8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Авто Школа Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Это интересно

«Бесконечное приближение»

Эпизод

26 марта 2016

Венгерский композитор-новатор и американский джазовый барабанщик (812-я программа)

Ведёт программу "Бесконечное приближение" обозреватель сетевого издания www.jazz.ru Михаил Митропольский.

Сегодня у нас два юбиляра в программе. И что особенно приятно, по крайней мере, её автору, потому что он периодически напоминает слушателям о том, для чего, собственно, эта программа создаётся, а создаётся она для того, чтобы мы с помощью музыки попытались понять, что такое Вселенная, как мы с ней взаимодействуем, для чего мы нужны. Понять до конца мы этого не сможем никогда, поэтому это бесконечное, но всё-таки приближение, а приближение это может даваться только неким комплексным образом. Так вот, я возвращаюсь к первой фразе. Сегодня у нас два юбиляра, они представляют самую разную музыку, даже очень контрастную, из разных областей. И это, в свою очередь, является залогом того, что мы идём комплексно, что мы идём не по какой-то одной музыкальной линии, а пытаемся использовать весь арсенал того, что имеет человек.

Я сразу назову эти два имени, этих двух людей, который родились в один день, правда, очень в разные годы. Бела Барток (Béla Bartók), замечательный венгерский композитор, появился на свет 25 марта 1881 года. И Пол Моушн (Paul Motian), американский барабанщик с армянскими корнями, который родился в тот же день – 25 марта, но 1931 года. Итак, их дни рождения уже прошли, и мы можем их поздравлять, хотя Белу Бартока поздравлять трудно, он уже давным-давно где-то в другом пространстве находится. Тем не менее, мы можем поздравить себя с тем, что музыка этих людей есть.

• Что касается Белы Бартока, с которого мы начнём, поскольку он всё-таки родился гораздо раньше, этот венгерский композитор относится к категории тех удивительных композиторов, которые составили величие и основную ценность XX века. Если сравнивать таких композиторов, как Бела Барток, а подобных ему композиторов XX века немало, которые внесли невероятный вклад в музыкальную культуру (Клод Дебюсси (Achille-Claude Debussy), Морис Равель (Maurice Ravel), Александр Скрябин, Игорь Стравинский, Пауль Хиндемит (Paul Hindemith), Сергей Прокофьев, Дмитрий Шостакович), со старыми классиками, как мы их себе представляем, то разница велика. Но недавно я понял, что первая черта, которая отличает этих композиторов, заключается в том, что старые классики очень хорошо смотрятся в качестве портретов на стенах Большого зала консерватории, а новые пока ещё не нашли такого места на стене, но нашли его в музыке. И это место невероятно интересное. Что касается Белы Бартока, то, соединяя фольклорный мелос с приёмами музыкального авангарда, он стал одним из наиболее глубоких и влиятельных новаторов в музыке XX века.

25 марта исполнилось 135 лет со дня появления на свет этого музыканта в банатском селе Надьсентмиклош, находящемся на границе Румынии и Венгрии, фактически на территории Трансильвании. Бела Барток начал заниматься музыкой в детские годы. У него, естественно, румынская музыка осталась в памяти. И если мы посмотрим на музыкальное наследство Б. Бартока, то румынская музыка присутствует в нём в полной мере, равно как и венгерская. Впрочем, как и музыка различных других культур.

К тому же у Белы Бартока были очень хорошие учителя в музыкальной академии в Будапеште. Он поражал их своими способностями. Первоначальное влияние на формирование Белы Бартока как композитора оказывали такие композиторы, как Ференц Лист (Ferenc Liszt), Рихард Вагнер (Richard Wagner), Иоганнес Брамс (Johannes Brahms). Но постепенно с проникновением в тайны фольклора, причём не только венгерского и румынского, взгляды композитора резко меняются. Его музыка начинает привлекать внимание необычностью своего гармонического и ритмического уклада.

Сейчас прозвучит одно из произведений Белы Бартока, которое имеет прямое отношение к фольклорным основам, фольклорным корням. Это будут "Румынские танцы для скрипки и фортепиано". Исполнение этого варианта "Румынских танцев" принадлежит российской скрипачке – народной артистке РСФСР Леонарде Бруштейн, которая очень много выступала с концертами, играя, в том числе, и Б. Бартока. Запись эта была сделана на редком диске, который был выпущен её собственными силами и, пожалуй, в этом смысле является уникальным. Вместе с ней за фортепиано можно слышать Александра Спивака.

В исполнении российского дуэта в составе скрипачки Леонарды Брунштейн и пианиста Александра Спивака звучит композиция Белы Бартока из альбома 1998 года "ЛЕОНАРДА БРУШТЕЙН (скрипка)":
1. "Румынские танцы для скрипки и фортепиано" (Бела Барток).

Первый шаг, который оказался революционным для нашего героя Белы Бартока, был сделан в 1911 году, когда в Будапеште впервые прозвучало "Варварское аллегро" ("Allegro Barbaro"). В подчёркнутом ритме этой небольшой фортепианной пьесы, в её угловатой мелодии, казавшейся лишённой и тени привычной "мелодичности", в грохоте фортепиано, чувствовалась некая устрашающая сила. Она как бы шла напролом из дремучей древности, может быть, из каких-нибудь доисторических далей. "Варварское аллегро" на два года опередило появление "Весны священной" Игоря Стравинского, на три года – "Скифскую сюиту" Сергея Прокофьева. Это был действительно очень существенный шаг. После этого национальная венгерская музыка, национальный её характер начинают проявляться во многих произведениях Б. Бартока. Например, в "Четырёх песнях" на стихи Лайоша Поша (Lajos Pausch). Конечно, не только венгерская музыка привлекала и увлекала Белу Бартока. В круг его исследовательских и творческих интересов входила музыка румынская, словацкая, украинская, арабская, сербская, турецкая, музыка американских негров и индейцев.

Вместе с другим венгерским музыкантом Золтаном Кодаем (Zoltán Kodály), Бела Барток создал новую прогрессивную методику исследования музыкального фольклора. Всё это происходило в тесной связи с поэтическими текстами и образами, которые рождались ритмом и интонациями. Б. Барток нашёл немало примеров, подтверждающих, что в венгерской народной музыке многие песни и инструментальные наигрыши не укладываются в общепринятую систему записи интервалов, что минимальным интервалом, который там используется, не является полутон. Возможны интервалы и в четверть, и в треть тона, которые довольно часто встречаются в народном исполнительстве и которые параллельно примерно в это же время стали входить в практику и у джазовых музыкантов. Достаточно вспомнить "blue tones" ("блюзовые тона"), которые не являются чётко закреплёнными в обычном темперированном звукоряде. Не случайно, те поиски, которые проводил Бела Барток, стали предметом для исследования музыкантами "параллельной музыкальной реальности" – джазовыми музыкантами. И произведения Белы Бартока довольно часто можно встретить в некой интерпретации, в переосмыслении джазовых музыкантов. Например, это происходило у Чика Кориа (Chick Corea), этим пользовались другие американские музыканты.

Но мне хотелось бы сейчас привести весьма удачный пример, который зафиксирован в творчестве российского ансамбля "Второе приближение". Запись довольно популярной в джазовых кругах "Четвёртой багатели" Белы Бартока была сделана проектом Андрея Разина "Второе приближение" в 1999 году. И здесь нужно сказать пару слов об этой "багатели". Дело в том, что эта миниатюра у Б. Бартока совсем короткая. В исполнении "Второго приближения" на её тему сделано большое музыкальное полотно. Как известно, эта миниатюра основывается на народной венгерской песне. И участники проекта "Второе приближение" нашли эту песню и использовали небольшой отрывок текста из этой песни для своей большой композиции. Трио "Второе приближение", состоящее из лидера – пианиста и композитора Андрея Разина, контрабасиста Игоря Иванушкина и вокалистки Татьяны Комовой, пригласило для записи "Багатели № 4" Белы Бартока ещё двух музыкантов. Это перкуссионист и барабанщик Вано Авалиани и знаменитый флюгельгорнист и альтгорнист, правда, здесь использующий только валторну, Аркадий Шилклопер. Итак, их взгляд на "Четвёртую багатель" Белы Бартока.

В исполнении российского импровизационного трио пианиста и композитора Андрей Разина "Второе приближение" (А. Разин & "Second Approach") и приглашённых музыкантов звучит пьеса венгерского композитора Белы Бартока из альбома 1999 года "Пьеро":
2. "Bagatelle #4" (Бела Барток).

Отношение к Беле Бартоку у венгров, у любителей музыки в Венгрии просто любопытное. Оно, с одной стороны, трепетное, многие венгры испытывают гордость по поводу того, что существует такой великий композитор, прославившийся на весь мир, а с другой стороны, музыка его не всегда проста, не всегда понятна людям, которым не знаком его язык. В эту музыку нужно входить, иногда достаточно долго.

Мне пришлось быть свидетелем выступления проекта "Второе приближение" в венгерском городе Шарвар (Sárvár) буквально полгода назад. И я видел, с каким интересом, энтузиазмом и странным чувством восторга воспринимали именно музыку Б. Бартока в исполнении "Второго приближения" посетители этого концерта – жители города Шарвара. Это было очень любопытно, тем более что в пьесе присутствует венгерский текст, очень трудный всегда для наших людей. Венгерский язык действительно чрезвычайно труден. Но потом в разговорах я понял, что многие из пришедших как бы заново открыли для себя музыку Белы Бартока.

Однако вернёмся к композитору, со дня рождения которого прошло 135 лет. В 1937 году Б. Барток закончил работу над большим циклом фортепианных пьес, вышедших в свет в шести тетрадях под общим названием "Микрокосмос" ("Mikrokosmos" или, по-немецки, "Microcosm"). Всего в них 149 пьес для фортепиано, расположенных в порядке возрастающей технической трудности. Четыре – для голоса с фортепиано и 33 технических упражнения. Пьесы сочинялись на протяжении многих лет, начиная с 1926 года, когда были написаны первые 10 номеров. Затем был перерыв, и работа возобновилась в 1932 году. Тогда появились новые 40 пьес, в 1933 году – ещё 40 и так далее. Первые две тетради имели совершенно прикладное значение. Они служили композитору пособием для обучения младшего сына Петера фортепианной игре. Ну а последующие стали художественным явлением.

И сейчас прозвучат "Восемь пьес для фортепиано, сочинение 144. "Малые секунды и большие септимы". Исполнение принадлежит замечательной отечественной пианистке Марии Юдиной. Запись эта была сделана в 1962 году.

В исполнении советской пианистки Марии Юдиной звучат пьесы Белы Бартока из альбома 1962 года "Наследие Марии Юдиной. Том 2 – Э. Кшенек, И. Стравинский, Б. Барток, П. Хиндемит (1961-1970)":
3. "8 Pieces Of Solo Piano Music Microcosm, No.144: Minor Seconds, Major Sevenths" ("Малые секунды и большие септимы") (Бела Барток).

В 1940 году Бела Барток эмигрировал в Нью-Йорк, где получил американское гражданство в 1945 году. Произошло это незадолго до смерти композитора (скончался он от лейкоза). Осталось довольно много недописанного. В частности, 3-й фортепианный концерт и Концерт для альта с оркестром, который был завершён другим композитором. В 1955 году, отмечая выдающуюся роль Белы Бартока в истории мировой музыкальной культуры и в связи с 10-летием со дня его смерти, Всемирный совет мира постановил присудить ему Международную премию мира. В 1988 году прах композитора был перенесён на венгерское кладбище Фаркашрети. Должен сказать, что в Венгрии трудно найти город, в котором не было бы улицы Белы Бартока. Его память чтят, а его музыку слушают. И не просто слушают. Музыканты очень часто слушают эту музыку активно. Они переосмысливают её.

Разговор о Беле Бартоке в сегодняшней программе хотелось бы завершить записью двух великих джазовых пианистов. Я уже говорил, что джазовые пианисты нередко обращаются к творчеству Б. Бартока. Это будут пианисты Херби Хэнкок (Herbie Hancock) и Чик Кориа. И их совместная запись той части "Микрокосмоса", которая специально предназначена для двух фортепиано и музыки в четыре руки.

В исполнении двух американских джазовых пианистов Херби Хэнкока и Чика Кориа звучит композиция из "Микрокосмоса", записанная на альбоме 1978 года "An Evening With Herbie Hancock & Chick Corea: In Concert":
4. "Ostinato" (from "Mikrokosmos for Two pianos, Four Hands") (Барток Бела).

• Второй персонах нашей передачи – музыкант, который появляется в программе "Бесконечное приближение" гораздо чаще, чем Бела Барток. Поэтому было решено уделить ему сегодня несколько меньше времени. Это замечательный американский барабанщик, один из самых именитых в современном джазе Пол Моушн (Paul Motian), которому только что могло бы исполниться 85 лет. Но Пол Моушн тоже покинул этот мир в 2011 году. Скоро будет пять лет, как это произошло.

Почтовый адрес программы: 125040, г. Москва, "Радио России", программа "Бесконечное приближение", ведущему – Михаилу Митропольскому. Страничка в интернете – на сайте "Радио России" по адресу www.radiorus.ru.

Письма для программы просьба направлять по адресу mitropol@mtu-net.ru

Автор и ведущий – Михаил Митропольский, звукорежиссёр программы – Ольга Рудакова.

Одного из самых именитых барабанщиков современного джаза в Америке называют Пол Моушн. И хотя музыкант точно так же называл себя сам, его фамилия происходит от армянской фамилии "Мотян". Американец армянского происхождения, он родился в Филадельфии 25 марта 1931 года, вырос в городе Про́виденс, столице самого маленького штата США – Род-Айленда. В 1955 году Пол Моушн переехал в Нью-Йорк, играл с множеством известных музыкантов самых разных направлений от Гила Эванса (Gil Evans) и Арта Фармера (Art Farmer) до Ли Конитца (Lee Konitz) и Джорджа Расселла (George Russell). В 1956-1957 годах – в квартете Тони Скотта (The Tony Scott Quartet). Там он познакомился с Биллом Эвансом (Bill Evans). Затем он оказался (до 1963 года) участником самого известного состава трио пианиста Билла Эванса (The Bill Evans's trio), в котором играл контрабасист Скотт ЛаФаро (Scott LaFaro), а после смерти последнего там выступал Чак Израэлс (Chuck Israels). С 1966 года на протяжении десятилетия Пол Моушн постоянно сотрудничал с пианистом и клавишником Китом Джарретом (Keith Jarrett). С ним как раз и был записан дебютный альбом на ECM в 1972 году. Ну а в 2009 году Пол Моушн записал на лейбле ЕСМ свой очередной, сорок пятый по счёту альбом "Lost In A Dream". Именно к этому альбому и хотелось сейчас обратиться. Это одна из, можно сказать, последних записей Пола Моушна. На этой пластинке у барабанщика и лидера довольно сильные партнёры. Это замечательный пианист Джейсон Моран (Jason Moran) и саксофонист Крис Поттер (Chris Potter). Последний, между прочим, выступал в знаменитой группе Пола Моушна "Electric Bebop", когда ещё был молодым. Ну и продолжал с ним работать в трио 2000 года, был всегда под сильным влиянием подхода барабанщика Пола Моушна к музицированию.

В исполнении трио американского барабанщика Пола Моушна звучит пьеса из альбома 2009 года "Lost In A Dream":
5. "Drum Music" (Paul Motian).

В конце программы хотелось бы вернуться практически на полвека назад – в 1964 год. В это время, в 1963-1964 годах, в числе прочих проектов Стефен Пол Моушн (так в английской транскрипции звучит полностью его фамилия) выступал с американской пианисткой Карлой Блей (Carla Bley). Чуть позже, в 1972 году, он записывал вместе с ней знаменитую джазовую оперу "Escalator Over The Hill".

Ну а одна из ранних записей Пола Моушна была сделана с пианистом Полом Блеем (Paul Bley), который, к сожалению, покинул этот мир в начале 2016 года. Запись 1964 года вышла под названием "Turns". Она была сделана в Нью-Йорке. К трио Пола Блея, в котором играли контрабасист Гэри Пикок (Gary Peacock) и барабанщик Пол Моушн, присоединился тенор-саксофонист Джон Гилмор (John Gilmore) во время краткого перерыва в работе ансамбля "The Arkestra" композитора и аранжировщика Сан Ра ("The Sun Ra Arkestra"). Диск этот был записан в 1964-м, но выпущен только в 1987 году. Ранняя и очень интересная исследовательская музыка, не вполне свободная, а как бы ограниченная определённым композиторским подходом.

В исполнении трио американского пианиста Пола Блея, в котором на барабанах играл Пол Моушн, и тенор-саксофониста Джона Гилмора звучит композиция из альбома 1964 года "Turns" (выпущен в 1987 году):
6. "Around Again" (Carla Bley).

№ 812 Бела Барток (25.03.1881) & Paul Motian (25.03.1931) Венгерский композитор-новатор и американский джазовый барабанщик

культура барабанщик Венгрия джаз музыка композитор

Венгерский композитор-новатор и американский джазовый барабанщик (812-я программа)

49:51