8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Школа Авто Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Готовим вкусно! Это интересно

"За кадром" Познавательные

Эпизод

13 октября 2017

Водолазы: забить "козла" на дне свинцовыми доминошками

Автор и ведуший программы Николай Мамулашвили.

Представители самых разных профессий, порой редких, порой экстремальных, но чаще самых обычных – гости в нашей студии. Испытатели, врачи, водолазы, пожарные, дипломаты, лётчики, автогонщики, альпинисты, журналисты и спасатели... Этим профессионалам есть, что рассказать об изнанке своей работы, о том, чего мы не знаем, о том, что обычно остаётся за кадром. Их всех объединяет одно: любовь к своему делу. Это люди с характером, они никогда не отступают. Каждый из них обрёл своё настоящее признание и находится на своём месте.

Гость программы – Алексей Стёпин, начальник водолазной службы, главный водолазный специалист государственного казённого учреждения Московской области "Московская областная противопожарно-спасательная служба". И, конечно же, мы говорим с ним о профессии водолаза. Работа водолаза не только трудна, но и опасна. И действительно этим смелым людям приходится работать в чуждой для человека среде, практически с абсолютными нагрузками.

Что такое психологическая устойчивость водолазов? Я так понимаю, что это один из важнейших аспектов. Знаю, что как-то вам пришлось работать в Прибалтике по подъёму груза с баржи, затонувшей в годы Великой Отечественной войны. Знаю, что там было много интересного. Ну и такой несколько неожиданный вопрос: а правда, что под водой опытные водолазы могут пить и курить? Просто об этом давным-давно, ещё в советские годы, рассказал мне один военный водолаз. Однако начнём с Прибалтики. Что это были за работы и кто у вас там работал?

А. Стёпин: У меня работали два старейших водолаза, ещё со времён Советского Союза. И я первый раз увидел, как можно под водой совершать какие-то действия, что и на воздухе. То есть, выпить бутылку вина или выкурить папироску. Байки про это ходят разные. Это опасно, не рекомендуется делать. Никто никогда этого не озвучит, потому что за это руководство сразу же тебя выгонит с работы. У нас никто не хочет нести потом ответственность, если ты погибнешь из-за своей бравады или неорганизованности. Но это возможно. И во многих школах (и за рубежом, и у нас) обучают не то, что умению пить и курить под водой, а обучают психологической устойчивости: бах, и у тебя воздух закончился, или бах, у тебя загубник выпал и что делать?

Что делали у меня водолазы? Работа проводилась в том же трёхболтовом снаряжении. Баржа стояла с креном на нос. Они работали в трюме около кормы, и вдруг просто начал стравливаться воздух с их костюмов и шлемов, можно сказать, что с рубах. Я тут своим языком буду говорить, чтобы слушателям было более понятно. Так как трюм был герметичным, то там образовалась воздушная подушка чистого воздуха. Они по ящикам поднялись в эту подушку (воздушный карман), то есть у них головы получились в воздухе. Они друг другу лицевые иллюминаторы сняли, открутили их и начали выпивать потихонечку. Когда я спустился и это увидел, у меня, конечно, был шок, потому что я за эту работу отвечал. Они получили нагоняй. Но этим они показали, что у них есть опыт, который, как говорится, не пропьёшь. Я понимаю: старые люди, они в возрасте были, решили попробовать этого коллекционного вина, которого, конечно, им потом не досталось. Шутка шуткой, но это я сам видел. В принципе, подобным образом люди проводят под водой переговоры между собой.

Чему это ещё помогает? Психологической устойчивости. Есть такой вид работ, как вывод людей из затонувших отсеков. То есть, перевернулся корабль, упали в воду самолёт или машина, там может остаться вот этот воздушный карман, где какое-то время воздух может держаться. Кстати, на кораблях отсеки герметично закрываются, и такое случается очень часто.

И водолаз, выйдя в этот отсек, приносит с собой… Тут два варианта: или он несёт с собой второй аппарат, или он даёт дышать через, как мы их называем, "октопусы" или резервный лёгочный автомат. Водолаз должен человеку показать, как дышать, успокоить его, что всё нормально, и главное, выводя его, поддерживать этот лёгочный автомат, чтобы тот его не выплюнул. Кроме работы со спасаемым, он сам должен быть психологически к этому готов. И вот такие тренировки проводят.

Когда я проходил первоначальную подготовку, у меня такую психологическую устойчивость тренировали так. Нас, двух студентов, подводных пловцов, посадили на дно бассейна в поисковую яму. Поисковая яма – это углубление, которое под трамплинами находится. Глубина её – 6-7 метров, этого достаточно. И мы с двумя инструкторами играли в домино, забивали козла, свинцовыми доминошками.

Под водой?

А. Стёпин: Под водой, сидя на коленках на дне. Но смысл игры заключался в том, что мы не просто играли в домино, а мы дышали из одного аппарата по очереди.

Передавая друг другу…

А. Стёпин: Да, передавая загубник или так называемый "лёгочный автомат". Я делал два вдоха, потом должен был сделать ход и передать его другому. И так шло по кругу. Инструкторы на нас смотрели и оценивали, устойчивы ли мы к этому или нет.

В дайвинге сегодня не это именно практикуют, а практикуют перекрытие баллонов. Водолазу или дайверу лаётся задание. Он плывёт и на дне собирает монетки. Инструктор идёт за ним сзади, то есть ученик его не видит. Инструктор подплывает к нему потихонечку, пока тот выполняет разные упражнения: монетки собирает, кубик Рубика крутит, и он начинает ему закрывать баллон физически. И когда дайвер чувствует, что всё, воздуха нет, хотя пять минут назад он смотрел на манометр, там было 150 ещё, инструктор смотрит, как начинает вести себя в этой ситуации человек, стоит ли ему дальше заниматься дайвингом. Запаниковал? Не запаниковал?

А как обычно ведут себя дайверы? Ведь есть, которые паникуют, а есть те, кто и нет.

А. Стёпин: Глубина там небольшая, просто надо сделать выдох, и сразу осуществлять всплытие на выдохе – так называемое "аварийное всплытие". Так надо делать, если ты не декомпрессионных режимах и у тебя закончился воздух, но даже если в декомпрессионных режимах, то лучше заазотиться и потом в барокамере отлежаться, можно даже инвалидом остаться, но ты будешь жив. А иначе, если ты просто запсиховал, то всё. Если дайвер (водолаз) в себе уверен, то, как правило, он сразу снимает аппарат, проверяет вентиль, редуктор, выясняет, почему он не может дышать. На это достаточно 10 секунд, чтобы убедиться, что или с аппаратом что-то не то, или воздух закончился. И 30-40 секунд будет достаточно на всплытие, даже с 30 метров можно просто вылететь.

Слышал, что практически во всех водолазных школах особое внимание уделяют аварийному всплытию, так называемому "аварийному выходу". Что это такое?

А. Стёпин: Это один из экзаменов, который сдают дайверы, да и у водолазов это применяется, когда проверяется выход с 12 метров на выдохе. Почему на выдохе? Потому что у находящегося под давлением на глубине 12 метров, а это уже 2 килограмма полных, воздух начинает быстро расширяться, и если ты стиснешь рот, он разорвёт лёгкие, ему надо дать выход.

У меня у самого был такой случай, когда я нашёл утонувшего, глубина была где-то метров 12, и я к тому моменту очень сильно устал. Это было уже не первое погружение. В течение дня это было четвёртое или пятое погружение, я умотался. У меня водолазы лежали чуть ли не в лёжку, тем более, всё это происходило летом, на солнцепёке, а мы в этих мокрых гидрокостюмах. Хоть был и апрель, но все равно в гидрокостюме было жарко. Даю сигнал на выход, что всё, я нашёл, помогайте мне выходить. Меня еле-еле так, лениво начинают подтягивать, и в этот момент у меня кончик оборвался. Оказалось, что проезжавший рядом на моторной лодке…

Обрубил его?

А. Стёпин: Да. Несмотря на то, что были установлены специальные сигналы. Стояли специальные международные морские флаги "Альфа", что работают водолазы. Это означало, что запрещено к зоне вообще подходить. Но он, наплевав на это, а таких сейчас людей много, прошёлся по борту и обрезал мне сигнальный конец, за который мне помогали выходить. И я понял, что на ластах я просто с этим утопленником не поднимусь. Но, быстро просчитав ситуацию, а глубина у меня там была 10-12 метров по манометру, я пошёл на нарушение – на всплытие на надутом жилете. Это являлось нарушением. Но я отдавал себе отчёт и делал это, чтобы не потерять утонувшего. Потому что его родственники стояли уже на берегу, и им было бы тяжело потом объяснять, да и искать утопленника повторно очень сложно. Поэтому на длительном выдохе я кричал "А-а-а-а-а!" и чувствовал, как у меня шею просто распирает. Есть такое устройство "Амбу" (дыхательный мешок), которым проводят реанимацию, делают вентиляцию лёгких. И я вот это наблюдал, когда работал с мешком, оживлял человека. Вот у него также раздувалась шея, как и у меня на выходе. Казалось, что шея сейчас лопнет. То есть, с такой силой из меня выходил воздух.

Выйдя на поверхность, я почувствовал, что со мной всё нормально, утонувший находился рядом, под боком, что работы закончены. Ну и увидел в этот самый момент, как ГИМС погнался за этим человеком на моторной лодке. Хорошо, что рядом был инспектор ГИМСа. Просто люди на лодке не отдавали себе отчёта. То есть, разные ситуации бывают.

Самое главное – ты должен отдавать себе отчёт в своих действиях, потому что работа у гражданских водолазов (у военных водолазов нормативный документ немного другой) определяется нормативным документом "Межотраслевые правила охраны труда при проведении водолазных работ". И там есть графа, где написано, что допускаются отступления от настоящих правил только при спасении людей, если вы обеспечили водолазу безопасные условия спуска. Я своими словами этот пункт пересказал. То есть, здесь я подпадал под действие этого, я не считаю, что я там что-то нарушил, пункта. То есть, моей жизни и здоровью была угроза.

Вы выбрали оптимальный вариант действий в тех условиях?

А. Стёпин: Конечно. Водолаз должен владеть не только всеми специальностями (токаря, резчика, пильщика, обладать умением зубилом работать), но он ещё должен все аварийные ситуации проигрывать в голове и выбирать оптимальный режим своих действий. Потому что от этого зависит не только его жизнь, но и жизнь людей.

Потому что были такие случаи, когда казалось, ну что такого, когда водолаз работает? Люди как обычно видят водолазов-спасателей? Один из них стоит с верёвочкой на берегу (рыбу ловит), а другой на этой верёвочке плавает. И что в этом такого сложного? Так вот, работа того, кто стоит на этой верёвочке, на сигнальном конце, бывает иногда важнее, чем работа самого водолаза. Потому что стоящий на берегу отвечает за водолаза, за эту натянутую верёвочку. Я называют её "нитью жизни водолаза". Сейчас у нас практически с каждым водолазом есть телефонная связь (гидроакустическая, проводная), она присутствует. Потому что мы начали работать в полных лицевых масках, промышленность начала их выпускать, импортные появились. Поэтому многие из нас, признаюсь, даже и многие сигналы начали забывать. Раньше сигналы передавались водолазу по сигнальному концу, по этой верёвочке. Но, несмотря на это, это последний шанс выхода водолаза на поверхность, тем более из-подо льда.

Водолазы – народ суеверный? Моряки точно суеверные.

А. Стёпин: Очень. Но суеверные не в том плане, что они религиозны, верят в бога. У каждого водолаза вера своя. Здесь не важна вера, а вот суеверие важно. Есть у водолазов много суеверий, как и у альпинистов, да и у представителей многих других профессий. Например, у альпинистов есть такое понятие как "белый альпинист". Если ты его в горах увидишь, то значит, ты погибнешь. У нас это "белый водолаз" или "белый дайвер". Если ты его увидел, тем более, если он машет тебе рукой, значит, всё, смотри, сейчас кранты придут. Конечно, водолазы – люди суеверные. И суеверные по многим причинам. Потому что водолазы работают в среде, в которой человек жить не может. Вода для человека является агрессивной средой. Мы – не рыбы, мы не можем в воде жить. Естественно, когда ты остаёшься один на один с водой в этой темноте, разные мысли лезут в голову. И не зря в наших руководящих документах сказано: водолаз должен пройти перед спуском медицинское обследование. Измеряется температура, есть ли насморк, и обязательно проводится опрос. Если водолаз сказал, что ему приснился умерший родственник, например, бабушка, и она его рукой звала, то его под воду не пустят ни в коем случае. Ответственность за жизнь водолаза несёт уже медработник, который будет его допускать к работе под водой. Этот сон говорит, что у водолаза есть какое-то психическое расстройство.

Вёл программу Николай Мамулашвили. Режиссёр выпуска Татьяна Бондаренко.

Полностью программу слушайте в аудиофайле.

общество журналистика водолаз спасатель/спасатели Николай Мамулашвили гость

Водолазы: забить "козла" на дне свинцовыми доминошками

14:00
Пятница
23:40
Четверги 05:40 (от пред. пятн)
Следующий выпуск

Пятница, 19 января

23:40

Элита телохранителей
Гость в студии – президент Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ РФ) России Дмитрий Николаевич Фонарёв. Мы говорим с ним о тонкостях работы телохранителей, о сложностях, с которыми им зачастую приходится сталкиваться