8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Выкл.
Вкл.
00:00
00:00
Армия Школа Авто Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Готовим вкусно! Это интересно

«"Радио России". 25 лет со страной»

Эпизод

10 декабря 2015

На гребне радиоэфира

У микрофона – Регина Лукашина.

"Радио России" 10 декабря исполнилось 25 лет. Для многих из тех, с кем я здесь начинала работать, эта дата – почти серебряная свадьба в профессии. Ну а с чего всё начиналось?

О самых ярких, ключевых, стартовых мгновениях, оставшихся в памяти, я говорю с руководителями радиостанции на начальном этапе, с её отцами-основателями Сергеем Вячеславовичем Давыдовым и Александром Юрьевичем Нехорошевым.

Итак, вы помните, как всё начиналось? Как родилась эта идея? Как родился первый шаг? Каким было первое действие? Какой была первая очень сильная эмоция, которую совершенно точно из памяти не выкинуть?

А. Нехорошев: Первыми были, безусловно, сотрудники "Радио Юность" Всесоюзного радио, которых тогда возглавлял уважаемый Сергей Вячеславович Давыдов. Пусть он рассказывает.

Сергей Вячеславович, вот действительно делилось радио на службу новостей и на "длинное радио".

С. Давыдов: Делилось. А по поводу идеи мне трудно говорить, как родилась идея. Мы просто оказались в нужное время в нужном месте. Меня судьба свела, наверное, где-то полугодом, а может и годом ранее с Анатолием Григорьевичем Лысенко, и это, наверное, определило в какой-то степени выбор, когда речь уже зашла о создании ВГТРК и создании "Радио России". Анатолий Григорьевич пригласил меня, я лично потопал к нему с третьего СК в первый. Речь шла, конечно, о коллективе радиостанции "Юность", потому что на внутреннем радио, мне так кажется, "Радио Юность" была лидером, новатором, у нас были молодёжные каналы и многое чего интересного именно в последние перестроечные годы.

А. Нехорошев: Естественно. И по, как бы сказать, антитезе должен был появиться я для того, чтобы наша жизнь была веселее. Можете себе представить, у меня была ситуация другая. Меня выгоняют с работы, с Иновещания, потому что я сдал партбилет. Я оказался на улице и увидел по телевизору, что создаётся Всероссийская телерадиокомпания. Во "Взгляде" сидел О. Попцов и что-то вещал, как всегда, очень умное. Понятное дело, О. Попцова я не знал, поэтому я побежал к А.Г. Лысенко, потому что он был наш, из Гостелерадио. Я нашёл ходы к А.Г. Лысенко, и, о, ужас, я А.Г. Лысенко не понравился.

И это была катастрофа?

А. Нехорошев: Нет, это не была катастрофа. Но мне пришлось искать концы, связи для встречи с О. Попцовым для того, чтобы повторно себя заявить. Короче говоря, может себе представить, что мы О. Попцову понравились. А мы были приглашены, работники Иновещания, с целью создания службы новостей. И вот ровно 25 лет назад, накануне 10 декабря 1990 года, состоялась тайная вечеря (последнее совещание). Это было 9 декабря, естественно, перед запуском 10 числа "Радио России". Мы были уже приглашены, мы уже существовали, но нас ещё не приняли в штат, нас ещё испытывали. Мы ещё какое-то время бесплатно работали. Сидели честно, придумывали передачи, но как-то Сергей Вячеславович демонстрировал недоверие к нам. И это было нормально, потому что это заставляло стараться. И вот в таких условиях мы все вместе выкатились в эфир.

Первые эфиры какими были? О чём они были? С кем они были? Старт был сделан низкий, яркий? Вы же должны были заявить о себе?

С. Давыдов: Это было на самом деле несложно по одной простой причине. Мы были оппозиционными. И нам всё удалось. Были яркими, всё замечательно. Но опять же, я сейчас говорю про "большое радио". Так мы его потом делили?

А.  Нехорошев: Да, "большое радио" и "короткое радио". Хотя, между прочим, внутри суток, у нас было 5 часов вещания, что прилично.

С. Давыдов: Мы, кстати, тоже были не в штате. Но это долгая история. Мы начали вещать, а в штат мы только потом были определены.

А. Нехорошев: А я тебе завидовал.

С. Давыдов: Мы были в штате Гостелерадио, нас не рискнули вот так просто выпихнуть. И я помню просто самый первый эфир. Это действительно было 9 декабря, потому что, а теперь, наверное, надо уже это напомнить, ровно 25 лет назад у "Радио России" не было своего отдельного канала распространения программ. У нас было 3 часа на Первой программе, три часа – на "Маяке" и 3 или 4 часа – на Третьей программе.

А поскольку вещание было поясное, то мы начали вещать на Дальний Восток. Вот почему на самом деле не эфирный, а, скажем так, фактический день рождения "Радио России" – это 9 декабря. Наталья Павловна Бехтина, наверное, помнит точное время, она тот эфир вела. Вот такие были тогда времена!

А. Нехорошев: Пошли на "Орбите" на Дальний Восток.

С. Давыдов: Да, пошли на "Орбите" на Дальний Восток. Времена были лихие, начинались 90-е.

А. Нехорошев: Голосом Н.П. Бехтиной открывались.

С. Давыдов: Да. Никого не перекрывали, и к нам приехал на эфир сам премьер-министр.

О чём был эфир у Н. Бехтиной?

С. Давыдов: О-о, это лучше у неё спросить, потому что, честно говоря, меня в тот момент била дрожь. Как мы ни готовилось, многое шло с колёс.

Краснели? Бледнели? Вы чувствовали, что от неё исходит покой и уверенность? Или нет?

С. Давыдов: Да. От Натальи Павловны всегда исходит только уверенность и комфорт в общении.

А. Нехорошев: И вечная красота.

Александр Юрьевич, а у вас была дрожь? Была красная волна на щёки? Или была бледная волна на пальцы?

А. Нехорошев: Видите, элементом нашей профессии является волнение. Если вы работаете у микрофона и вас ничто не волнует, вы холодны, то, простите, вы нафиг никому не нужны.

Слушатель вам просто не поверит?

А. Нехорошев: Конечно. Уж в новостях, казалось бы, совсем мы должны быть холодными, но я должен сказать, что рождение Всероссийской телерадиокомпании, сначала "Радио России", а потом "Телевидения России", было связано, конечно, с двумя выдающимися людьми – Олегом Максимовичем Попцовым и Анатолием Григорьевичем Лысенко. Они абсолютно разные. Каждый из них уникален и достоин абсолютно отдельного исследования академиков, которые бы рассказали о том, как каждый из этих людей повлиял вообще на развитие СМИ. Но благодаря этим двум людям эмоции были разрешены. И там, где было "большое радио", можно было говорить о самом важном, не стесняясь, не скрывая, позволяя себе буквально у микрофона плакать, рыдать, кричать. И что самое удивительное, почти то же самое разрешалось и в новостях. Потому что там ведущий новостей пьесу своей жизни писал у микрофона. И сам же был её исполнителем.

И поэтому существует огромное количество всяких смешных историй, когда ведущие несли чепуху, сводили счёты в эфире. Это всё было на тогдашнем "Радио России" с его наивностью и с его достижениями. Но самое главное, знаете, что было? Мы все вышли из старого "большого" Гостелерадио, которое было зашоренным, на котором всё состояло из запретов и цензуры, а Дирекция программ каждое наше слово литовало и т.п. А на "Радио России" – это был период абсолютнейшей свободы. Мы были вольные сыны и дочери эфира. И, конечно, это ощущение (потом оно исчезло в силу разных обстоятельств) у нас было, и оно в нас остаётся. И это правда.

Полностью беседу с гостями в студии слушайте в аудиозаписи программы.

радио Радио России гость

На гребне радиоэфира

24:50