8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Авто Школа Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Это интересно

"Связь времен". Документальный проект Леонида Варебруса Радиофильм

Эпизод

06 ноября 2013

Великие зэки Советского Союза

Об этих талантливых людях написаны сотни страниц воспоминаний, сняты фильмы, есть книги и многочисленные исследования. Но в годы, когда они стали «зэками», публичная слава была только у театрального режиссера Всеволода Мейерхольда. Когда его расстреляли в 1940 году, Георгий Жженов был еще начинающим киноактером, арестованным в родном Петербурге «за шпионаж», неожиданно для себя оказавшись на Колыме (его брат, Борис Жженов, арестованный по делу об убийстве Сергея Кирова, погибнет в лагерях ГУЛАГа на Печоре в 1943-м). Всю семью Жженовых отправят в ссылку в Казахстан в 1938 году…Ну, а Сергей Короленко давно был «секретным» технарём, поначалу работая над планерами, а потом, по-серьёзному, над новым вооружением и прототипами будущих ракет: или в номерных институтах, а после колымских лагерей, в знаменитых «шарашках», о которых мы впервые узнали из романа другого «сидельца», писателя Александра Солженицына. И спасибо театральному режиссеру Юрию Любимову, тоже изгнаннику, за сценическое воплощение «пережитого» в своём когда-то авторском театре «на Таганке». Круги «арестантского ада» «сталинского социализма» расползались по стране, увлекая за собой миллионы.

   Через несколько дней после ареста Мейерхольда, в ночь с 14 на 15 июля 1939 года в своей квартире в Брюсовом переулке Москвы, была зверски убита множественными ножевыми ударами и его жена, актриса Зинаида Райх. О том времени, еще одна страдалица собственных страшных лет, уже послевоенных, пытанная в застенках поэтесса  и блокадная «муза» Ольга Бергольц. В её дневнике от 13 марта 1941 года читаем:

«Райх зверски, загадочно убили через несколько дней после ареста   Мейерхолда  и хоронили тишком, и за гробом её шёл один человек»…

  Как всё случилось с Райх, в прошлом, жены и поэта Сергея Есенина, расскажет ее дочь, Татьяна, в письме к Мариэтте Шагинян от 27 июля 1939 года:

«Мою маму убили в ночь на 15-е июля. Её уже похоронили на Ваганьковском кладбище недалеко от могилы Есенина. Почти никто не пришёл, были родные и несколько посторонних почти людей; из тех, кто ходили всегда, никто не пришёл… Они ничего не взяли, не ограбили, они пришли, чтобы убить и ранили 7 раз около сердца и в шею, и она умерла через 2 часа, а Лидию Анисимовну побили по голове, и она жива… Кто это был, их было двое и их не нашли».

Как мучили и пытали расстрелянного в 1940 году Мейерхольда, опишет он сам, в собственноручных и многочисленных письмах-обращениях к руководителям страны. Нам их копии передаст племянница Мейерхольда, Мария Валентей. Ее теперь тоже нет … Но ее рассказ остался…Как и многое о прежней лагерной жизни, длинною в 17 лет, в дни своего 90-летия, успел нам рассказать и знаменитый «киноразведчик» и актер Георгий Жжёнов. Вы услышите! В конце-концов прочитаете…Но, вот, Всеволод Мейерхольд Вячеславу Молотову из Бутырской тюрьмы:

«…Меня здесь били – больного 65-летнего старика: клали на пол лицом вниз, резиновым жгутом били по пяткам и по спине; когда сидел на стуле, той же резиной били по ногам(сверху, с большой силой…»

Сколько же потребовалось ему мужества, чтобы в следующем письме-заявлении, уже после пыток, написать наркому Лаврентию Берии, впоследствии тоже расстрелянному, такое признание:

«Я клеветал на себя (я давал самооговоры сверх-неествественные, которые не могут не броситься в глаза Вам, когда Вы будете, на что я надеюсь, знакомится с содержанием моего дела), я оговаривал людей, ни в чем неповинных».

   А сколько трагического услышите от Натальи Королёвой, она, работая над трехтомником «Отец», «прошла» практически по всем колымским адресам отца и «почтовым ящикам», где ему пришлось работать: странное время. Не правда ли? Из заметки С.Королёва в специальном выпуске стенгазеты ГИРД «Ракета № 8», 22 августа 1933 года:

«Первая советская ракета на жидком топливе пущена. День 17 августа несомненно является знаменательным днем в жизни  ГИРД, и начиная с этого момента…советские ракеты должны победить пространство!».

Спустя всего шесть лет, читаем уже его заявление Верховному прокурору СССР от 15 октября 1939 года из «лагпункта» прииска Мальдяк на Колыме:

«Вот уже 15 месяцев, как я оторван от своей любимой работы, которая заполняла всю мою жизнь и была её содержанием и целью…Прошу Вас пересмотреть мое дело и снять с меня тяжелые обвинения, в которых я совершенно не виноват. Прошу Вас дать мне возможность снова продолжать мои работы над ракетными самолетами для укрепления обороноспособности СССР».

Приглашаем слушателей в собеседники: слушайте наш эфир!

история

Великие зэки Советского Союза

30:00
Суббота
23:10
вторая, четвёртая суббота месяца