, оформляя в "серийной" технике лишь отдельные части. Полностью додекафонным сочинением И. Стравинского считается "Плач пророка Иеремии". И сегодня мы заканчиваем программу довольно значительным фрагментом из этого произведения.

В исполнении Симфонического оркестра звукозаписывающей компании Columbia Records "Схола Канторум" (The Schola Cantorum Columbia Symphony Orchestra) под управлением Игоря Стравинского звучит фрагмент оратории "Плач пророка Иеремии" ("Threni") из альбома 1959 года "Igor Stravinsky: Threni":
4. "Threni": 2.1 Жалоба (Querimonia) пророка Иеремии (для солистов, хора и оркестра на латинский текст из Ветхого завета) (Игорь Стравинский, 1957-1958 годы).

№ 800 "Квантовая теория клавира (КТК), том 19": Сесил Тейлор (Cecil Taylor) и Игорь Стравинский (Igor Stravinsky)

 

культура Игорь Стравинский музыка

Сесил Тейлор и Игорь Стравинский: музыкальные революционеры (800-я программа)

49:50