8 - 800 - 222 - 999 - 2
телефон прямого эфира

Прямой эфир

Выкл.
Вкл.
00:00
00:00
Армия Школа Авто Про деньги Театр Общество Культура История Здоровье Готовим вкусно! Это интересно

"Пятидневка" Познавательные

Эпизод

14 февраля 2018

Культ личности: шестьдесят лет спустя

Доклад "О культе личности и его последствиях" был зачитан Н.С. Хрущёвым на закрытом заседании XX съезда КПСС, состоявшемся 25 февраля 1956 года. Он был посвящён осуждению культа личности Сталина, массовому террору и преступлениям второй половины 1930-х – начала 1950-х годов, вина за которые возлагалась на Сталина, а также проблеме реабилитации партийных и военных деятелей, репрессированных при Сталине. Доклад являлся важным этапом Хрущёвской оттепели.

Кого Сталин видел своим преемником? Кто зародил культ личности Сталина? Зачем нужно было делать этот доклад? Как его можно оценить сейчас? Были ли потом внесены коррективы в доклад?

Говорим с экспертами в студии – Евгений Юрьевич Спицын, советник ректора Московского педагогического государственного университета; Виталий Юрьевич Афиани, советник по научной работе архива РАН, автор публикации "Доклад Н.С. Хрущева о культе личности Сталина на XX съезде КПСС. Документы"; Никита Васильевич Петров, доктор философии, заместитель председателя Совета Научно-информационного и просветительского центра общества "Мемориал".

"В феврале 1953 года, за два года до смерти Сталина, выходит документ, суть которого состоит в том, что три члена бюро президиума Совета министров СССР – Берия, Маленков и Булганин – получали право подписывать все документы за подписью Сталина, – утверждает Евгений Юрьевич Спицын. – Это одна из загадочных страниц сталинской эпохи, которая не очень прояснена историками до сих пор. Возможно, что эта тройка отстранила Сталина от власти и узурпировала власть, возможно, Сталин ввиду состояния своего здоровья сам передал этой тройке власть. Получается, что в лице этих трех персонажей он и видел своих приемников".

"Официальныи приемником Сталина был Маленков, – считает Виталий Юрьевич Афиани. – Он занял высшую должность. На XIX съезде партии Сталин сам поставил вопрос об освобождении, сказал, что он стар, болен, бумаг не читает".

"Сталин лукавил, что он не читает бумаг, – возражает Никита Васильевич Петров, – его любимые документы – документы допросов с Лубянки. Есть документы с его пометками – это и дело Абакумова, и дело врачей. Все документы есть в архивах. После XIX съезда Берия и Булганин получали права выпускать решения совета министров, а Маленков и Хрeщев – президиума ЦК и секретариата ЦК. ЦК все решал. По инициативе Сталина собрали XIX съезд, по его инициативе расширили состав exfcnybrjd ЦК с 70 до 100 с лишним человек".

"Есть историография – что-то однозначно утверждать нельзя, – комментирует Евгений Юрьевич Спицын. – Расширение состава ЦК – это заслуга Маленкова, многих Сталин вообще не знал".

По мнению Никиты Васильевича Петрова, обожествление фигуры руководителя и есть культ личности. "По уставу коммунистической партии, ее руководитель должен быть им равен, а здесь произошло приписывание всех побед одному человеку, чеканка его профиля на победной медали за победу над Гераманией. Такого даже русские цари себе не позволяли. Изображение Николая II чеканили на монете, но природа царской власти иная".

"Хрущев активно участвовал в распространении культа личности Сталина, прежде всего своими выступлениями, – рассказывает Виталий Юрьевич Афиани. – Слово "вождь" после Ленина впервые по отношению к Сталину употребил Хрущев. Буквально через неделю после похорон Сталина было заседание президиума ЦК, там впервые Маленков поднял вопрос о мягкой "дестанилизации" в рамках идеи коллективного руководства. После смерти Сталина борьба за власть началась между Маленковым и Берией. Инициатором ареста Берии стал вовсе не Хрущев, а Маленков. Маленковым была сделана попытка реабилитации. На планирующемся пленуме Маленков продготовил доклад, но он сильно отличался от доклада Хрущева. Если говорить о докладе Хрущева, то сохранилось много воспоминаний. Во время и после доклада зал молчал. ПУже потом при публикации было вставлено про "бурные аплодисменты", "движение в зале"..."

"Если мы почитаем газеты 53-56 годов, мы увидим, что доклад Хрущева аккумулировал и закреплял то, что уже случилось, – говорит Никита Васильевич Петров. – Краткий курс ВКПб уже снимался с программы, вернулись реабилитированные, печатают Бабеля. Хрущев, по моему мнению, преследовал цель спасти партию, но при этом сказать нелицеприятные слова о Сталине. Отделить Сталина от партии, показать его деятелем не ленинского типа, вернуться к "ленинским нормам партийной жизни" и изобразить период Сталина как период культа личности".

По мнению Евгения Юрьевича Спицына, у Хрущева был совсем другой мотив, более земной. "Да, Хрущев взял себе в "помощники" Ленина, после отстранения Берии начинаются выяснения отношений с Маленковым, которые заврешились в январе 1955 года. На его место поставили Булганина. Возник тандем Хрущева и Булганина. Но Хрущев рвался к такой же единоличной власти как Сталин, ему надо было получить "козыри" на эту власть. Доклад должен был определить вектор хрущевской политики. Хрущев понимал, что культ Сталина он не мог бы примерить на себя и стать таким же авторитетным человеком в народе как Сталин. Другой вопрос, что он внес страшный раскол в рабочее международное коммунистическое движение".

По словам Виталия Юрьевича Афиани, газета Гардиан в 2006 году, когда докладу Хрущева было 50 лет, отнесла его к величайшим событиям в истории. Как бы мы сейчас не оценивали его, мы вынуждены согласиться, что доклад во многом перевернул историю XX века.

Полностью запись программы слушайте в аудиофайле!

Иосиф Сталин общество история КПСС Никита Хрущев Советский Союз/СССР оттепель

Культ личности: шестьдесят лет спустя

43:41
По будням
13:10
Следующий выпуск

Четверг, 16 августа

13:10

76 лет назад в Ленинграде впервые была исполнена 7 симфония Шостаковича
Гости эфира – Валерий Григорьевич Кикта, композитор, заведующий кафедрой инструментовки Московской Государственной консерватории; Андрей Андреевич Золотов, искусствовед, музыковед, заслуженный деятель искусств, вице-президент Российской академии художеств; сын Шостаковича Максим Дмитриевич Шостакович