8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Выкл.
Вкл.
00:00
00:00
Армия Школа Авто Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Готовим вкусно! Это интересно

"Документальный проект Леонида Варебруса" Радиофильм

Эпизод

27 августа 2017

Деревня в интерьере винограда

Леонид Варебрус из владимирской глубинки, где в родовом доме деревни Лизуново работает музей известного в середине прошлого века детского писателя Алексея Мусатова. По-соседству с фермером Александром Шевцовым, в усадьбе которого сегодня успешно растут 15 сортов винограда…

Этот дом еще мусатовских предков, не пропал от времени. Здесь родился и прожил две части своей жизни, в детстве и потом, наездами из Переделкино, известный в середине прошлого века детский писатель Алексей Мусатов, за одну из повестей получивший Государственную премию. Это «Стожары», о военном детстве лизуновских мальчишек и их сверстниц. Впрочем, тут до сих пор рассказывают и о самом Мусатове-младшем. В его доме, однажды ставшем музеем. Одновременно и литературным, и мемориальным. С персонажами его произведений, фотографиями, портретами, столярной мастерской отца, Ивана Мусатова, сохраненной  Алексеем и перевезенной в Переделкино, а теперь «вернувшейся» в родительский дои. Старым сундуком с ткаными вышивками местной мастерицы Прасковьи Посканной, которым уже за сотню лет…И работами из дерева самого Алексея. А еще, общероссийским литературным фестивалем «Стожары» для сельских мальчишек и девчонок, гостями которого становятся и известные в старне музыканты и писатели…

Так случилось, что после школы уехав в Сергиев Посад поступать в педагогический техникум, юный Мусатов сразу столкнулся с «большой литературой», став и одним из организаторов там литературного объединения, и участником рукописного художественного журнала, и, наконец, благодаря гостям ученического кружка: известным писателям, тому же Михаилу Пришвину или автору приключений и фантастики для детей Сергею Григорьеву,  книга «Александр Суворов», это его. Оба, в те годы жили именно в Сергиевом Посаде. Потом будут и серьезная литературная учеба, и учительство, и первые публикации в толстых журналах. И конечно, книги. Он вернется в Лизуново  известным в писателем. Если интересно, почитайте некоторые из произведений, делая скидку на времена, в которые он писал. Вот, из «Стожаров»

 Парта стояла у окна, и никто раньше Саньки Коншакова не мог уследить, как к деревне подкрадывалась весна, как на пригорках проступали рыжие проталины, темнел снег в поле, вздувалась в овраге река. И, когда трогался лед, первым всему классу возвещал об этом Санька. 
      А еще из окна класса ему хорошо было видно дорогу, по которой два раза в неделю, к концу второго урока, проходил колхозный письмоносец Тимка Колечкин. 
      Тогда Санька поднимал руку и, получив разрешение выйти из класса, стремглав бежал догонять Тимку. 
      Но сегодня письмоносец запаздывал. Прозвенел звонок, началась большая перемена, а его все не было. 
      Санька налегке, не надевая стеганки, только нахлобучив на вихрастую голову пилотку, которую он носил всю зиму, отчего у него до сих пор шелушились помороженные уши, выбежал за угол школы. 
      Снег кругом лежал темный, ноздреватый, ручейки с глухим бормотанием перегрызали черную от вытаявшего навоза дорогу, проталины на пригретых солнцем пригорках казались сухими и теплыми - так хотелось разуться и побегать по ним босиком! 
      "Где-нибудь река вскрылась. Застрянет теперь наш Тимка, не то еще письма подмочит", - озабоченно подумал Санька. 
      Задрав голову, он долго щурился на солнце, оглядывался по сторонам, принюхивался, словно не доверял, что все это - и солнце, и потеплевший ветер, и влажный душистый воздух - подлинное, весеннее. 
      Из-за поворота дороги показался Тимка Колечкин, маленький, белоголовый, в старенькой шубейке, в овчинной шапке. 
      Санька зашагал ему навстречу, деловито пожал руку: 
      - Запаздываешь, почтарь! 
      - У Калачевки мост разобрали. Ледохода ждут. Еле через реку перебрался, - сказал Тимка. 
      Санька кивнул на толстую кожаную сумку на его плече: 
      - Богато сегодня? 
      - Это еще не все... Тут и половины нет. Знаешь, сколько писем на почту приходит... тысячи... разбирать не успевают. Так и лежат кучей. 
      - А нам опять ничего? 
      - Я ж поясняю, - Тимка старался не смотреть на Саньку: - недодали мне почту. Запаздывают с сортировкой. Вот завтра дополучу - обязательно вам будет. 
      - Ты и в прошлый раз так говорил - обязательно... и в позапрошлый! - Санька уныло махнул рукой и направился к школе. 
      Тимка вздохнул, словно был в чем виноват перед Санькой, порылся в сумке и побежал за ним: 
      - Машу Ракитину позови. Письмо ей! 
      Санька остановился, кинул беглый взгляд на конверт и помахал рукой худенькой большеглазой девочке с короткими пенькового цвета волосами, стоявшей с подругами на школьном крыльце. 
      Пряча по привычке руки в рукава жакетки, Маша Ракитина подошла к Тимке. 
      Ей письмо, да еще с почты. Небывалое дело! 

А потом, мы отправимся к одному из соседей, Александру Шевцову, переселенцу из «чернобыльской зону», ставшему не менее известным в Лизуново. Помощь соседям с сеном, лишь одна из фермерских забот. Есть козы, небольшое стадо коров с телятами, поля с картошкой, огород…Но главная забота, виноградник, в котором около 15 сортов, часть из которых он привозил из недолгих путешествий, скажем, на Валаам, где монахи подарили ему 4 своих сорта, собственной селекции. Так что и вино у Шевцова свое, без спирта и разных добавок. К тому же, делается вручную. Как и собственные сыры…Остальные подробности, прямо во время эфира!       

Деревня в интерьере винограда

24:58
Воскресенье
19:30
второе, четвёртое воскресенье месяца
Четверг 03:20
Следующий выпуск

Воскресенье, 24 декабря

19:10