8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Школа Авто Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Готовим вкусно! Это интересно

"За кадром" Познавательные

Эпизод

20 октября 2017

В. Ватрунин: я – профессиональный яхтенный капитан

Автор и ведуший программы Николай Мамулашвили.

Представители самых разных профессий, порой редких, порой экстремальных, но чаще самых обычных – гости в нашей студии. Испытатели, врачи, водолазы, пожарные, дипломаты, лётчики, автогонщики, альпинисты, журналисты и спасатели... Этим профессионалам есть, что рассказать об изнанке своей работы, о том, чего мы не знаем, о том, что обычно остаётся за кадром. Их всех объединяет одно: любовь к своему делу. Это люди с характером, они никогда не отступают. Каждый из них обрёл своё настоящее признание и находится на своём месте.

Гость программы – Владимир Ватрунин, яхтенный капитан. Мы говорим обо всём, что связано с яхтами, яхтенным спортом, с яхтсменами и морскими путешествиями, и о многом другом интересном.

Вы – яхтенный капитан. Что это такое? Профессия или увлечение?

В. Ватрунин: Если говорить о самом термине "яхтенный капитан", это может быть и профессией, и увлечением. Как и в любом виде деятельности, есть профессионалы и есть любители. Я – профессиональный яхтенный капитан. Это значит, что я имею право осуществлять свою деятельность коммерческим образом, то есть, грубо говоря, водить яхты за деньги.

Я имею право это делать, но, в общем, мне это нужно не для того, чтобы за деньги катать людей, просто на самом деле я – директор, инструктор и преподаватель в яхтенной школе.

Всё это ведь возникло не сразу, наверное. Откуда такое увлечение яхтами? Как вы вообще пришли в этот спорт? У вас увлечение морями, океанами, приключениями идёт с детства? Возможно, в детстве вы начитались каких-то книг? А может быть, вы продолжаете какие-то семейные традиции? Как всё начиналось?

В. Ватрунин: На самом деле всё это произошло не с детства. Я не жил у моря. Естественно, я, как и все, читал книги Жюля Верна и других авторов, но всё произошло достаточно случайно. И это была достаточно интересная история. Далёко я был от моря. Довольно долго жил в Подмосковье в городе Одинцово, и там я встретился с одним человеком – Фридрихом Николаевичем Кузнецовым. Это совершенно уникальная личность. Вертолётчик, у него был какой-то сумасшедший налёт часов. Кроме того, что он был вертолётчиком, Фридрих Николаевич очень серьёзно занимался парусным спортом, занимался дзюдо.

То есть, только неба ему не хватало?

В. Ватрунин: Нет, абсолютно нет. Что он делал? Лет пятнадцать своей жизни он посвятил тому, что из нашего, абсолютно сухопутного города Одинцова вывозил детей на Онежское озеро, где устраивал летний лагерь на 1,5-2 месяца. Ещё что он сделал? Он восстановил катер в городе Петрозаводске, нашёл несколько небольших спортивных лодочек, так называемых швертботов ("Финны" и "Кадеты"). Он брал эти лодки, брал детей, вёз их на остров на Онежском озере и учил их ходить под парусом. И 15 лет у него этот лагерь процветал.

Потом случилась перестройка, все эти "замечательные" дела, и всё понемногу пошло на спад. Старые детки подросли, новые ещё не образовались, а ему очень хотелось летом всё-таки на свой остров съездить. Он так привык проводить там время, не мог жить просто без этого. Вот он и говорит мне: "Володя, поехали". Ну и фактически я с ним вместе со своей семьёй (жена, дети) собрались и поехали. Вот там я впервые сел на небольшую лодочку, на швертбот, и он научил меня ходить под парусом.

Но если говорить честно, уже тогда у меня болела спина, я был уже сильно взрослый человек. А что такое швертбот? Это небольшая лодочка, один парус, палка такая, которая называется гик, и вот на поворотах под этим гиком мне всё время приходилось нагибаться, уворачиваться от него. Мне очень нравилось ходить под парусом, но вот это скакание под гиком туда-сюда мне не нравилось, да и лодочка была маленькая. И потом, я считаю, в моей жизни произошло просто чудо. К этому островку в бухточку подошла крейсерская яхта из Москвы, из Пирогова …

То есть, большая яхта?

В. Ватрунин: Давайте определимся, что такое крейсерская яхта. Крейсерская яхта – это яхта, на которой можно жить. Там есть каюта, спальные места, туалет (гальюн), газовая плита, на которой можно готовить пищу. То есть, это место для жизни на море, что называется. По теперешним меркам по сравнению с теми яхтами, на которых я сейчас хожу, то была маленькая яхта – Картер 30 (Carter 30). Но самое главное – там не надо было уворачиваться от гика, он проходил довольно высоко сверху. И меня это очень впечатлило. Ребята покатали нас по Онеге, и я понял, что эта тема для меня почему-то стала очень интересной. Это захватило меня просто необычайно, причём захватила именно крейсерская яхта. Ну и буквально через месяц после этого я уже учился в яхтенной школе.

Где и как вы учились? Это уже была профессиональная учёба?

В. Ватрунин: Нет. На самом деле учился я сначала, естественно, любительским образом, потому что в яхтенном спорте не учатся сразу на профессионалов. Все равно мы проходим какой-то любительский уровень. Есть школы, которые учат судовождению маломерных судов. В одной из таких школ в Москве я и учился. То есть, первые свои шаги я делал на Клязьминском водохранилище.

А процесс обучения долгий по времени?

В. Ватрунин: Нет, процесс обучения любителя очень недолгий. Я немного сейчас перескачу. Сегодня у меня собственная школа. И, соответственно, теоретическая подпрограмма составляет 48 часов. Плюс-минус. В разных школах чуть больше или чуть меньше. И морская практика – около 10 дней. Это ни в коем случае не значит, что мы сразу становимся профессионалами, яхтенными капитанами, знаем всё.

Человек получает корочку, но считается новичком?

В. Ватрунин: Абсолютно точно. Это как на машине. Вот вы сдали на права, вы какой водитель при этом? Между нами, почти никакой.

Потому что нет практики.

В. Ватрунин: То же самое и в яхтенном спорте. Там история абсолютно такая же. Когда вы получаете корочку, это значит, что вы можете в лёгких, спокойных условиях, в знакомых водах безопасно отшвартоваться, отойти, совершить какое-то путешествие и благополучно вернуться. Но если условия будут какими-то более жёсткими, то понятно, что вам какого-то начального опыта не хватит. Дальше надо учиться и учиться.

Давайте поговорим о классификации яхт. Они ведь бывают самые разные: спортивные, крейсерские…

В. Ватрунин: Вы спрашивали, как я пришёл в яхтенный спорт? На самом деле есть физкультура, а есть спорт. Что касается яхтинга, если говорить о физкультуре, то это круизный яхтинг. На самом деле тут слово "спорт" не совсем применимо. Спорт – это соревнования. И когда вы только начинаете заниматься яхтингом, перед вами как бы два пути, две возможности реализовать себя в этой области деятельности. Если просто путешествовать и отдыхать, то это круизный яхтинг.

И есть спортивный яхтинг. Это спортивные соревнования. Сначала любительские, дальше, если вы хорошо продвигаетесь, это могут быть и какие-то профессиональные соревнования. Но перед вами как бы две области: круизинг, как говорят на сленге, и спортивный яхтинг. Последнее – это гонки, ими занимаются гонщики.

И как яхты классифицируются. Есть два основных типа яхт. Это яхты моторные и яхты парусные. Вот как бы и всё.

Моторные яхты оснащены парусами тоже? Мотор и парус?

В. Ватрунин: Нет. Вообще, любая круизная яхта сейчас имеет двигатель. И в целях безопасности, и когда ветра нет, а идти надо. Поэтому двигатель обязательно должен быть. И он есть на любой крейсерской яхте. И есть чисто моторная яхта. То есть, в итоге мы получаем парусно-моторную яхту, то есть с парусами и с двигателем, и чисто моторную яхту.

А не лучше ли будет определение "моторная лодка"?

В. Ватрунин: Под "моторной лодкой" обычно всё-таки понимают лодку, на которой жить нельзя. Это лодка выходного дня. Вы на неё сели, прокатились, где-то на якоре постояли, ну и всё. На ней жить нельзя. Вот о чём речь идёт. А если мы говорим о моторной яхте, то там есть каюта, гальюн, душ и всё для жизни.

Вы говорили про курс обучения, что есть специальные школы, хотя бы для начального этапа, чтобы человек прошёл какой-то курс, имел какое-то понятие, хотя при этом практика не очень большая. Наличие яхты – это обязательное условие для обучения или нет? Или человек просто может прийти учиться, но при этом у него может не быть своей яхты?

В. Ватрунин: На самом деле необязательно иметь свою яхту. Более того, когда ко мне приходят ребята, говорят, что они хотят купить яхту, и спрашивают, что я им посоветую, я задаю им сразу первый вопрос: а вам яхта зачем? И предлагаю разобраться с этим. Потому что, когда вы покупаете свою яхту, вы привязываетесь к тому месту, где она будет стоять. Это неизбежно. Потому что скорости парусных яхт не такие большие. Это раз. И два. Давайте посчитаем деньги.

Интересно, давайте посчитаем.

В. Ватрунин: Предположим, вы покупаете какую-то яхту среднего размера. Она, допустим, стоит 200000 евро. Это не большая и не маленькая яхта, а действительно яхта среднего размера. А ведь можно яхту взять в любой точке Земного шара в аренду, как говорят в "чартер". Сколько стоит яхта в "чартер"? Яхта такого же размера в "чартере" обойдётся в 2500-3000 евро за неделю. И теперь можно посчитать, а сколько же "чартеров", даже с учётом билетов, можно осуществить за 200000 евро? На самом деле, если цифры проанализировать, вы можете много-много лет ходить на яхте, совершенно не беспокоясь о собственной лодке, не заботясь о её содержании и т.п.

Хотел спросить, а сколько стоит содержание яхты?

В. Ватрунин: Содержание яхты обходится примерно в 10 процентов от её изначальной стоимости в год. То есть, к стоимости яхты надо прибавить ещё стоимость обслуживания за эти годы. Если всё внимательно посчитать, получится, что вы 10-15 лет совершенно спокойно можете ездить куда угодно на Земле и ходить там на яхте.

Я слушал вас, и мне подумалось, что у лётчика малой авиации обязательно должен быть самолёт. А это тот самый случай, когда ему совершенно необязательно как бы иметь свой самолёт, который тоже нужно содержать: самолёту нужна стоянка, ежегодное обслуживание и т.п.

В. Ватрунин: Да, именно так. Свою яхту имеет смысл покупать когда? Когда вы живёте у моря. Вот есть у вас домик у моря, есть свой причал, и вы можете себе позволить в выходные дни сесть на свою яхту и походить вокруг, получить удовольствие, отдохнуть. Если это не так, то я никому не рекомендую приобретать яхту.

Я предлагаю всем делать немного по-другому. Тратьте деньги на исследование мира. Вот от этого лучше получать удовольствие.

Я слышал, что есть две школы управления яхтой: классическая британская школа и американская. У неё какая-то аббревиатура, которую я забыл. Какой школе больше отдают предпочтение и почему?

В. Ватрунин: Вопрос интересный. Как в любой области деятельности, в яхтинге есть конкурирующая организация. Действительно есть Королевская яхтенная школа (Royal yachting association). Это старая уважаемая школа, существует она очень давно. Но там есть только единственная проблема. Вообще, по правилам этой школы обучение должно вестись на английском языке. Это, наверное, самая большая проблема для очень большой части русскоязычных ребят. Когда вы начинаете заниматься яхтингом, основная проблема в том, что у вас появляется очень много новой терминологии. И изучать незнакомый предмет на незнакомом языке достаточно сложно.

И есть вторая школа. Она не единственная, их не две таких школы. И она на самом деле не американская, а канадскаяInternational Yacht Training. Собственно, программы у этих двух школ абсолютно одинаковые, но в канадской школе есть очень большое преимущество. Обучение там может вестись на национальных языках.

То есть, на русском тоже?

В. Ватрунин: Да, например, на русском. Мы весь курс обучения имеем право и ведём на русском языке. Естественно, параллельно мы даём всю необходимую английскую терминологию. Но само обучение ведётся всё-таки на русском языке. Так учить гораздо легче, так гораздо больше шансов научить человека ходить в море на яхте.

Вёл программу Николай Мамулашвили. Режиссёр выпуска Юлия Дунце.

Полностью программу слушайте в аудиофайле.

журналистика Николай Мамулашвили

В. Ватрунин: я – профессиональный яхтенный капитан

13:41
Пятница
23:40
Четверги 05:40 (от пред. пятн)
Следующий выпуск

Пятница, 19 января

23:40

Элита телохранителей
Гость в студии – президент Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ РФ) России Дмитрий Николаевич Фонарёв. Мы говорим с ним о тонкостях работы телохранителей, о сложностях, с которыми им зачастую приходится сталкиваться