8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Гости эфира Армия Авто Про деньги Общество Культура История Здоровье Это интересно

Взлётная полоса Интерактивный канал

Эпизод

24 ноября 2016

О санкциях и контрсанкциях

О санкциях и контрсанкциях, и о том, к чему приведет их продление, мы поговорим с президентом Центра стратегических коммуникаций Дмитрием Абзаловым.

Президент РФ Владимир Путин заявил, что понимает отечественных предпринимателей, которым антироссийские санкции пошли на пользу, отметив, что ответные меры в России постараются "тянуть как можно дольше". Так президент ответил на просьбу бизнесмена из Калининграда Виктора Гофмана "ни в коем случае не отменять санкции, так как мы от этого зависим". Гофман сослался при этом на немецкого предпринимателя, который ведет с ним бизнес и приобретает мясо для производства колбасных изделий.

Запрет России на импорт продовольствия из ЕС и рублевый кризис дали импульс к восстановлению российского сельского хозяйства. От экспорта сельскохозяйственной продукции Россия заработала больше, чем от продажи оружия.

Это правда, что российские экономические контрсанкции так эффективны для нашей экономики?

Дм. Абзалов: Стоит отметить, что контрсанкции вводились в ответ на секторальные санкции, а не на персональные, и они показали свою эффективность по некоторым направлениям работы российского агропромышленного комплекса (АПК). Есть сферы, в которых произошло достаточно серьёзное импортозамещение.  Например, по мясу птицы и свинине. Частично по плодоовощной продукции. У российской зерновой продукции и до этого были достаточно сильные возможности.

А есть сферы, в которых очень серьёзные проблемы сохранились. Например, по крупному рогатому скоту (КРС) и по говядине. По морепродуктам. Так как вопрос этот не года или двух, а гораздо более продолжительного периода для достижения замещения в данных сегментах.

На самом деле важным фактором стали не только контрсанкции и то, что они запрещают поставку продуктов из стран, которые ввели санкции в отношении РФ, по отдельным позициям (это не все продукты, а именно конкретные их виды), но ещё и ослабление рубля. Та часть продукции, которая поставляется в Россию из-за рубежа, номинирована в долларах или в евро, то есть в иностранной валюте. С учётом того, что валюта серьёзно подорожала в конце 2015 года фактически, важным фактором по ограничению импорта стало именно повышение стоимости тех товаров, которые ввозятся в нашу страну.

Если внимательно присмотреться, в первое время, когда вводились секторальные санкции, у нас работал серый реэкспорт. Например, из Белоруссии. Все мы помним знаменитую белорусскую рыбу или многократное увеличение поставок плодоовощной продукции. Особенность последних месяцев заключается в том, что начинает сокращаться этот реэкспорт не потому, что контрсанкции начали жёстко работать на границе, а потому, что сюда добавилась составляющая, связанная с деньгами. Делать это стало просто невыгодно, потому что фактическая стоимость выросла в некоторых случаях на 70-80 процентов, а в некоторых случаях – даже в два раза.

Получается, что та экономическая выгода, которую мы уже начали ощущать, ещё не в полной мере достигнута, и нам нужно ещё время? А что будет, если западные экономические санкции с приходом к власти в США Д. Трампа будут отменены? Логично ведь, что Россия должна поступить так же, дабы не портить дружеские отношения между странами. Будет ли Россия действовать таким образом в контексте того, что сказал недавно наш президент?

Дм. Абзалов. Первое. Санкции в отношении РФ двух типов: персональные и секторальные.  Секторальные санкции против России в США введены Конгрессом. И отменить их можно только через Конгресс. Персональные антироссийские санкции Д. Трамп может отменить своим указом. А решение по секторальным санкциям ему все равно придётся проводить через американский парламент. Так что вероятность того, что после инаугурации он сможет быстро провести отмену секторальных санкций через Конгресс, не высока.

Что касается европейских санкций и контрсанкций. На самом деле Россия с США продовольственной продукцией не торгует вообще. В основном, контрсанкции распространяются на Европейский союз, откуда происходила поставка более 70 процентов всех продовольственных товаров. Секторальные санкции в ЕС постоянно продлеваются. В последний раз их продлили на полгода летом 2016 года. Их конец как раз приходится на последнюю декаду января 2017 года. Но предполагается, что к тому времени они будут продлены. Европейские санкции продлеваются единогласным решением. То есть, если хотя бы одна страна ЕС выступит против продления секторальных санкций, они будут отменены автоматически.

Здесь проблема заключается в следующем. Б. Обама сейчас поехал в Европейский союз и, скорее всего, он попытается продлить секторальные санкции досрочно, до конца декабря, не дожидаясь конца января, так как 20 января 2017 года произойдёт инаугурация Д. Трампа, и тот как-то сможет повлиять на этот процесс. Так вот, Б. Обама хочет до 20 января продлить европейский секторальные санкции против России. И целый ряд европейских стран пока его в этом поддерживают. Поэтому вероятность того, что Европа отменит секторальные санкции в 2017 году, не очень высока, потому что Европа их продлит, причём, скорее всего, в декабре.

А нет европейских стран, которые не согласны продлевать санкции?

Дм. Абзалов: Страны такие в Европе есть, и они были всегда. Другое дело, что до того, как Д. Трамп вступит в статус президента США, давление на них все равно будет оказывать именно Б. Обама. У него есть некоторые рычаги, чтобы серьёзно купировать в ЕС влияние несогласных стран, положим, тех же самых Греции или Италии.

Поэтому, с политической точки зрения, маловероятно, что секторальные санкции как по линии США, так и по линии Евросоюза в ближайшие полгода отменят.

Но если предположить, что их вдруг отменят, то Российской Федерации все равно придётся контрсанкции снимать, потому что в данном случае это связанный процесс. Плюс ко всему мы потеряем инструмент дипломатического мотивирования. Если мы не снимем контрсанкции в ответ на отмену секторальных санкций, в следующий раз их введут ещё раз, причём, скорее всего, они будут распространяться и на многие другие сектора. Поэтому с этой точки зрения Москве это придётся сделать.

Но, так как продовольственные контрсанкции, а сейчас ограничение происходит не за счёт их введения, а именно за счёт ослабления рубля, то можно добиться того же самого эффекта, просто не повышая курса национальной валюты. Если сейчас снять контрсанкции, это вовсе не значит, что к нам сразу же хлынет вся та же продукция, которая шла из ЕС.

Важным фактором стало не только ограничение самого импорта из стран, которые поддержали санкции в отношении РФ, но и меры поддержки. Вот меры поддержки необходимо оставлять и дальше развивать. В ЕС поддержка своих фермеров достаточно высокая, она составляет десятки миллиардов в отдельно взятых странах. Конечно, за счёт валютного фактора мы можем ограничить импорт, но без стимулирования своих производителей, мы все равно не добьёмся того эффекта, которого хотим.

А какие меры были у нас предприняты? Первое. Например, субсидирование до 20 процентов капстроительства в закрытых грунтах. У нас, например, проблема – плодоовощная продукция. Мы от неё больше всего зависим. Значительная часть её импортных поставок шла через Польшу. Проблема заключается в том, что у нас на производство плодоовощной продукции традиционно влияет сезонный фактор. То есть, мы летом имеем большой урожай, даже дефляция бывает, а зимой, особенно после декабря, мы, как правило, работаем на привозной продукции из Турции, Польши и целого ряда других стран. Если взять Белоруссию, то она активно развивала своё тепличное хозяйство (производство плодоовощной продукции в закрытых грунтах). И за счёт этого она смогла полностью заместить импорт плодоовощной продукции и сама для себя производит эту продукцию. То есть, производство плодоовощной продукции – это традиционная проблема российского АПК, и здесь необходимо сохранить поддержку. Прежде всего, в строительстве теплиц.

Второе. Субсидирование процентной ставки для сельхозпроизводителей. Если в Евросоюзе стоимость денег (кредита) для АПК составляет 4-8 процентов, то в РФ она превышает 15-20 процентов. Грубо говоря, российские сельхозпроизводители будут проигрывать с точки зрения стоимости денег. Поэтому необходимо снижать стоимость кредита до уровня 5-6 процентов, всерьёз повышать конкурентоспособность российских продуктов, делать их более привлекательными для российских же потребителей.

Третье направление связано с тем, что нам необходимо развивать всё-таки те отрасли, в которые как раз этот валютный фактор и заходит. В чём была основная проблема АПК? Когда мы ввели ограничения на импорт из ЕС, то оказалось, что у нас есть целый ряд отраслей, которые все равно зависят от импорта. Каким образом? Именно в вопросах первичного материала. Семенной материал – в зерновом сегменте и в плодоовощной продукции. Или родоплеменной материал – в крупном рогатом скоте. В КРС мы привозим себе импортных бычков, выращиваем их, далее происходит их забой, а затем мы опять их завозим из ЕС или США. То есть, у нас нет этой первичной базы, которая позволила бы АПК функционировать циклично. Вот в этих сегментах необходимо срочно создавать своё собственное производство, так как в них мы зависим от импорта чуть ли не на 100 процентов (например, в производстве мяса птицы) от международного контура. Поэтому сколько бы мы контрсанкций не вводили, мы все равно будем поставлять первичный материал оттуда. То есть, этот отечественный сегмент тоже крайне важно поддержать. Если его не будет, то в контрсанкциях всегда будут исключения, чтобы поставлять "первичку". То есть, эти формы поддержки необходимо сохранить, даже если контрсанкции будут сняты.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиофайле.

На снятие санкций надейся, а сам не плошай

 

субсидии санкции производство АПК/агропромышленный комплекс производитель деньги экономика

О санкциях и контрсанкциях

13:33
Будни 07:10; 08:10; 09:10
Следующий выпуск

Четверг, 23 февраля

07:10