8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Школа Авто Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Готовим вкусно! Это интересно

"Путешествие в Эрмитаж" Познавательные

Эпизод

20 марта 2017

Открытое фондохранилище: ноу-хау Эрмитажа

Программу "Путешествие в Эрмитаж" ведёт из петербургской студии "Радио России" Анна Всемирнова.

В адрес программы пришло письмо из Смоленска от Павла Николаевича Коршунова. Он пишет: "Стараюсь не пропускать эрмитажные путешествия и прошлым летом, приехав в Петербург, побывал, наконец, в здании Главного штаба, где теперь тоже эрмитажные залы. В следующий приезд планирую побывать в "Старой Деревне", где у Эрмитажа есть открытое фондохранилище. Давно хочу посмотреть коллекцию карет. А вот недавно услышал, что строительство фондохранилища продолжается. Расскажите, пожалуйста, что же там Эрмитаж строит?"

С удовольствием отвечаем, уважаемый Павел Николаевич. Тем более, что недавно удалось побывать на этой строительной площадке Эрмитажа. Но прежде всё-таки поясним, что открытое фондохранилище, где можно увидеть кареты, коллекцию мебели, античные памятники, живопись, фрески, открыто для публики уже давно. Здесь проходят экскурсии, лекции, занимаются творчеством дети. Первая очередь фондохранилища вступила в строй в 2003 году, а вторая – в 2012-м. Это корпуса, где разместились лаборатории научной реставрации Эрмитажа. А вот сейчас идёт строительство Лабораторного корпуса и Большой эрмитажной библиотеки.

Концепция открытого фондохранилища

Недавно руководство Эрмитажа пригласило на строительную площадку журналистов. В просторном вестибюле, с которого теперь публика начинает путешествие по фондохранилищу, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский напомнил, что происходило на этом пустыре вдали от центра города четверть века назад.

М. Пиотровский: Вот тут стояли эти стены. Все сроки, как и всё в стране, кончились. И все несчастные деньги, валюту, которые мы зарабатывали, потому что нужно было платить валютой, мы тратили на то, чтобы прикрывать от снега это здание, чтобы оно не развалилось совсем. А потом, значит, целая песня, о которой можно писать книги, как мы добывали деньги, искали деньги и в результате построили всё, что здесь есть вокруг.

И благодаря задержке мы поменяли всю концепцию хранилища. Предполагалось "советское" хранилище, закрытое, с громадными цехами, чтобы всё делать там руками самим. Потом мы концепцию поменяли, и впервые в мире стали строить принципиально открытое фондохранилище, принципиально открытый запасник, какие они есть сейчас. Это образцовое наше мировое ноу-хау, приезжают все учиться. Сейчас их уже начинают строить, но мы были первыми, кто сделал принципиально полный доступ. Это значит совершенно другой способ показа, который не бывает в музеях. Так только можно показывать запасники, почему запасники у нас существуют отдельно.

Здесь идёт постоянная стройка, она идёт 30 лет. На самом деле многое за последние годы появилось в стране и в городе, но очень мало появилось вещей, которые принципиально новые. Мы пройдём через несколько готовых корпусов, вот они – один, второй, третий, потом пройдём на наши очередные стройки. Строек две: реставрационный корпус с лабораторной и библиотека.

Уникальность будущего инженерно-лабораторного корпуса Эрмитажа

В строительных касках и бахилах, чтобы не испортить обувь, мы обследовали инженерно-лабораторный корпус. Завершается навес фасадов, прокладываются инженерные сети, а на дверных проёмах помещений уже можно прочесть названия лабораторий, которые здесь будут размещены: часовых и музыкальных механизмов, графики, скульптуры и цветного металла. Инженерно-лабораторный корпус должен быть сдан в эксплуатацию в конце 2017 года. Рассказывают генеральный директор компании "Эталонпромстрой" Алексей Каёкин и зам. директора Эрмитажа по капитальному строительству Михаил Новиков.

А. Каёкин: Здесь сложнейшие инженерные сети. Этого требуют реставрационные лабораторные мастерские. Каждое здание данного фондохранилища в принципе уникально. Почему? Потому что данное здание запроектировано от прогрессирующих разрушений. То есть, здесь настолько мощный каркас в стенах и перекрытиях, что при динамических разрушениях, даже если разрушится какая-то несущая колонна, останется возможность неразрушения перекрытий и сохранения музейных экспонатов. Это первое и самое простое.

А самое сложное – да, это действительно инженерные коммуникации, и система вентиляции, и система влажности и контроля климата и т.д. То есть, здесь соблюдаются все требования к лаборатории, которые необходимы. Это градус в градус – температура и процент в процент – влажность.

М. Новиков: По поводу уникальности. В объём данного контракта включён действительно уникальный объект, который никогда ещё в России не применялся. Это мойка шпалер. Такой нет не только в России, но и нет даже в Скандинавии. Эрмитаж получает тем самым право, а у него самая крупная коллекция шпалер, использования в дальнейшем другими музеями этой мойки и этого оборудования.

Какая максимальная площадь шпалеры?

М. Новиков: Шесть на девять. Во Франции есть мойка, но она меньше. Большей нигде нет. А вот у нас будет самая большая – шесть на девять.

А. Каёкин: Это будет сложнейший агрегат, с форсунками, с подвижным столом, на котором будет располагаться сам персонал. Действительно, такой мойки шпалер на сегодняшний день не существует в мире. Потому что та мойка, которую разрабатывала компания "Уиллард" ("Willard") для одного известного английского музея, где сейчас она располагается, во-первых, меньше размером. А, во-вторых, на данной мойке используется исключительно ручной труд. Наша мойка, которую мы разрабатываем и которая будет здесь установлена, максимально автоматизирована и механизирована. И ручного труда на ней практически использоваться не будет, потому что компания "Уиллард" совместно с нами и с сотрудниками Эрмитажа разрабатывает механическую деликатную мойку шпалер.

Стеклянный комплекс здания эрмитажной библиотеки

Главный архитектор Эрмитажа Владимир Лукин пояснил суть проекта третьей очереди на большом макете. Особенность заключается в том, что комплекс зданий на двух улицах разделяют железнодорожные пути. И вот над путями был придуман стеклянный переход. Такого в Петербурге пока ещё нет. Переход будет двухуровневым: для нужд Эрмитажа и для движения горожан. Автором архитектурной концепции является голландское архитектурное бюро OMA (The Office for Metropolitan Architecture), руководитель – знаменитый архитектор Рем Коолхаас (Rem Koolhaas). Рем Коолхаас решил и здание эрмитажной библиотеки сделать необычным для Петербурга: в виде остеклённого куба, установленного на двухэтажный стилобат. Площадь перед библиотекой станет открытым пространством для жителей района.

В. Лукин: Пять этажей. Библиотека по истории искусства. Это, наверное, будет одна из первых таких библиотек. И далее несколько фондов открытого хранения с посещением: псковская фреска, арсенал выставлен наверху. На стилобате располагается центр изучения моды и отдел современного искусства. Переход от Школьной улицы до Заусадебной – двухэтажный. Один этаж – технологический, эрмитажный, для перевозки экспонатов, обмена и т.п. Другой, и это главное в переходе, будет выполнять прикладную функцию для жителей города и района. По нему со Школьной улицы можно будет попасть на Заусадебную улицу, выйти к метро и ко всем остальным центрам, которые сегодня здесь существуют.

Ещё недавно это была чисто промышленная зона. Когда мы говорили, что это спальный район, президент нам отвечал, что знает, что это промышленная зона, а никакой не спальный район. Но постепенно он превращается в район жилой и человеческий. И в этом и есть один из главных смыслов, под который давались деньги. Что Эрмитаж, находящийся в промышленном или в спальном районе города, меняет весь его облик. Так что район уже и не только внешне, но и содержательно изменился.

Царский шатёр, или Знаменитая палатка эмира Бухарского

Фондохранилище "Старой Деревни" даёт новую возможность представить уникальные экспонаты Эрмитажа. Так здесь появилась возможность развернуть во всей красе царский шатёр второй половины XIX века. Напомню, на Востоке монархов называют эмирами, а шатры – палатками. Вот этот шатёр-палатка был привезён в Петербург и 4 января 1893 года как дипломатический дар предпоследнего эмира Бухарского Абдул-Ахат-хана во время его визита преподнесён императору Александру III. По случаю приезда высокого гостя был устроен приём. И легенда о палатке, в которой до революции в Петербурге принимал членов императорской семьи эмир Бухарский, оказалась живучей. С этой легендой я и обратилась к главному хранителю Эрмитажа Светлане Адаксиной. Светлана Борисовна, непосредственный хранитель знаменитой палатки эмира Бухарского, начала рассказ с того, как сотрудники отдела Востока Эрмитажа пытались разгадать тайну этого шедевра.

С. Адаксина: Возможно, что было рассказано о том, что это была эта палатка. Но она поступила к  нам в свёртке, как рулон ткани. В Петербурге не сохранилось свидетельств о том, что её где-то ставили в том виде, в котором она сейчас хранится. Отдельные стенки были выставлены в "Конюшенном музее", где она хранилась после того, как поступила в дворцовые кладовые. И в 1931 году из "Конюшенного музея", который стал филиалом Эрмитажа, она поступила на хранение в отдел Востока. Хранилась она кусками в таких рулонах, всего 17 частей, в которые были вставлены основы – деревянные шесты, на которых…

Полотнища и намотаны?

С. Адаксина: Да. Это стенки. И так это всё и лежало. Все знали, что это палатка, но, как её поставить, никто не знал, ведь она такая гигантская. У нас есть такая замечательная сотрудница в отделе Востока Кулакова Лариса Юрьевна, которая по образованию архитектор. И в какой-то момент, когда мы перебирали и смотрели эту палатку, она обратила внимание на то, что по-разному чередуются через определённые куски похожие орнаменты. И она нарисовала это всё. И у неё получился план, как поставить эту палатку. Наши замечательные дизайнеры собрали её первый раз к выставке "Во дворцах и в шатрах", которая была в Николаевском зале. Палатка тогда была не совсем полностью собрана, потому что в зале не хватало места, чтобы ещё раскрыть её крылья. И сейчас мы выставили её практически полностью. Все эти годы нам очень хотелось её где-нибудь поставить, но не было возможности. Она занимает очень много места – больше 100 кв. метров.

Каково её бытование в жизни, не только как дипломатического дара?

С. Адаксина: Очень было распространено в Средней Азии наличие в домах вот таких летних палаток, чтобы можно было укрываться от палящих лучей солнца. Поэтому во внутренний двор, как правило, ставили такие летние тканые палатки. Но таких гигантских палаток мы не знаем ни одной. Явно это какой-то дворцовый вариант. По всей видимости, это именно посольский дар. Сохранилось несколько фрагментов разных палаток: в музее в Самарканде, один фрагмент в Этнографическом музее Берлина. Есть стенки палатки и в нашем Российском этнографическом музее.

Но нигде в мире целиком такой палатки нет?

С. Адаксина: Не сохранилось. Есть разные исторические сведения, ставили ли где-то в Петербурге эту палатку. Когда в Санкт-Петербург приезжал эмир Бухарский с государственным визитом, тогда же, есть обложка журнала "Нива" от января 1893 года, на его обложке была нарисована имитация палатки.

В Парадном дворе Зимнего дворца?

С. Адаксина: Нет. Она была в помещении. Если не ошибаюсь, в Мариинском дворце, где был официальный приём. Там в помещении в каком-то зале была сымитирована палатка из разных восточных тканей. Поскольку это черно-белое изображение, мы даже не можем сказать, из каких деталей она была? Из деталей нашей палатки или просто из каких-то драпировочных тканей всё это было сделано. Но то, что внутри дворца натягивали псевдопалатку, в которой проходил приём эмира, – это известный факт.

Что поражает в  раскинутом шатре, так это несколько комнат. Палатка богато украшена не только изнутри, но и снаружи. Есть два ажурных световых окна с отверстиями, вырезанными из шёлка белого и розового цветов. А окна с внутренней стороны закрыты занавесками из синего и зелёного шёлка. На каждой стенке – и золотое шитьё, и вышивка шёлком. Встречаются и аппликации из разноцветного шёлка и бархата, растительный орнамент. Всё выполнено, безусловно, в дворцовых мастерских Бухары. Но на одном кусочке светло-зелёного шёлка есть клеймо фабрики российского торгового дома. Это доказательство торговых связей Средней Азии с Россией в 80-х годах XIX века. Теперь дорога экскурсионного маршрута посетителей непременно приведёт к этому шедевру. Как получилось и с нами. Мы тоже увидели палатку, именно направляясь в новый корпус Эрмитажа. Продолжает рассказ Светлана Адаксина.

С. Адаксина: И когда появилась идея поставить её в этом зале, где она сейчас представлена, возникло много проблем. В частности, там было очень много света от фонарей верхнего освещения…

А для красок тканей это невозможно?

С. Адаксина: Конечно. Поэтому пришлось провести целый ряд мероприятий, чтобы свет был закрыт. Мы собираемся там сделать уголок среднеазиатской культуры, потому что там будут представлены и вышивки, и золотошвейные халаты.

Конечно же, пол застилался коврами?

С. Адаксина: Обязательно. Это пока только начало. Мы выставили палатку, теперь у нас есть неограниченные возможности для наших идей и фантазий.

Для писем: 197022, г. Санкт-Петербург, набережная реки Карповки, дом 43, "Радио России", программа "Путешествие в Эрмитаж", Анне Всемирновой.

Полностью передачу слушайте в аудиофайле программы.

культура фондохранилище строительство Михаил Пиотровский Санкт-Петербург Эрмитаж

Открытое фондохранилище: ноу-хау Эрмитажа

14:01
Понедельник
05:45
первый, третий понедельник месяца
понедельник 21:16
Следующий выпуск

Воскресенье, 16 декабря

13:10