8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Выкл.
Вкл.
00:00
00:00
Армия Школа Авто Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Готовим вкусно! Это интересно

"Актуально - с Еленой Щедруновой" Информационные

Эпизод

17 июля 2017

ВЦИОМ: чего боятся россияне больше всего

Программу "Актуально" ведёт Елена Щедрунова.

Ежемесячно Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) составляет некую "карту страхов" россиян. По итогам последнего измерения, отмечается какой-то рост напряжённости в обществе.

Комментирует ведущий эксперт-консультант ВЦИОМ Олег Леонидович Чернозуб.

О. Чернозуб: "Карта страхов" – это международно признанный инструмент, который отражает, чего люди опасаются в наибольшей и в наименьшей степени. Соответственно, "карта страха" – разная для разных стран. Она меняется с течением времени внутри одной страны в зависимости от того, какие проблемы, с точки зрения общественного сознания, выходят на первый план.

Люди сами формулируют свои страхи и опасения?

О. Чернозуб: Нет. Здесь существуют специальным образом отобранные "страхи". Эти "страхи" изначально были отобраны 50 лет назад в ходе специальных предварительных исследований, когда определялось, какие в принципе опасения существуют у людей в мире. То есть, это международная методика, но мы её адаптировали для России. И там страхи самые разнообразные: начиная от проблем в семье и опасений в связи с возможным ростом цен и заканчивая страхом стать жертвой землетрясения, наводнения и т.п. Также есть страх безработицы, страх оказаться жертвой преступника, страх попасть в гущу каких-нибудь беспорядков на политической, национальной или религиозной почве. И тем показательнее, что эти "страхи" набирают не одинаковый вес. И значение различного рода опасений для общественного мнения меняется.

По результатам последних данных ВЦИОМ, получилось следующее. Начиная с конца 2014 года, когда острую форму приобрёл текущий экономический кризис, в России доминируют с огромным отрывом от всех остальных два страха. Это страх ухудшения экономического положения и страх международной напряжённости. Они, в зависимости от конъюнктурной ситуации, по очереди выходят на первое место. Они целиком подавляют и господствуют над всеми остальными страхами. И вот, начиная с весны 2017 года, в России стала проявляться тенденция, когда начали подрастать и остальные страхи. То есть, в целом настроение россиян стало ухудшаться.

Это явление необычное, потому что, с точки зрения социального самочувствия, мы нынешний кризис переживаем на удивление бодро. Мы и по объективным параметрам очень прилично его проходим. В стране даже близко нет той безработицы, которая была во время кризиса 2008-2009 годов. У нас на удивление эффективно власти подавили инфляцию. Это общественное мнение видит и ценит.

И ещё в России после паники конца 2014 –  начала 2015 годов развилась своего рода эйфория (к весне и лету 2015 года), что катастрофы не случилось, всё работает, все живы. И на ноте этой эйфории общество прожило несколько лет. Тем не менее, несмотря на то, что катастрофы не случилось, моральная и психологическая усталость от всё-таки неблагополучия в экономике, видимо, начала накапливаться.

Это пока гипотеза. Мы не можем её достоверно обосновать, но причина роста опасений фактически по всему спектру, вероятно, находится в этой области. Потому что каких-то конкретных толчков, событий, явлений, которые бы увеличивали страх оказаться жертвой преступника, мы не видим. И общественное сознание нам не подсказывает их. Но потихоньку они начали расти. Вероятно, сказывается усталость.

Насколько эта тенденция окажется долгосрочной и выраженной? Это очень интересный и с научной, и с практической точек зрения вопрос. Потому что мы ожидали, что настроения ухудшатся к осени 2016 года, и связывали, что это может быть неблагоприятным фоном для выборов в Госдуму. Но, наоборот, на период выборов в Госдуму настроение общества, напротив, улучшилось. А теперь вот, похоже, складывается обратная ситуация.

Самый главный страх, судя по последнему опросу, связан с ростом цен. На втором месте – страх, который связан с международными конфликтами. И на третьем месте – это проблемы со здоровьем и трудностями в получении медицинской помощи. В начале года последний страх был на нулевом уровне. А сейчас 8 пунктов. Может быть, люди просто поняли, что есть какая-то некая стабильность, и все расслабились и стали обращать внимание на качество жизни? И поэтому изменился этот показатель?

О. Чернозуб: Такое объяснение было бы возможным, если бы у нас стал подрастать только этот третий показатель. У нас, на самом деле, потихонечку ухудшаются почти все остальные страхи.

Неизменным остаётся, даже в самый разгар кризиса он стоял как скала, только страх перед проблемами в семье. То есть, семья остаётся опорой, и это очень яркий, характерный показатель кризисного состояния общественного сознания. То есть, семья остаётся тем якорем, за который сознание человека, его психика цепляются для того, чтобы сохраниться в ситуации, когда вокруг комплексная неопределённость: не вполне понятно, что будет дальше, не вполне понятно, как развернуться события. Очень часто в ситуации кризиса именно этот показатель оказывается необычно устойчивым. И вот в российском обществе он продолжает оставаться таким.

То есть, в целом это означает, что, хотя в обществе присутствует необычайно высокая уверенность, с которой наше общественное сознание проходило и продолжает проходить кризис, она, тем не менее, похоже, даёт небольшую трещину, как бы пошатывается. Так ли это? Это станет видно на основе материалов наших дальнейших измерений. А показатели могут продолжать ухудшаться, поскольку мы вокруг не видим в реальной жизни каких-то выдающихся фактических явлений. То есть, это характеристика не реальной социально-экономической жизни, а характеристика, прежде всего, общественного сознания.

Вероятнее всего, это будет сигнализировать о том, что в общественном сознании начинает проявляться усталость от уже нескольких лет жизни в необычных, ненормальных условиях – в условиях давления кризиса.

У нас на протяжении всего кризиса риск безработицы воспринимается менее остро и менее вероятно, чем риск стать жертвой стихийного бедствия. И здесь надо сказать, что с задачей удержания безработицы на хороших показателях правительство вполне эффективно справилось в этот раз.

Главный итог рейтинга – внутреннее самочувствие общества становится слегка тревожным?

О. Чернозуб: Появились признаки того, что общественное сознание становится менее оптимистичным, хотя для кризиса оно необычайно оптимистично.

Полностью беседу с экспертом слушайте в аудиофайле.

ВЦИОМ россияне страх политика гость

ВЦИОМ: чего боятся россияне больше всего

10:31
По будням
18:10
Следующий выпуск

Среда, 26 июля

18:10