8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Армия Школа Авто Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Готовим вкусно! Это интересно

"О самом главном" Программы о здоровье

Эпизод

16 июля 2017

Мы есть то, что мы едим... А едим то, что нам подсовывают

Программу "О самом главном" ведёт доктор Сергей Николаевич Агапкин, кандидат психологических наук.

Почти каждый день мы ходим в магазин и покупаем там разные продукты. Как говаривал Гиппократ, "мы – то, что мы едим". И если мы покупаем некачественные продукты, то это, конечно же, рано или поздно отразится на нашем здоровье.

Поэтому сегодня поговорим о качестве современных продуктов. Как производители нас пытаются обмануть? Как они нарушают технологию производства? Как это может отразиться на нашем с вами здоровье? Обсудим самые популярные продукты: молоко, сыр, муку, конфеты, мясные продукты и прочее.

В студии – Александр Иванович Борисов, юрист, сопредседатель Союза потребителей "Росконтроль".

"Росконтроль" – это организация, которая проверяет качество продуктов и товаров?

А. Борисов: Всё верно. И это организация, которая действует в интересах и в защиту прав потребителей. Защита прав потребителей – это не всегда участие в судебных заседаниях и судебных баталиях, это в первую очередь информирование потребителя о качестве продукции, которую он покупает, это инструмент выбора.

За время существования организации сколько удалось проверить торговых марок?

А. Борисов: Что касается торговых марок, то говорить о них немного некорректно. А вот что касается тех товаров и продуктов, которые мы провели, то это более 3,5 тысячи. То есть, это достаточно большая и серьёзная линейка, причём, чаще всего, это федеральные бренды, которые распространены на всей территории Российской Федерации. Это достаточно большой объём, и я полагаю, что такой независимой базы исследованных продуктов пока нет ни у кого.

Есть ли статистика, какой процент от общего числа продуктов составляют продукты, где встречаются нарушения?

А. Борисов: Не буду давать общий срез по всей товарной номенклатуре, а выделю отрасли. Безусловно, есть в России отрасли проблемные, о которых мы все знаем. Это молочная продукция. Фальсификата там встречается до 60 процентов (например, по сливочному маслу и сырам). В рыбной продукции фальсификата – от 40 до 50 процентов в зависимости от вида продукции. В колбасных изделиях фальсификат достигает 60-70 процентов.

Если говорить просто даже о маркировке, то почти 80 процентов всей продукции, которая находится на отечественных прилавках, не соответствует требованиям по маркировке. Это нечитаемый текст. Либо производитель забывает что-то указать, хотя этот компонент в продукте присутствует (ну, здесь больше, правда, фальсификация). Отсутствие информации для потребителя о белках, жирах, углеводах, какое-то несоответствие их соотношения заявленному и прочее. Потребитель на сегодняшний момент, к сожалению, с точки зрения информации, получаемой им с этикетки продукта, не информирован и не защищён.

Давайте начнём, с чего началась жизнь на нашей планете, – с воды. Какие нарушения были обнаружены? Наверняка бутилированная вода вами исследовалась.

А. Борисов: Безусловно, исследовалась. Причём исследовалась линейка детской воды, бутилированной воды в полуторалитровых бутылках и даже кулерной воды. И самые вопиющие нарушения как раз были обнаружены в кулерной воде, которую все пьют в офисах. Из 14 образцов, которые мы проверили, 12 попали в "чёрный список". Причём уровень обсеменённости иной раз достигал величины в 100 раз выше норматива. А в одном из образцов кулерной воды мы обнаружили синегнойную палочку.

То есть, количество бактерий и других микроорганизмов в кулерной воде зашкаливало?

А. Борисов: А зашкаливало оно по одной простой причине. Мы разбирались с этим: некачественная ли это вода? Нет, вся вода была достаточно хорошего качества, весь вопрос оказался в том, какие пластики используются для изготовления бутылок и каким образом тара промывается. То есть, проблема – именно в оборотной таре. И именно проблема оборотной тары даёт те проблемы, которые потом с водой приезжают к нам в офис. Например, синегнойная палочка. Как потом кулер чистить? Ведь будут нужны специальные дезинфицирующие средства.

Получается, что в воде в бутылках подобных проблем встречалось меньше?

А. Борисов: Таких проблем было меньше. Вопрос был больше по общей минерализации воды. Поскольку производитель заявляет одно, а в реальности имеется несколько другое. Происходит это по простой причине: воду пытаются смягчить, воду пытаются дополнительно профильтровать. Поэтому теряются некоторые минералы, которые там находятся. Тем не менее, можно сказать, что вода в бутылках, которую мы проверяли, безопасна.

Вода в бутылках получается безопасная. От низкой минерализации воды, в общем, никто не умирал. А если говорить о синегнойной палочке и других микроорганизмах, которые обнаруживаются в кулерной воде, это на самом деле проблема значительно более серьёзная. Ведь никто же не подумает, если что, на воду из кулера.

А. Борисов: На воду из кулера не подумает. Буквально год-полтора назад случилось происшествие в одном детском лагере под Астраханью, в который вода для питья поставлялась в кулерных баллонах. Дети эту воду пили, и потом десятки детей попали в больницу из-за кишечной палочки, которая была обнаружена в этой воде. Вот, как раз такой итог может быть.

Если в воде обнаруживают микробов, то получается, что ребёнку давать её нельзя ни в коем случае? А чем тогда поить детей, если, например, пошли гулять? Воду лучше брать с собой или покупать специальную детскую воду?

А. Борисов: По детской воде нормативы очень жёсткие. При её производстве производители стараются следить за своей внутренней системой контроля качества и за качеством и безопасностью воды. Даже в тех случаях, когда уровень обсеменённости был повышен, эксперты считают, что такой водой отравиться невозможно. Тем не менее, если вы идёте на улицу, может быть, стоит её прокипятить.

От воды перейдём к молоку. Молочные продукты, сыр, масло, творог… Какие нарушения там встречаются чаще всего?

А. Борисов: Начнём с хорошего и позитивного – с молока. Молоко есть. Если ещё несколько лет назад мы находили в молоке остаточные следы антибиотиков, то на сегодняшний момент, особенно после заявления Россельхознадзора о фальсификации молочных продуктов гипсом, известью и т.п., специально была проведена проверка линейки молока. И с молоком, слава богу, у нас всё в порядке.

А теперь перейдём к более грустным темам. Это масло и сыр. В этих продуктах, конечно, уровень фальсификации зашкаливает. Первоначально мы взяли всего лишь 24 образца сыра федеральных брендов, включая и белорусских. Из них 21 образец оказался фальсификатом. В пяти образцах молочного жира не было обнаружено вообще. Почему так делают производители? Ну, здесь всё очевидно. Причина этого – экономика. Для того чтобы произвести один килограмм сыра, нужно 10 литров молока. В пересчёте, как на сырье, это составляет порядка 260-280 рублей. А один килограмм пальмового масла стоит 40 рублей. Только эти продукты со вкусом и запахом сыра нам продают как сыр, обманывая нас и получая колоссальную дополнительную маржинальную составляющую. Ну и что при этом штраф, составляющий 300-500 тысяч рублей?

Что, и белорусский сыр, который у нас сейчас продаётся (ведь считается, что Белоруссия – это последний оплот молочной промышленности), тоже сделан из пальмового масла?

А. Борисов: Были образцы белорусского сыра, которые были признаны качественным сыром, и были образцы сыра, которые оказались фальсификатом. Ровно аналогичная ситуация со сливочным маслом. При первичном мониторинге, когда мы взяли только 20 образцов, 15 оказались фальсификатом. Из них также в 5 образцах молочного жира не было обнаружено вообще. То есть, это даже не спреды, а некие маргарины, которые продавались под видом масла.

Это же очень печально. Можно даже было как-то понять, если бы там было масло, например, подсолнечное. Но ведь пальмовое масло на корню убивает вообще основную идею молочных продуктов. В основном, мы покупаем творог и сыр, считая, что это источник пищевого кальция. 100 г молока содержат где-то 10 процентов от суточной нормы кальция. Соответственно, 100 г сыра содержат практически суточную норму кальция. Но если там содержится пальмовое масло, и это давно известно, то пальмовое масло делает кальций полностью не усваиваемым. То есть, он связывается, превращается в пальмитат кальция, который не всасывается в кишечнике у человека. То есть, по сути, он транзитом проходит. Даже если он там был, даже если всё это сделано из какого-то молока, пусть и обезжиренного, получается, что все последние надежды на то, что хотя бы кальций усвоится, уходят в унитаз?

А. Борисов: Вы говорите через призму здорового образа жизни и добросовестности производителей. Но там, где можно заработать, как оказалось, дополнительную копейку, к сожалению, мы видим обратную ситуацию. Когда ввели контрсанкции и полки стали освобождаться, потребители посчитали, что сейчас эти полки будут восполняться именно качественным товаром. Хорошему производителю нужно эти полки занимать. Когда-никогда эти ворота откроются, и опять в страну хлынут товары из-за границы, а полки будут уже заняты. Но оказалось, что на сегодняшний момент многие производители пытаются просто собирать "сливки", используя эту ситуацию, а потребителей кормить, к сожалению, непонятно чем. И в этом заключается большая проблема.

Почему-то в последнее время сливочное масло со временем становится горьким. Не знаю, были ли там, действительно молочные жиры, но подозреваю, что с этим могли быть проблемы. Но даже если там было какое-то растительное масло, то, скорее всего, оно было прогорклым, элементарно с вышедшим сроком годности.

А. Борисов: Прогорклое масло – это очевидно фальсификат. И это первый аспект. Второй аспект. Даже если масло было сливочным, натуральным, из молочных жиров, сколько и при каких условиях оно хранилось на складе: а) у производителя и б) в сети и в магазине? И третий момент. А это масло было произведено производителем или расфасовано? Представьте, что это масло из мобрезерва. Оно пролежало 50 лет, вроде бы хорошее и качественное, его ещё можно расфасовать. Поэтому сегодня его расфасовали, направили на полки и продают по низкой акционной цене.

Что такое прогоркшее масло? Это значит, что жирные кислоты в масле окислились и, по сути, стали токсичными. То есть, первое, на что они влияют, – на состояние печение человека. То есть, по печени наносится достаточно серьёзный удар. Поэтому надо предостеречь слушателей от того, чтобы на таком прогорклом масле что-то ещё и жарить. Потому что при жарке процесс прогоркания (процесс окисления этих жиров) становится ещё сильнее. Боюсь, что при готовке это масло станет ещё вреднее, чем оно есть сейчас. Поэтому могу лишь порекомендовать в пищу его не употреблять.

А. Борисов: Давайте поговорим о защите прав потребителя в данной ситуации. Конечно, надо такое масло вернуть в магазин. Если магазин его не принимает, обратиться с жалобой в Роспотребнадзор, приложив эту пачку масла. Пусть там проверят этого производителя и этот магазин, чем они торгуют и чем они потребителей кормят.

Один из самых распространённых мясных продуктов в России – это курица, окорочка, одним словом, птица. Что с ней не так?

А. Борисов: Несколько лет назад страна вышла полностью на то, чтобы себя обеспечивать птицей, причём яйцами – вообще с профицитом. Это очень хороший показатель. Ещё несколько лет назад, проверяя окорочка и куриные грудки, мы наталкивались, конечно, на вопиющие факты. Но накачивание их водой – это ещё цветочки. А вот когда обнаруживались в образцах листерии и сальмонеллы, вот здесь уже были большие проблемы.

Наши последние проверки, которые были проведены буквально месяц назад, показали, что с подобной проблемой крупные производители справились. Накачивания или шприцевания куриного мяса нет, листерий и сальмонелл нет.

Но в то же время надо всё же предостеречь слушателей. Если вы купили курочку и разделываете её, пожалуйста, ножик помойте и не используйте его потом для резки овощей либо хлеба. Потому что листерии и сальмонеллы при термообработке погибают. А вот если перенести их на продукты, которые хранятся открыто, то тогда можно получить тяжёлое заболевание.

Давайте поговорим про рыбу и морепродукты. Какие проблемы есть здесь?

А. Борисов: Здесь есть две проблемы. Сначала рассмотрим консервы. Существует фальсификация, когда в консервы вместо одной рыбы кладут более дешёвую рыбу, и существует некачественная разделка рыбы, когда вместе с ней в банку попадают и молоки, и внутренности. То есть, то, что фактически запрещено регламентами. Более того, объём жидкости в самой банке, бывает, превышает количество рыбы в ней.

Но это всё безопасно для здоровья. Эти все нарушения, в общем, конечно, обидны, но не смертельны.

А. Борисов: А вот если коснуться рыбы, которую мы покупаем как относительно свежую в замороженном виде, здесь возникает вопрос глазурирования рыбы. Потому что очень часто мы покупаем рыбу, приносим её домой, размораживаем и получаем, что воды в рыбе гораздо больше, чем самой рыбы. Причем, если говорить о глазурировании, то очень давно тогда ещё главный санитарный врач России В. Онищенко ввёл регламент по поводу того, что обледенение должно быть не более 5 процентов на рыбе.

Но отрасль в этом случае вся заплакала. И заплакала по причине того, что везти такую рыбу издалека очень сложно, она окисляется. Поэтому 15 процентов ледяной глазури – это, наверное, правильная степень глазурирования рыбы. К сожалению, во время наших проверок встречаются факты, когда глазурь на рыбе составляет и 40, и 50 процентов. А рекордсменом стала рыба, на которой было 62 процента воды. То есть, саму рыбу фактически не было видно.

А ещё, когда мы разморозили эту и другие рыбы, оказалось, что вместо более дорогой трески там были заморожены гораздо более дешёвые минтай и пикша. То есть, даже в такой ситуации производители все равно идут на фальсификацию.

С одной стороны, конечно, обидно, что производитель положил минтай вместо трески. Но, с другой стороны, есть ещё и другой момент. Есть сорта рыбы, которые более жирные. То есть, покупатели рассчитывают на то, что они получат из рыбы определённое количество рыбьего жира. Другие сорта рыбы менее жирные. Соответственно, там этого жира меньше, пользы также меньше, витамина D меньше, ненасыщенных жирных кислот также меньше. В этом тоже заключена неприятность. Неприятно, когда тебя обманывают, а ещё неприятнее, когда тебя обманывают дважды: и по цене, и по пользе.

А. Борисов: Согласен. Потому что всё-таки покупать воду по цене рыбы, наверное, для любой семьи экономически невыгодно.

В магазинах продаются варёно-замороженные креветки, у которых голова коричневого цвета. Это настораживает. Кажется, что это какие-то испорченные креветки. Обычно некоторые хозяйки их выбрасывают. Может, они делают это неправильно? А креветки с головами коричневого цвета нормальные и не стоит их выбрасывать? Всё-таки креветки как продукт достаточно дорогие. Так можно ли есть креветки с коричневыми головами? Или их надо всё же выбрасывать?

С. Агапкин: Если речь идёт о том, что не вся креветка коричневого цвета, а только есть локальная пигментация в области головы, то это всё нормально для креветок, которые были выловлены в период их размножения.

Если вы видите, что вся креветка в целом какого-то странного тёмного цвета или есть какая-то  нехарактерная слизь, какой-то нехарактерный запах, то в таком случае лучше такую креветку не есть, а может даже воздержаться от покупки всей упаковки.

А. Борисов: Здесь есть ещё такой момент: где эту креветку вылавливали и чем она питалась. Поэтому может пигментация быть от корма, который потребляла креветка перед тем, как её поймали и она попала на наш стол.

Если мы не поговорим о колбасе, нас не простят слушатели. Варёная колбаса – это, наверное, самый распространённый и очень популярный колбасный продукт. Что с ним?

А. Борисов: Наверное, самая больная тема на сегодняшний день – это колбасная продукция, которая изготавливается и продаётся на российских прилавках. Конечно, производителю хочется заменить мясо. Заменить чем? Да чем угодно. Помимо того, что в колбасе может быть шкура животных и мясо птицы механической обвалки, естественно, там могут быть, что, кстати, не указано на этикетке, целлюлоза, соевые белки, коллагеновые белки и всё, что угодно, но только не мясо. Соответственно, всё это приправляется консервантами и усилителями вкуса, и вроде бы получается качественный и вкусный продукт. Более того, смотрим на этикетку. А на ней большими буквами написано ГОСТ. Эта надпись отсылает российского потребителя к тем далёким советским временам, когда "Докторская" и "Молочная" имели характерный вкус.

Но от ГОСТа в современной колбасе, к сожалению, только надпись. Эта колбаса вообще не отвечает требованиям. Все те колбасы, которые были проверены "Росконтролем", а это достаточно большой спектр – более 50, могу ответственно заявить, безопасны с точки зрения того, что там нет дрожжей, плесени, микробов, кишечной палочки и т.п.

Но что мы покупаем за свои деньги, вот здесь остаётся большой вопрос. Разговаривал как-то с одним из производителей колбасы. Оказалось, что здесь тоже есть проблема – конфликт производителей и сетей. Он мне сказал, что, когда его заставляют сосиски поставлять за 49 рублей за килограмм в сеть, а там их продают как качественные сосиски за 250-350 рублей, какие он может произвести сосиски за 49 рублей килограмм? Сети также заставляют производителей писать и ГОСТ тоже. В подобной ситуации потребители, конечно, не смогут прийти в сетевой магазин с лабораторией за спиной, чтобы сделать замеры, проверить, исследовать, сделать гистологию и после этого с уверенностью купить тот или иной продукт.

Магазинный фарш. Говорят, что в него добавляют и сухожилия, и консерванты. В результате получается какой-то непонятный микст. Но многие покупают магазинный фарш и говорят, что из него у них получаются чрезвычайно вкусные котлеты. Вопрос: на самом ли деле так полезен магазинный фарш, как он вкусен? Что в нём содержится?

А. Борисов: Конечно, магазинный фарш не заменит вам домашний. Это раз. Во-вторых, в магазинный фарш никто вам не будет класть мясо самой высокой категории (вырезку и изумительный шпик). Конечно, в магазинный фарш идёт очень много продуктов отработки мясной промышленности, но при этом он безопасен, но также несёт в себе пищевую ценность. Поэтому магазинный фарш является фаршем. А его вкус – это уже вопрос вкусовых пристрастий.

Могу ответственно заявить, что тот мясной фарш, что "Росконтроль" проверял, безопасен. А вот чтобы сказать, что с точки зрения его содержания фарш на 100 процентов или на 90 процентов или даже на 80 процентов состоит из мяса, с этим очень большие проблемы.

Вы нарисовали очень мрачную картину. И мрачная она потому, что российского потребителя обманывают, потому что много всевозможных опасностей в современных продуктах. Как себя обезопасить? Есть ли какие-то общие правила, ориентируясь на которые, можно хоть как-то минимизировать эти риски?

А. Борисов: Сейчас и разочарую, и обрадую. К сожалению, сегодня, поход потребителя в магазин превращается для него в некий потребительский квест. Товаров на полках много, и что приобрести – сложно понять. Для того чтобы оценить ту или иную продукцию, нужно её: либо купить, а химическая промышленность шагнула так далеко вперёд, что потребитель на цвет, вид, запах точно определить не сможет, либо найти на сайтах Россельхознадзора и Роспотребнадзора информацию о том, какую они продукцию исследовали, какую изымали, какие административные санкции в отношении кого накладывали и т.п. Поэтому и существует портал Росконтроль.РФ (https://roscontrol.com/), включая мобильное приложение и сайт, которые полностью рассказывает о продукции, о результатах испытаний и исследований для того, чтобы потребители имели право на выбор, имели право голосовать своим трудовым рублём в адрес либо качественной, либо некачественной продукции и делать свою жизнь более полноценной.

Полностью программу слушайте в аудиофайле.

питание обман еда Сергей Агапкин общество продукты производитель

Мы есть то, что мы едим... А едим то, что нам подсовывают

24:55
Воскресенье
09:30
Следующий выпуск

Воскресенье, 24 сентября

09:30