8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Авто Школа Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Это интересно

«Бесконечное приближение»

Эпизод

30 апреля 2016

Польский пианист Кшиштоф Комеда и датский саксофонист Джон Чикаи (817-я программа)

Ведёт программу "Бесконечное приближение" обозреватель сетевого издания www.jazz.ru Михаил Митропольский.

Если прошлая программа у нас выходила накануне юбилея музыкантов, то сегодняшняя программа, наоборот, выходит после этих юбилеев. И я сразу представлю тех людей, которые должны быть сегодняшними нашими героями. Это польский композитор и пианист Кшиштоф Комеда (Krzysztof Komeda) и фри-джазовый саксофонист смешанного происхождения Джон Чикаи (John Tchicai). Смешанное происхождение означает африканско-европейское, впрочем мы к нему вернёмся позже.

• А сейчас Кшиштоф Комеда, которого давно нет на свете и который является легендарным человеком для всего польского джаза. И, как говорят музыканты нескольких поколений, польские джазовые музыканты вышли из-под Кшиштофа Комеды.

Кстати, известен он широкой публике в большей степени как кинокомпозитор. Действительно, Кшиштоф Комеда написал музыку более чем для 40 фильмов, среди которых классика польского кино, снятая Романом Поланским и Анджеем Вайдой. Р. Поланский в 1957 году впервые заказал К. Комеде музыку для кино. И в следующие 10 лет почти во всех его фильмах музыка Кшиштофа Комеды звучала. Причём надо сказать, что в этой киномузыке импровизация всегда играла заметную роль, хотя сам автор считал, что его работа в кино никак не связана с его джазовой деятельностью в качестве руководителя ансамбля и пианиста.

Главными записями Кшиштофа Комеды, которые сыграли очень важную роль в истории всего польского, да и вообще европейского джаза, пожалуй, являются записи 1965 года, особенно пластинка "Astigmatic". Он сделал тогда важный вклад в становление европейской эстетики джазовой композиции. Пластинка "Astigmatic" полностью перевернула всё представление мировой джазовой критики о польском джазе. Это была своего рода отправная точка развития и польского, и европейского джаза 1960-х и 1970-х годов. Критик Стюарт Николсон (Stuart Nicholson) считал этот альбом "знаковой точкой перехода от доминирующего американского подхода к появлению особенной европейской эстетики".

У К. Комеды была потребность руководить некой созданной им эмоциональной территорией, которая была до тех пор закреплена за симфонической музыкой. И это, конечно, было проявлением силы его личности как композитора. Он многое сделал, он расширил выразительный диапазон джаза, он придал ему драматический лиризм. Это им было создано переживание невероятной экстатически-мистической силы. И, конечно же, новой джазовой эстетике потребовалась новая форма.

К. Комеда ввёл в употребление новой тип композиции в джазе крупной формы, подобной арке: от экспозиции через кульминацию к финальному разрешению. И такая форма присутствует в музыке, которая зафиксирована на диске "Astigmatic". На этой пластинке, собственно, три композиции, одна из которых "Svantetic" названа в честь Сванте Фёрстера (Svante Foerster) – шведского поэта и друга Кшиштофа Комеды.

И мы выбрали как раз третью пьесу. Первая из них называется "Astigmatic", как и диск. Вторая – "Svantetic". И третья – "Kattorna", самая короткая пьеса, которую играют музыканты идущего за К. Комедой как бы следующего поколения, хотя разница в возрасте у них не так велика. Это музыканты, которые потом сделали славу польского джаза: трубач Томаш Станько (Tomasz Stanko), альт-саксофонист Збигнев Намысловский (Zbigniew Namyslowski), за роялем сам Кшиштоф Комеда, на контрабасе играет Гюнтер Ленц (Gunter Lenz) и шведский барабанщик Руне Карлсон (Rune Carlson).

В исполнении джазового ансамбля польского пианиста Кшиштофа Комеды звучит пьеса из альбома 1965 года "Astigmatic":
1. "Kattorna" (Krzysztof Komeda).

Польскому джазовому пианисту Кшиштофу Комеда 27 апреля могло бы исполниться 85 лет, хотя его уже давно нет на свете. Надо заметить, что Кшиштоф Комеда приходится на первое поколение музыкантов-исполнителей оригинального польского джаза. Сами польские музыканты говорят о том, что до 1950-х годов в Польше польского джаза как такового не было. Появляется он лишь после приезда в Польскую Народную Республику (ПНР) в 1958 году квартета американского пианиста Дейва Брубека (Dave Brubeck). В стране тогда началось повальное увлечение стилем "cool jazz". Ну а Кшиштоф Комеда стал лидером движения, которое не копировало американский стиль, а развивало свой собственный польский стиль.

Кстати, Кшиштоф Комеда (Krzysztof Komeda) – это сценический псевдоним музыканта. Настоящая его фамилия Тычинский (Trzciński). Он родился 27 апреля 1931 года в Познани. По образованию он вовсе не музыкант, а отоларинголог. Правда, в Консерватории Познани он учился. Так что музыкальное образование он всё-таки имел. Возвращаясь к его псевдониму, повторюсь, что он появился для того, чтобы отделить одну сферу его профессиональной деятельности – музыкальную от другой – врачебной деятельности. Так что он в разных направлениях жизни выступал просто под различными фамилиями.

Первая известность к К. Комеде пришла на Первом джазовом фестивале в Сопоте в 1956 году. И в последние годы интерес к К. Комеде не пропадает. В последние десятилетия появилось большое количество его записей, которые когда-то раньше не появлялись, они не издавались. Полное издание музыкального наследия Кшиштофа Комеды включает в себя 23 компакт-диска, среди которых, правда, большая часть – это саундтреки к фильмам, в основном, Романа Полански.

Ну и на всех записях Кшиштофа Комеды, особенно на ранних его записях, ощущается очень сильное влияние пианиста Билла Эванса (Bill Evans). Именно поэтому баллады Кшиштофу Комеде удавались особенно хорошо, баллады, которые он частенько играл со своим шведским другом – тенор-саксофонистом Бернтом Розенгреном (Bernt Rosengren). Некоторая музыка просто ему посвящена, как, например, композиция, которая сейчас прозвучит. "Баллада для Бернта" Кшиштофа Комеды – это как раз из не очень изданного. Запись эта была сделана "живьём" на концерте во время фестиваля "Jazz Jamboree" 1962 года. Кшиштоф Комеда тогда играл с контрабасистом по имени Роман Делонг (Roman Dyląg) и шведским барабанщиком Руне Карлссоном (Rune Carlsson).

В исполнении джазового трио польского пианиста Кшиштофа Комеды звучит композиция из альбома "Krzysztof Komeda Vol.17 Live At Jazz Jamboree 1962 (The Complete Recordings Of Krzysztof Komeda)":
2. "Ballad For Bernt" (Krzysztof Komeda).

Кшиштоф Комеда оставил невероятный след в сердцах музыкантов, которые работали вместе с ним, которые воспитывались в его ансамблях. Конечно, в первую очередь это трубач Томаш Станько, саксофонист Збигнев Намысловский. И Томаш Станько, впрочем, как и многие другие музыканты, впоследствии не раз создавали шедевры на основе музыки Кшиштофа Комеды, записывали пластинки, посвящённые ему или построенные на базе его уже написанной музыки. Этот импульс остаётся по сию пору. И здесь хотелось бы процитировать Томаша Станько в связи с его многочисленными работами, связанными с именем Кшиштофа Комеды.

Т. Станько писал: "К. Комеда обладал чрезвычайной силой, был настолько оригинален, но всегда давал большой простор для самовыражения и интерпретации. Я доволен тем, что у меня с самого начала был свой собственный звук. Но я привношу лиризм К. Комеды и в то, что играю, и в то, что сочиняю. Он показывал мне, как важна простота. Он показал мне, как играть только существенное. Он показывал разные подходы: с использованием разных гармоний, асимметрии, множества разных подробностей. Мне очень повезло, что я начал играть именно с ним. В период (1963-1967 гг.) мы много играли. Поездки были у нас в Скандинавию, постоянные ангажементы в копенгагенском "Кафе Монмартр" и стокгольмском "Золотом круге". Мы играли в Норвегии. Были фестивали в Конгсберге (Kongsberg), Бледе (Bled), Праге, Варшаве. Мы объездили всю Польшу. Свои самые значительные композиции К. Комеда написал именно для нашей группы. Он начинал двигаться к более крупным формам. Кроме того, он интересовался и "фри джазом".

Так писал Томаш Станько, у которого среди его работ присутствует пластинка 1997 года "Litania". Она была издана фирмой ECM, поскольку Томаш Станько является постоянным артистом этой компании, и записана она была в знаменитой Rainbow studio в г. Осло. Томаш Станько (труба), тенор-саксофонист Бернт Розенгрен, саксофонист Йоаким Милдер (Joakim Milder), пианист Бобо Стенсон (Bobo Stenson), басист Палле Даниэльссон (Palle Danielsson) и барабанщик Йон Кристенсен (Jon Christensen).

В исполнении джазового секстета польского трубача Томаша Станько звучит композиция Кшиштофа Комеды из альбома 1997 года "Litania":
3. "Repetition" (Krzysztof Komeda).

Работа с Романом Полански, принесшая славу Кшиштофу Комеде, принесла последнему и трагическую смерть. В 1968 году, когда за плечами у него уже была музыка к фильмам Анджея Вайды (Andrzej Wajda) и Ингмара Бергмана (Ingmar Bergman), он отправился по приглашению Романа Полански работать над его очередным проектом. Уже вышел давший Р. Полански международную известность фильм "Ребёнок Розмари" ("Rosemary's Baby"), музыку к которому тоже написал К. Комеда. Но там, в Лос-Анджелесе, с ним случилось несчастье. Говорили о том, что он попал в автокатастрофу. Есть другие версии того, что произошло с Кшиштофом Комедой, но он оказался в коме и в коме был доставлен в Польшу, где и умер 23 апреля 1969 года в возрасте 37 лет.

Тем не менее, новые и новые поколения польских музыкантов живут музыкой Кшиштофа Комеды. К таким музыкантам относится замечательный польский пианист Лешек Можджер (Leszek Możdżer). Лешек хорошо знаком российским любителям джаза. Он выступал не раз в России. Сам он родился уже после смерти Кшиштофа Комеды, в 1971 году, получил хорошее классическое музыкальное образование, но джазом Лешек Можджер заинтересовался сравнительно поздно – в 18 лет. Тем не менее, в 90-е годы молодой пианист собрал многочисленные призы и награды. Лешек Можджер сотрудничал с Артуром Блайтом (Arthur Blythe), Бастером Уильямсом (Buster Williams), Билли Харпером (Billy Harper), Джо Ловано (Joe Lovano), Пэтом Мэтини (Pat Metheny) и Арчи Шеппом (Archi Shepp). Он записывал музыку с Томашем Станько, Михалом Урбаняком (Michał Urbaniak) и Анной Марией Йопек (Anna Maria Jopek). Это очень хороший наследник польской исполнительской школы, знаток и тонкий интерпретатор Ф. Шопена, и в то же время его манера невероятно самобытна. И он тоже записывает музыку К. Комеды. У него даже есть диск, который так и называется – "Komeda". Записан он в 2011 году.

В исполнении польского джазового пианиста Лешека Можджера звучит пьеса польского музыканта Кшиштофа Комеды из альбома 2011 года "Komeda":
4. "Crazy Girl" (Krzysztof Komeda).

Почтовый адрес программы: 125040, г. Москва, "Радио России", программа "Бесконечное приближение", ведущему – Михаилу Митропольскому. Страничка в интернете – на сайте "Радио России" по адресу www.radiorus.ru.

Письма для программы просьба направлять по адресу mitropol@mtu-net.ru

Автор и ведущий – Михаил Митропольский, звукорежиссёр программы – Ольга Рудакова.

• Следующий герой, которому тоже исполнилось 80 лет со дня рождения (его уже нет на свете) – это саксофонист афро-датского происхождения Джон Чикаи (John Tchicai). Он – один из свидетелей и активных участников фри-джазовой революции 60-х годов, человек, который играл и с Джоном Колтрейном (John Coltrane), и с Альбертом Айлером (Albert Ayler), и Арчи Шеппом (Archie Shepp). Несмотря на то, что Джон относится к фри-джазовому поколению, но всегда считался очень талантливым мелодистом. Он в этом смысле противоположен свободному разгулу стихии Альберта Айлера.

Почему к нему такое отношение? Дело в том, что его отец – конголезец, мать – датчанка. Вырос Джон в датском городе Орхусе, в детстве начинал играть на фортепиано и виолончели. В 16 лет начал осваивать альт-саксофон. Собственно, тогда он музыкой по-настоящему и увлёкся. Получил очень приличное образование в Академии музыки в Орхусе и в Консерватории Копенгагена.

Затем в 1962 году он познакомился с Арчи Шеппом на фестивале в Хельсинки и последовал за ним в Нью-Йорк. Там он присоединился уже к этому нью-йоркскому сообществу в лице ансамбля "New York Contemporary Five", которое преследовало цели освобождения джаза от каких-либо оков. Ну и вместе с американским тромбонистом Росуэллом Раддом (Roswell Rudd) он организовал затем "New York Art Quartet", вошёл в Гильдию джазовых композиторов. Там было много различных и музыкантов, и организаций, потому что музыка "фри-джаза" в это время испытывала невероятный подъём. И сейчас прозвучит одна из таких компаний образца 1964 года. Это будет фрагмент, который обозначит стилистику той музыки и той атмосферы, в которую попал наш герой Джон Чикаи.

В исполнении ансамбля фри-джазовых музыкантов в составе Альберта Айлера (тенор-саксофон), Джона Чикаи (альт-саксофон), Дона Черри (Don Cherry, труба), Росуэлла Рада (тромбон), Гэри Пикока (Gary Peacock, бас) и Санни Мюррея (Sunny Murray, барабаны) звучит фрагмент саундтрека к фильму "New York Eye And Ear Control" (запись 1964 года):
5. "A Y".

Вот такая музыка тогда звучала в кино. Ну, разумеется, не в каждом. Что же касается нашего героя Джона Чикаи, которому, кстати, мы уделяли внимание и раньше в наших программах, поэтому сегодня ему отдано немного меньше места, чем, наверное, он заслуживает, его карьера продолжалась. Уже через год после этой записи, в 1965 году, Джон был приглашён для записи пластинки Джона Колтрейна "Ascension". Собственно, в контактах у него не было никакого недостатка. Он играл, сотрудничал с Доном Черри, с швейцарской пианисткой Ирен Швайцер (Irène Schweizer), с оркестром Датского радио. В 1970-е гг. он стал выступать несколько меньше, увлёкся хатха-йогой и медитацией. Затем в начале 1980-х годов вновь вернулся к активной концертной деятельности. Его главным музыкальным инструментом теперь становится тенор-саксофон.

В 1990 году он получил пожизненный грант от министерства культуры Дании, но поселился в США, неподалеку от Сан-Франциско. Уже в этом веке, в 2001 году, 65-летний Джон Чикаи перебрался на юг Франции в городок Перпиньян, что на границе с испанской Каталонией. Ну а в ночь с 7 на 8 октября 2012 года там, в Перпиньяне, он скончался в возрасте 76 лет.

В этом веке музыкант сделал немало записей. В том числе записей музыки, которая продолжает интересовать всех новоджазовых музыкантов. Это музыка пианиста Телониуса Монка. Одну из последних записей Джона Чикаи, сделанную в октябре 2008 года, исполняют: Джон Чикаи – альт-саксофон, Джордж Коллиган (George Colligan, фортепиано и хаммонд-орган), Стив Ласпина (Steve Laspina, бас), Билли Драммонд (Billy Drummond, ударные инструменты).

В исполнении ансамбля афро-датского саксофониста Джона Чикаи звучит тема Телониуса Монка "Ruby My Dear" из альбома 2008 года "In Monk's Mood":
6. "Ruby My Dear" (Thelonious Monk).

Программа посвящена двум очень важным персонажам современного джаза – польскому пианисту Кшиштофу Комеде и афро-датскому саксофонисту и композитору Джону Чикаи.

Krzysztof Komeda (27.04.1931) & John Tchicai (as, 28.04.1936). Польский пианист Кшиштоф Комеда и датский саксофонист Джон Чикаи

культура Польша США/Америка джаз музыка

Польский пианист Кшиштоф Комеда и датский саксофонист Джон Чикаи (817-я программа)

49:51